Почему-то считается, что участникам празднования комсомольского столетия должно быть совестно за свое политическое прошлое. Спустя 27 лет вдруг стали раздаваться требования десоветизации Казахстана. Но есть ли у таких требований моральное основание?

Уже больше двух недель идет обсуждение грандиозного празднования 100-летия комсомола в здании Государственного театра оперы и балета. К устроителям был предъявлен целый ряд претензий: за чей счёт банкет, и если вечеринка частная, то почему на сцене стоял почётный караул из действующих солдат Министерства обороны, и отчего в их руках были государственный флаг Казахстана и красный стяг с изображением Ленина? Далее дискуссия перенеслась уже на заседание Парламента, когда на поздравление вице-спикера Мажилиса Владимира Божко с комсомольским юбилеем достаточно резко отреагировали Азат Перуашев и Ахмет Мурадов. Они напомнили вице-спикеру, что живут в независимом Казахстане, а потому считают поздравление на официальном заседании Мажилиса неуместным.

Позже ситуацию прокомментировал министр информации и коммуникации Даурен Абаев. Он отметил, что празднование в ГАТОБе не было политической акцией, что это было мероприятие, организованное на партийные взносы членов Коммунистической народной партии Казахстана. К сожалению, министр никак не прокомментировал ни использование государственного флага, ни торжественного караула, поэтому некоторые вопросы всё же повисли в воздухе.

Так почему же пусть помпезное, но все же локальное празднество так разозлило многих общественных деятелей? Следует признать, что раздражение вызвало не использование государственного флага – всё-таки нет предпосылок предполагать, что государственные идеологии стали вдруг заигрывать с советским прошлым. Не могла стать причиной недовольства и политическая неразборчивость звёзд, готовых за гонорар выступить где угодно. И не в потраченных деньгах проблема – у казахстанцев выработался иммунитет к любым выделенным на празднества объёмам средств. Судя по всему, действительной причиной стал состав участников, и то, что они веселились, нисколько не стесняясь своего советского политического прошлого. Среди участников были послы, депутаты Сената и Мажилиса, ректоры и много других известных деятелей, в руках которых находится власть.

Особый клуб

В независимом Казахстане страной, как известно, во многом продолжила управлять прежняя советская номенклатура. В 2002 году исследовательница Института национальных исследований Гульмира Илеуова описывала это так: "После обретения независимости доминирующей оставалась номенклатурная основа казахстанской элиты: в её составе все еще находилась значительная часть старой советской номенклатуры, которая, отказавшись от прежних партийных постов, перекочевала в структуры исполнительной власти".

Но кроме партийных работников были и те самые комсомольцы, которые всегда служили кадровым резервом для всех уровней власти. Поэтому было логичным, что те, кто занимал высокие должности в комсомольской иерархии (ответственные организаторы, первые и просто секретари райкомов, горкомов и обкомов ЛКСМК, заведующие отделами и секторами, секретари ЦК ВЛКСМ и ЛКСМК), также нашли себе место в государственных органах нового Казахстана. Гульмира Илеуова, анализируя биографии 50 комсомольских руководителей, проследила их дальнейшую судьбу. Половина из них ушла в органы исполнительной власти. Самыми успешными карьерами комсоргов можно назвать должность премьер-министра Имангали Тасмагамбетова и Серика Ахметова. Часть бывших комсомольских боссов попала в число депутатов Парламента и в дипломатический корпус.

Любопытно в работе Илеуовой и то, что автор и в нулевых годах всё еще была уверена, что уровень представительства комсомольской номенклатуры не достиг пика, и ожидала нового притока бывших комсомольцев в ряды казахстанской элиты. Она писала, что хотя в независимом Казахстане появились новые каналы рекрутинга в элиту, будь то демократические процедуры кадрового отбора или влияние трайбализма, у бывших комсомольцев всё равно остаётся надежда получить должность. Она объясняла это особым устройством комсомольской организации, которая была своего рода "организацией в организации" или даже "орденом", члены которого оказывают своим поддержку. По этой схеме уже закрепившиеся комсомольцы могли помогать товарищам в начале карьеры функционера.

Празднование векового юбилея Комсомола во многом стало доказательством того, что неформальный "клуб" действительно существует, что бывшие члены комсомольских ячеек действительно поддерживают друг с другом связь и хотят иногда друг друга видеть, чтобы вспомнить молодость и поделиться успехами. Однако такая публичная демонстрация принадлежности части элиты к коммунистической организации показалась для многих неприличной или даже недопустимой. Заговорили даже о необходимости десоветизации властных и не только структур.

Поздний старт

Серьёзной критике юбилей подвергли члены политического движения "Форум Jana Qazaqstan", которые даже опубликовали открытое письмо Генеральному прокурору с вопросами о законности действий устроителей праздника. Двусмысленность требований членов форума заключается в том, что их лидер Амиржан Косанов не только бывший комсомольский функционер, но и сам лично присутствовал на критикуемом его соратниками столетии комсомола. Своим посещением юбилея Косанов серьёзно подвёл соратников, чья идеологическая платформа во многом и строится на антисоветской риторике.

Форум Jana Qazaqstan, кстати, является ярким примером всей противоречивости дискурса о десоветизации Казахстана, который вдруг появился 27 лет спустя после распада СССР. Достаточно иронично, что во главе антисоветского или, если хотите, постколониального проекта стоят бывший первый секретарь Фрунзенского райкома ЛКСМ Казахстана Амиржан Косанов, а также председатель Кировского райисполкома города Семипалатинска, слушатель курсов Высшей школы КГБ СССР Акежан Кажегельдин.

Вести разговор о десоветизации в Казахстане особенно сложно. Для этого достаточно вспомнить результаты референдума о сохранении Советского Союза. На вопрос "Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как Союза равноправных суверенных государств" положительно ответили 94,1% жителей КазССР. Но если и этого недостаточно, то можно посмотреть на карту СССР по состоянию на 15 декабря 1991 года.



Казахстан выходил из Союза, в котором уже никого не было. Стране ничего не оставалось, кроме как провозгласить свою независимость.

Страны, которые хотели отказаться от советского наследия, сделали это совершенно недвусмысленным образом. В качестве примера можно привести нынешние Чехию и Словакию, а также Польшу. Государственная идеология этих стран во многом до сих пор строится на осуждении советской власти. Не менее чётко антисоветскую позицию выразили и Прибалтийские страны.

Как мы видим, все, у кого были претензии к советскому прошлому, продемонстрировали их давным давно, причём не только на словах, но и активными действиями. Более четверти века карьеры бывших коммунистов в капиталистическом Казахстане никому не мешали, и лишь теперь праздник бывших комсомольцев стал поводом поквитаться с прошлым, с которым в 1991 году никто не хотел прощаться. Требовать десоветизации в Казахстане сейчас – это бежать за поездом, за которым уже успели разобрать рельсы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter