Кажется, что все ресурсные демократии сошли с ума. Оно и понятно: вынужденные девальвации ставят под сомнение все достигнутые успехи и розданные обещания.

В борьбе с долларом идут на крайние меры, ведь именно он, по мнению правительств и части лояльного экспертного сообщества, считается главной причиной всех бед. Это объяснимо, хотя и крайне забавно.

Здесь для аллегорий лучше басен великого Крылова не найти. Например, о зеркале и обезьяне. Строго по тексту, каждая из стран, участвующая в нынешней гонке обесценивания национальных валют, в новостях и подконтрольных газетах рассказывает о том, что вынужденно пошла на такой шаг; ведь соседи вероломно обесценили национальную валюту ещё прежде. И краткая суть всех этих высказываний выглядит примерно как в упомянутой басне: "Смотри-ка, – говорит, – кум милый мой! Что это там за рожа? Какие у нее ужимки и прыжки! Я удавилась бы с тоски, когда бы на неё хоть чуть была похожа".

А просто нет сил признать, что проблемы внутри. Гораздо проще обвинить соседей, не понимая, что они – таковы же. И используют ту же аргументацию. Абсолютно. Хуже того, здравые голоса, что предлагают обратить внимание на себя, на собственную экономику или денежно-кредитную политику, не слышны.

В течение многих лет собственные деньги ресурсных стран были крайне переоценены, и доступ к зарубежным рынкам товаров был настолько лёгким, что даже самые бедные граждане привыкли к прелестям хорошей жизни. Долларов становилось всё больше и больше, и в какой-то момент работа потеряла смысл. Себе дороже получалось.

От собственной дутой значимости "суслики" вдруг ощутили себя учёными-биологами, и понеслось. Планы, пятилетки, форсированное развитие, перевооружение, супер-строительство, грандиозные празднества, олимпиады, юбилеи.

И вдруг всё кончилось. Неважно, почему. Кто виноват, тоже неважно. Просто денег стало резко меньше. А вера в национальную валюту вообще исчезла. Она, валюта, быстро возвращается на подобающее ей место, обретая реальную стоимость, которую, вообще-то и раньше мог подсчитать даже пятиклассник. И вместо того чтобы разбираться с проблемами, приведшими к такой ситуации, и осуществлять структурные реформы, которые напрашивались все последние пятнадцать лет, правительства разворачивают войну против доллара, который по сути – лишь зеркало. Но мы-то знаем, что гораздо проще справиться с зеркалом, грохнув его, чем с отражением, каковое оно воспроизводит.

И появляется программа дедолларизации. Население прочно уселось в иностранно- валютном пространстве, а значит, эти его накопления невозможно обесценить. Всё что было можно, уже у граждан отыграли: пенсионные фонды, текущие обязательства. Но нужны дополнительные деньги, чтобы хоть как-то поддерживать экономику, а где их взять, если хитро-мудрое население любой свой доход тут же конвертирует?

Так и появляются соответствующие валютные ограничения. В Туркмении, например, валюту теперь продают только по талонам. В России частным лицам, чтобы купить долларов более чем на 15 тысяч рублей, нынче нужно заполнять соответствующую заявку. Про Белоруссию сказать сложно, там с хождением доллара всегда были проблемы, но обязательства перед населением, как и накопления оного, так уже "почикали", что теперь народ оказался в неоплатном долгу перед государством, а не наоборот.

Нужно понимать, что все эти введённые у соседей ограничения больно ударят по Казахстану. Правда, Туркмения и Белоруссия от нас далеко, но вот Россия… При невозможности обменивать деньги на своей территории предприимчивые россияне наладят массовый вывоз наличных долларов и евро из Казахстана. Ведь никто не сможет заставить людей поверить в то, что это всё – временные трудности, сулящие в скором времени головокружительные успехи национальных экономик. Даже если кто-то очень захочет склонить народ к вере в чудеса. Хуже того, чем жёстче все эти запреты, тем меньше веры и больше сопротивления реформам.

Тем более, что опыт советского прошлого отнюдь никем не забыт, а там много воспоминаний о том, как цинично может государство отнимать плоды труда своих граждан. Сталинская денежная реформа, хрущёвская, павловская, наконец, полное обесценивание долгов государства перед населением в итоге появления на постсоветском пространстве новорожденных национальных валют. И последующие за этим деноминации, девальвации, инфляции. В конечном итоге всё это подтверждает правило, что деньги становятся твоими только тогда, когда ты успел их потратить. Это касается вообще всех стран и народов. Но больше всего это относится к ресурсоориентированным  режимам.

И что же делать Казахстану сегодня? Есть вариант, что Национальный банк страны вместе с Правительством пойдёт на симметричные меры и начнёт вводить ограничения на продажу наличной валюты, чем окончательно подорвёт доверие к тенге. Население просто откажется от национальных денег, переведя всё в доллары. Даже если вообще запретить банкам работать с физическими лицами в валюте, например, отменив соответствующие депозиты, то со счетов просто снимут капитал, переложив его в ячейки и хранилища типа стеклянных банок в огороде. Но ни в тенге, ни в рубль или в белорусский зайчик накопления граждан конвертировать таким способом не удастся.

К тому же такое решение может уничтожить последние инвестиционные инициативы. Ведь право на свободную конвертацию в современной экономике  так же незыблемо, как и право частной собственности. Конечно, можно попытаться перевернуть всё это силком, как сейчас предлагают некоторые депутаты Госдумы РФ. Но это уже, знаете ли, революция, и она может привести к полному экономическому коллапсу, и не только экономическому...  Но кого там, наверху, это вообще волнует. Нас же это не волновать не может. Хотя мы все при этом понимаем:  не поставить хоть какой-то заслон валютной экспансии со стороны соседей нельзя. Вот-вот начнётся массовая утечка наличного казахстанского доллара через открытые границы.

Вот такая вилка. Пойдёшь налево – всё потеряешь, направо – ещё хуже. Есть вообще-то ещё движение прямо, но его никто не рассматривает. Потому как оно ведёт к обострению отношений с союзниками, а этого в Правительстве боятся как огня. Вот и остаётся только пенять на зеркало: мол, рожа, которую оно отражает, в реалии выглядит куда более приличной.

Великие выдумщики дедолларизации из бывших финансовых советников таких сценариев не предполагали. Причём это касается всех, затеявших игру против мировых резервных валют. Им всё казалось, что, выключив доллар, они сделают экономику сильной. Отсюда идея о взаиморасчётах в национальных валютах и ограничении доступа населения к долларовой ликвидности…

Но беда в том, что все учебники, что ими были когда-то прочитаны, хороши для экономик инвестирующих, имеющих сильные собственные валюты и обеспечивающих собственные насущные потребности на сто процентов. В частности, для стран, что имеют промышленность класса "А", где производятся машины, которые делают машины. Казахстан, Россия, Белоруссия, Туркмения – страны инвестируемые. Зависимые от технологий и, соответственно, от валют тех стран, что доступ к этим благам предоставляют, но при этом, разумеется, только за соответствующие деньги. Получить эти деньги можно было только продавая ресурсы, и пока эти ресурсы стоили дорого, локальные монеты также могли стоить сколько угодно. Потому что обеспечивались потребностями инвестирующих экономик. Как только ресурсы подешевели, цена этих монет уже никому не интересна.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter