Фамилия Койшибаева известна журналистам с 2002 года. Это едва ли не единственный сенатор в истории независимого Казахстана, которого коллеги-депутаты лишили депутатской неприкосновенности, а затем и мандата в связи с уголовным делом о хищении государственного имущества. Предмет хищения – погрузчик универсальный малогабаритный (ПУМ)-500, находившийся на балансе акимата и ГКП «Рахат» Степногорска. Койшибаев, будучи акимом Степногорска, вынес решение, по которому погрузчик был передан в Лисаковск безвозмездно. То есть даром. Погрузчик передали, чтобы погасить долги, которые образовались у сестры Койшибаева перед ЗАО «Арай» за поставленную винно-водочную продукцию.

Не буду пересказывать всю фабулу дела. Но следствие определило размер ущерба, нанесенного государству, в 2,7 миллиарда тенге (заметьте, дело происходит в 1999 году – при тогдашних ценах и тогдашнем курсе валют!). Суд Степногорска осудил Койшибаева Марата Советовича к пяти с половиной годам лишения свободы условно и лишил его права занимать государственные должности в течение двух лет. Коллегия по уголовным делам Акмолинского областного суда оставила приговор в силе, отменив только ту часть, которая касалась запрета на госслужбу.

Это было крайне важно для Койшибаева! Ведь ему надо было продолжать свою карьеру! И он продолжил: активно руководил (!) Акмолинским филиалом партии «Нур Отан», позже возглавив также Управление предпринимательства и промышленности.

Марат Койшибаев пытался спрятаться от правосудия в депутатском кресле. Кокшетауская газета «Степной маяк» сообщала в свое время хронологию событий: «уголовное дело было возбуждено 8 августа 2002 года, а 12 августа М. Койшибаев выдвинут в кандидаты сената от Аккольского и Сандыктауского районов. 14 августа зарегистрирован как кандидат в депутаты, 20 августа ему предъявлено обвинение, в октябре состоялись выборы, и он становится депутатом».

Сообщая на неделе о выдвижении Койшибаева М.С. в депутаты, акмолинские газеты ни словом не упомянули о прошлом новоиспеченного кандидата в депутаты. Ничего не сказали и правоохранительные органы по поводу того, не возбудили ли они новое уголовное дело на Койшибаева, заставившее его снова баллотироваться в парламент? Нас это, признаться, тоже не сильно заботит.

Беспокоит другое. Все, кто призван бороться с коррупцией, дискредитировали себя, показав полную импотенцию в этом вопросе. Все громкие дела правоохранительных органов завершились ничем. Обвиняемых либо оправдали, либо дали условное наказание, и они быстро всплыли (как и положено такого рода элементам) на поверхность: в политике, в бизнесе, на госслужбе.

Громкое дело Кулекеева развалилось прямо на глазах. Финансовая полиция бросила лучшие силы, чтобы доказать, что Кулекеев – взяточник, но не смогла. Кстати, ущерб, нанесенный государству, оценен судом в 350 миллионов тенге, за что Кулекееву дали три года. Койшибаев «отметился» на сумму, в семь раз большую, получил вроде больший срок, но условно. Это доказывает, что и судебные органы на роль борцов с коррупцией не годятся.

Раньше верилось, что коррупционеров настигнет кара, если в дело вступит глава государства. Так и было: стоило президенту обрушиться на тогдашнего президента «Казахтелекома» по поводу его баснословных зарплат и бонусов, как тот все вернул и исчез в неизвестном направлении.

Но и это, как впоследствии оказалось, случай чуть ли не исключительный. Сколько разных фактов называл наш президент, в частности, на Совете безопасности! И ни один не завершился суровым наказанием! Громкие «факты», прозвучавшие на заседании Совета безопасности 21 февраля 2007 года, впрочем, как и на других заседаниях, форумах, коллегиях, в большинстве своем так ничем и не завершились.

Борьба с незаконным строительством в предгорьях Алматы. Назывались фамилии, адреса. Кто наказан? Кто перестал жить в своем доме? Особо сознательные разве что убрали заборы, – и все! А ведь тут и искать никого не надо – вот они все, как на ладони, и всех знают поименно, кто там живет. Нет, ничего не меняется.

Борьба за возврат незаконно полученного государственного жилья. Молодые семьи по-прежнему ничего не получили. Зато вселились люди, разъезжающие на «лексусах» и обвешанные бриллиантами. Или их родственники. И опять же все видно, приди во двор вечером, и, как в песне поется, «ты все поймешь, ты все увидишь сам». Но вот как раз видеть-то и не хочется!

Я уже не говорю о делах, связанных с конкретными именами, крупными компаниями. «КазРосГаз» – дело лопнуло, как мыльный пузырь. Разборки с незаконной выдачей контрактов на недрапользование в МЭМР тоже завершились ничем. Точно так же, как история с консультированием по возврату НДС заместителя председателя Налогового комитета, история с таможенным оформлением ТОО «НЭК», история с транспортными развязками в Алматы…

Причем я вовсе не уверен, что по всем этим эпизодам реально есть состав преступления. Просто эти дела звучали на Совете безопасности, их расследование преподносилось, как борьба с коррупцией – где все это?

Вполне допускаю, что наши правоохранительные органы раньше времени поспешили доложить о преступлениях там, где их не было. Но лучше б они не отвлекались на такие громкие дела, а занимались более очевидными вещами.

А то получается не борьба с коррупцией, а так – мокрый пук, простите за грубое выражение.

Одна была надежда – на партию «Нур Отан». Но и она рухнула. После того, как стало понятно, что «Нур Отан» не просто состоит из койшибаевых, но выдвигает их в парламент. Как говорится, вылезай, приехали!..

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter