Поскольку я преподавала в школе более 15 лет, а мой супруг учительствовал такое же время в Штатах, моё мнение об этой теме основано на фактах из собственного опыта.

Мой первый учительский когнитивный диссонанс в США приключился во время оформления детей в школу. Мы пришли знакомиться с преподавателями, и разговор должен был состояться очень серьёзный, но вся беседа пролетела у меня мимо ушей. Причиной тому явился внешний вид учителя. Перед нами стояла дама средних лет, покрытая татуировками, и в прикиде, вполне годном для хиппи. Я слушала вполуха, разглядывала её татуировки, косила глазом на её яркую и обильную бижутерию и думала, что случилось бы с моим бывшим директором, если бы я явилась в школу в таком виде. Дома я атаковала мужа вопросами, что теперь будет бедной учительнице за её внешний вид. Ответ был – ничего. Так ко мне пришло понимание, что отличает казахстанского и американского учителя. Свобода.

Учительство на моей родине запуганное, загруженное, выписывающее тонны никому не нужных газет и журналов, ежемесячно и еженедельно сдающее деньги на комиссии, дежурящее на выборах, единственные голосующие на выборах, приходящие на концерты для массы. В деревнях они – объекты зависти, потому что у них единственных есть работа, в городах они совершают обходы по тёмным и страшным подъездам, а по выходным ловят беспризорных детей на базарах. И бесконечные отчеты, по предмету и без предмета, на бумаге, купленной на свои деньги, на принтерах, купленных в рассрочку в райцентре, на картриджах, заправленных в долг. Их заставляют преподавать на английском языке, когда казахский язык нуждается в поддержке государства, их отправляют на курсы, которые противоречат друг другу и часто просто дают возможность вырваться в город и получить небольшие командировочные.

Уровневые курсы – это возможность заглянуть одним глазом в красивую и сытую жизнь НИШевских учителей. А у педагогов НИШа свои беды. Там своё трёхэтажное поурочное планирование с фантастическими целями и формативное, никому не понятное, оценивание. У учителей НИШ педконсилиумы и всякие собрания после окончания рабочего дня. Педагоги НИШ покупают на свои деньги декорации в фойе и в кабинеты. Финансовый аттракцион под названием "Заведование кабинетом" вообще исполняется по всем школам страны (где-то вздохнули зав. кабинетами). Этот абзац можно продолжать до бесконечности, поэтому давайте перейдём к американскому учителю.

Учитель в США не обязан выписывать газеты и журналы, чтобы директор школы закрыл план перед РайОО. Он не должен сдавать деньги, чтобы накормить комиссию. Это серьёзное коррупционное преступление. Никому в голову не придет сказать педколлективу в американской школе: "Завтра приезжает мэр Хьюстона, поэтому вы, вы и вы скажете то-то и то-то, а вы споёте и станцуете. И не забудьте принести по 100 долларов накрыть стол".

Американский педагог не красит и не белит стены на летних каникулах, более того, он вообще не появляется на каникулах в школе. Здание закрывается. А если он в летней школе, то ему за это платится приличная сумма, в два раза выше регулярной зарплаты. Если его, не дай бог, задержали после 15.30 (время окончания последнего урока), то каждый час сверх оговоренных в рабочем контракте, оплачивается. Преподаватель в США защищён Союзом учителей, аналогом нашего профкома, но защищён не формально, а с предоставлением самого настоящего адвоката.

В кабинетах расставлены принтеры и ксероксы с бумагой, предоставленной школой. Надо ли говорить, сколько зарабатывает учитель в США? Скажу только, что работая в школе, американец может себе позволить дом в фешенебельном районе и хорошую машину. Возвращаясь к началу разговора, американский учитель свободен в выборе одежды, разумеется, в разумных рамках. Джинсы – окей, тату – окей, главное, добивайся целей урока. А цель такая: выстроить эффективную коммуникацию с учеником и заинтересовать предметом.

Поэтому, мне, как родителю, вообще всё равно, какого цвета волосы у учителя химии, пусть мой ребёнок чувствует себя комфортно на этом уроке и достигнет учебного стандарта. И ещё я хочу, чтобы моего ребёнка обучал свободный человек, не боящийся Системы, не запуганный проверками РайОО и ГорОО и не задёрганный поборами. Потому что я за признание педагогов в казахстанском обществе, я за их освобождение от поборов и унизительного принуждения затыкать дыры на всяческих собраниях и отчётах. Я за то, чтобы дать казахстанскому учителю Свободу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter