У нас об этом стараются не писать, но предстоящая в Астане ЭКСПО – выставка категории "В", то есть тематическая. Изначально заявляя себя в качестве организатора экспозиции, Казахстан ставил во главу угла имиджевый вопрос, поскольку претендовать на нечто глобальное в нынешних условиях нам достаточно сложно. То, что мы можем предложить в рамках ЭКСПО, – мягко говоря, не совсем форматно. У нас есть недра, транзитный потенциал, богатая культура. Но на мировом рынке с этим набором мы бегаем не первое десятилетие. Вопрос в том, как мы всё это используем. Определённая динамика имеется, но без закрепления, и в целом ситуация достаточно очевидная. Тем более второй кризис подряд видим, что экономическая модель, которой мы гордились долгое время, не очень работает. И основные игроки понимают ситуацию.

Что касается предстоящего мероприятия, то некая скандальность в него была заложена априори.

Борьба за контроль над ЭКСПО и посты в нацкомпании во многом была аппаратной борьбой за финансовые ресурсы. Неоднократно менялся состав совета директоров. В правлении появлялись какие-то странные личности - в частности, бывший грузинский министр экономики и устойчивого развития Вера Кобалия.

Заметьте, приход г-жи Кобалия на пост вице-президента нацкомпании никем не комментировался, как не комментировался и её уход. Отсутствие комментариев в данном случае уже является красноречивым объяснением.

К слову, в казахстанских нацкомпаниях вообще много иностранцев, и из-за отсутствия открытых сведений не всегда понятно, кто они и чем конкретно занимаются. Любовь наших чиновников к экспатам можно объяснить словами из повести Довлатова "Иностранка". В эпизоде, где автор описывает нравы на Брайтон Бич, есть замечательная фраза: "Высшим аргументом в споре является фраза "Мне сказал один американец…".

При анализе сегодняшней ситуации в нацкомпании "Астана ЭКСПО-2017" складывается ощущение, что процесс подготовки к выставке, образно говоря, предоставлен самому себе. И приход акима Астаны Адильбека Джаксыбекова на пост главы правления компании можно рассматривать как определённый прорыв. К его предыдущим успехам помимо прочего можно отнести возросший благодаря боевому параду, проведённому пару лет назад, имидж Минобороны. И это несмотря на обилие коррупционных скандалов в самих Вооружённых силах страны.

Кстати, у многих вызывает вопросы совмещение поста городского главы с должностью руководителя нацкомпании. Когда в конце 90-х аким Астаны совмещал свой пост с руководством Акмолинской СЭС, никто не рассуждал по поводу должностных противоречий. В середине 2000-х аким столицы одновременно был членом Правительства, что тоже было определённым парадоксом. Так что совмещение должности акима Астаны с руководством нацкомпанией, тем более профильной, не является проблемой.

А главный вопрос с ЭКСПО-2017 сегодня не в том, чтобы раздать строительные подряды в центре города и придумать громкие логотипы, выпустить значки и магнитики, а в том, чтобы выработать идеологию предстоящей экспозиции: что мы хотим показать и кого хотим сюда привлечь. Пока складывается такое ощущение, что на этот вопрос ответа у нас нет.

Нынешняя ситуация в нацкомпании "Астана ЭКСПО-2017" во многом связана с тем, что все силы были брошены на выбор Казахстана в качестве принимающей выставку страны. А на наполнение её контентом и логикой сил уже не осталось.

И поэтому в сухом остатке мы видим текущий коррупционный скандал. Но у нас ещё есть время и шанс выработать ту концепцию, которая будет интересна и иностранным участникам и позволит хотя бы частично снять имиджевые проблемы.

Та мешанина, которая происходит сегодня в менеджменте нацкомпании, во многом напоминает историю с таможенным постом "Хоргос". Позитивный эффект от здешней коррупции был. Судя по материалам, которые появлялись в открытых источниках последние 15 лет, из хоргосской кормушки кормились все: и элитные группировки, участвовавшие в хищении средств по коррупционным схемам, и население юго-восточного региона страны, благодаря "серой" и "чёрной" растаможке получавшее дешёвые потребительские товары. Страдал только республиканский бюджет, который в любом случае был бы разворован.

Ситуация с ЭКСПО имеет похожий сюжет: элита заинтересована в её проведении, потому что это большие финансы, населению приятно, что в стране проводится выставка международного уровня, а страдает только имидж страны. Является ли это оптимальной, а точнее, приемлемой ценой – вопрос вопросов.

Сейчас имидж ЭКСПО-2017 и, соответственно, нашей страны больше формируют уголовные дела по мотивам организации выставки, нежели официальные релизы нацкомпании. А реноме самой нацкомпании "Астана ЭКСПО-2017" внутри самого Казахстана во многом сформировало "дело Усенова", которое выросло в более глобальное дело. На данный момент репутационные ЭКСПО-потери уже огромные.

Сегодня в качестве основного достижения Казахстан выставляет на ЭКСПО-2017 коррупцию. Понятно, что в каждой стране своя модель этого зла, однако не думаю, что изучение казахстанской версии привлечёт в республику 5-6 млн зрителей. Даже если в экспозицию выставят отрубленные головы...

К этим потерям можно отнести и мероприятие, которое прошло в рамках подготовки к ЭКСПО-2017. Церемония вручения премии "Муз ТВ" в Астане вызвала больше издёвок, нежели дала позитивный эффект. Возможно, торжество и имело какое-то смысловое значение для аудитории российского канала, но казахстанцам оно запомнилось упавшим роялем, протёкшей крышей и весьма неоднозначной формулировкой премии, вручённой нашему Президенту.

Поэтому за оставшиеся полтора года до ЭКСПО-2017 нам необходимо сформировать понимание того, что мы собираемся на этой выставке делать и для чего. Поскольку отказаться от её проведения мы уже не можем.

Природные, финансовые, интеллектуальные и прочие ресурсы для создания ЭКСПО-идеологии и её воплощения в Казахстане есть. Вопрос в том, как собрать эти составляющие в одно и заставить работать с положительным КПД. Этот вопрос является проблемным в течение десятилетий, если не веков. Соответственно, камень преткновения будет не новым: как заставить людей работать, и работать хорошо.

А на доводы о том, что нам ЭКСПО не нужен, приведу пример с переносом столицы из Алматы в Астану. На месте пустыря и скептичного отношения "слева-направо" появился современный город. Так почему бы не показать достижения страны на ЭКСПО?

Проблема в том, что мы можем работать, но не умеем это подавать. Или умеем подавать, но при этом не работаем. В общем, совместить приятное с полезным у Казахстана не всегда получается. Надеюсь, к ЭКСПО-2017 это не будет иметь отношения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter