После публикации статьи «Эх, добытчики!» мы, признаться, ожидали от руководства РД КМГ письма с ответами на наши предположения. Поскольку «Мегаполис» даёт слово всем, мы были готовы опубликовать статью генерального директора компании или интервью с ним. Мы считали, что изложенные в нашей публикации факты и их интерпретация настолько важны для экономики страны, что наши читатели имеют право знать, что происходит. Согласитесь, не каждый день крупная нефтедобывающая компания, которая, как она утверждает, входит в тройку нефтяных компаний страны, заявляет об убытках.

Больше того, судя по сайту компании, на протяжении трёх последних лет уменьшаются важнейшие показатели работы компании. Например, снижается чистая прибыль (234,5 млрд тенге в 2010 году, 209 млрд в 2011 году, 160,8 в 2012 году). Падает добыча: в 2010 году – 13,285 млн тонн, в 2011 году – 12,341 млн тонн, в 2012 году – 12,191 млн тонн.

Интересно, как компания оценивает запасы нефти, которыми располагает. На сайте под заголовком «Рост запасов» размещена таблица, из которой следует, что запасы нефти в 2009 году составляли 234,4 млн тонн, в 2010 году – 232,1 млн тонн, а в 2011 году – 225,8 млн тонн. Покажите любому школьнику последовательность чисел 234 – 232 – 225, и он вам скажет, что все числа в этом ряду расположены в порядке убывания. А компания называет это убывание «ростом запасов»! Приходит на ум поговорка: «Ты ему хоть плюй в глаза – всё божья роса!» (в оригинале грубее, но я решил пожалеть наших читателей). Похоже, РД КМГ сегодня работает именно по этому принципу! Как бы плохо у них ни шли дела, они всегда готовы дать объяснение. Но только не на страницах «Мегаполиса»!

На этот раз компания решила ответить нам в газете «Курсивъ». Что ж, мы не обидчивые: может быть, в этом скрыт какой-то особый смысл? Интервью генерального директора Абата Нурсеитова названо скромно и без претензий: «РД «КазМунайГаз»: финансовая устойчивость без тени сомнений». Надо сказать, что никто в финансовой устойчивости РД КМГ и не сомневается: у компании более 4 млрд долларов на счетах, она вообще может нефть не добывать и всё равно оставаться финансово устойчивой ещё лет пять! (Кстати, если события будут развиваться по тому же сценарию, что и сейчас, этот вариант не кажется таким уж утопическим.) Так вот, не в финансовой устойчивости дело, а в эффективности работы. Компания, которая называет себя «Разведка и добыча», должна… что? Правильно! Разведывать и добывать. А она делает это всё хуже и хуже, судя по тому, что и объёмы добычи падают, и запасы уменьшаются. Да ещё и убытки.

А вот как раз по этим важным вопросам г-н Нурсеитов или ничего не говорит, или уводит нас в сторону.

К примеру, в статье «Эх, добытчики!» мы спрашивали, что это за убыток такой из-за обесценения «Озенмунайгаза» и почему его оправдывают экспортной пошлиной, которая была введена уже после того, как первый квартал завершился? Абат Акмуканович отвечает так: «Поскольку «Озенмунайгаз» не котируется на бирже, его оценка делается исходя из денежных потоков, ожидаемых предприятием в будущем. Этот прогноз включает в себя все доходы и расходы включая капитальные вложения. В этом году этот показатель значительно вырос, так как в учёт было принято повышение экспортной таможенной пошлины на 50%, до $60 за тонну. Бухгалтерские расчёты учитывают все будущие расходы по ЭТП вплоть до завершения срока лицензии. В результате возникли эти самые дополнительные расходы на обесценение в размере 56 млрд тенге, которые зачислены РД КМГ в убыток».

«Но почему же тогда не обесценивается «Эмбамунайгаз»? – спрашивали мы. На Эмбе-то месторождения гораздо старше, и объём добычи меньше, и пошлина для них та же, но «Озенмунайгаз» обес­ценивается, а «Эмбамунайгаз» – нет. Молчит РД, не даёт ответа!

Мы-то предполагаем, что собака зарыта где-то в районе двух предприятий, которые были созданы прежним гендиректором – Аликом Айдарбаевым – ПСП «Управление буровых работ» и ТОО «Управление технологического транспорта и обслуживания скважин». Дело в том, выдвинули мы гипотезу, что новые компании создали, людей туда приняли, зарплату им платят, а результата нет. То есть затраты выросли, а добыча продолжает падать. И, кстати, Абат Нурсеитов косвенно подтвердил нашу версию, признавшись в интервью, что эти два предприятия были созданы «для трудо­устройства ранее уволенных сотрудников, изъявивших желание продолжить работу». А все остальные объяснения – что они помогут справиться с падением добычи, возьмут на себя объёмы по ремонту скважин – это уже сказки для акционеров. В первую очередь, видимо, для Национальной компании «Каз­МунайГаз», которая владеет 63 процентами акций РД.

И хотя г-н Нурсеитов всё равно пытается на этом настаивать, получается неубедительно: «Определённый объём работ у этих компаний есть» – и всё! Зато сколько было приложено усилий для их создания и поддержания! «Для производственных нужд этих подразделений было закуплено около 300 единиц спецтехники, построены хозяйственно-бытовые комплексы, оборудованы мастерские и многое другое». А в результате «операционные расходы добываемой в Узене нефти с учётом капитальных вложений сегодня выше рыночной стоимости нефти».

В прошлый раз мы назвали Абата Нурсеитова хорошим производственником, который «умеет объяснять, почему падает добыча, но, к сожалению, не знает, как это падение остановить». В своём интервью он тоже даёт кое-какие объяснения, но, видимо, обидевшись, заявляет: «Уровень добычи в «Озенмунайгазе» мы не только стабилизировали, но и планомерно наращиваем. Нам нужно время для того, чтобы восстановить технологический режим. Это как если с пятидесятилетнего спортсмена требовать олимпийских рекордов. Мы намерены увеличивать объёмы добычи системно, постепенно выходя на плановый уровень».

При этом в сентябре прошлого года, когда в Узень возили инвесторов и журналистов, компания показывала графики, на которых видно, что в среднем одна скважина в «Озенмунайгазе» даёт 4,5 тонны в сутки, хотя в 2011 году (почти весь этот год, напомню, была забастовка) давала по 5 тонн в сутки. В течение 2012 года по всему предприятию добывалось 13,5 тыс. тонн в сутки, в то время как в 2011 году – 14,1 тыс. тонн в сутки. Кроме того, РД КМГ представила оптимистичный сценарий, при котором уже в 2013 году пообещала добывать 14,5 тыс. тонн в сутки. При этом в первом квартале 2013 года РД сообщила, что добыча в «Озенмунайгазе» не растёт.

В общем, понятно, что РД КМГ не хочет признать одного факта: из производственной компании она медленно, но верно превращается в собес, и социальные проблемы, которые она вынуждена решать, мешают ей решать вопросы производственные. И не г-на Нурсеитова в том вина, а тех, кто находится выше по иерархической лестнице. Именно поэтому, читая интервью Абата Акмукановича, я вспомнил фразу из книги азербайджанского журналиста Эльчина Сафарли «Сладкая боль Босфора»: «Всё равно объяснения – это правдивая ложь. Она рождается не в душе, а в разуме».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter