В начале прошлого века русские футуристы опубликовали манифест под названием "Пощёчина общественному вкусу", которым "сбросив с парохода современности" всех, они распахнули двери в новое революционное искусство.

Недавно нашему общественному вкусу тоже была нанесена пощёчина, судя по реакции пользователей социальных сетей. Только эта пощёчина здорово отбросила нас назад.

Речь о VIP-терминале нового аэропорта в Астане, который вызвал насмешки и осуждение горожан.

Предлагаю здесь взять на себя смелость и разложить на элементы реакцию общественности и оценить её уместность.

Начнём с того, что, не имея возможности говорить об объёмно-планировочных и конструктивных особенностях здания, мы будем говорить здесь только о художественной, с позволения сказать, ценности. Попробуем оценить здание на признак красоты, не имея возможности оценить прочность и пользу, если следовать бессмертной триаде.


Здание нового VIP-терминала аэропорта Астаны

Здание нового VIP-терминала аэропорта Астаны / Фото компании Mabetex

Итак, нам показали приплюснутый объём, который хочет быть классическим. Мы видим четырёхколонный портик и несколько элементов, довольно предсказуемо и неизобретательно взаимодействующих друг с другом. Перед нами ордер неопознанного типа. Композиция простейшая: колоннада из четырёх широко расставленных колонн, переходящая отчего-то в пилястры, не задаёт сколько-нибудь интересного, улавливаемого ритма. Ничто здесь не способствует ощущению монументальности, к коей и положено стремиться такого рода архитектуре. Внутри же нам показали много камня, резных деталей и орнамента.

Мы могли бы пускаться в долгие рассуждения о том, насколько здание выдерживает каноны, насколько неосознанно или намеренно вольно оно трактует ордер, обсудить фуст, капитель и базу колонны, выбранную форму и цвет окон, но, очевидно, в этом нет никакого смысла, потому что перед нами не ордер, а едва ли ссылка на него, эдакий архитектурный "Abibas", воплощённая философия "Кони-Айленд": имитация с расчётом на вау-эффект.

В общем, видимо, "какая-никакая, а классика и ныне годна", – подумали авторы.

Но это не так. Именно выбор стиля вызвал негативный отклик у горожан. Будь это ультрасовременная архитектура обтекаемых обобщённых укрупнённых форм, она бы не вызвала негативных отзывов.

Луис Мамфорд в одном из своих трудов утверждает, что сложность нервной системы человека имманентна. Отсюда – сознание пробудилось не столько из-за изобретения орудий труда, сколько из-за сновидений, например.

Так оно и с чувством прекрасного у человека, по моему убеждению: никто никого не может обмануть, человек чувствует подлинную красоту и откровенное уродство с первой секунды.

Так вот, в этом случае наше смущение вызывает семантическая и смысловая сумятица: как в городе, который принимает прогрессивную выставку про энергию будущего, можно строить подобие греческих храмов? Да ещё и не какого-нибудь общественно важного предназначения непосредственно в городе, а на отшибе и для аэропорта. Как само воплощение прогресса можно облекать в камень и загонять под купол? Как при наличии развитого современного архитектурного языка можно было имитировать то ли греческий храм, то ли мусульманскую мечеть?

Казалось бы, для чисто утилитарного объекта, где форма просто обязана следовать функции, самыми очевидными материалами должны были стать как минимум сталь и стекло, а стиль – как минимум, так называемая, архитектура инженеров, сосредоточенная на красоте и честности конструкций.

И это главный вопрос: почему храм, а не инженерия?

Существуют феномены, которые представляют собой точный срез, миниатюру всего общества той или иной страны. Они позволяют сэкономить время и без опасений о больших погрешностях судить о степени развития общества в целом. Они – эдакий конденсат главенствующей культуры. Так вот архитектура – это именно такой феномен.

И вот такое здание, если полагать, что архитектура есть социальный заказ, обнаруживает как будто неразвитость и примитивность общественного вкуса. Нашего вкуса.

Но это не так. Мы-то понимаем в этом городе, что аэропорт – это метафора всего современного, само воплощение эры полупроводников, адронного коллайдера и летательных аппаратов. Полная антитеза камню, античности и орнаменту.

Словом, конечно же, есть место и сегодня вдумчивой, маниакально скрупулёзной классике, или же вольно и умно процитированной. Если история нас чему-то учит, так это тому, что мы рано или поздно так или иначе возвращались и будем возвращаться к архитектуре некогда греческой хижины. Но нет места, тем более в этом городе, безалаберной классике. Чем более роскошным хочет быть новый терминал, тем более он выпячивает то ли отношение авторов а-ля "для них и так сойдёт", то ли творческое бесплодие.

Вот и получается, что ответ на вопрос простой – никто расшифровкой культурных кодов и смыслов не занимался.

А значит, и ассоциировать себя с таким зданием мы не обязаны, и порицание наше уместно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter