В прошлый раз я пугал читателей засилием подделок, окружающих в новогоднюю ночь каждого казахстанца. Но, признаю откровенно, нашего человека контрафактом не удивишь, не проймёшь и не усовестишь. Наш человек относится к нему с пониманием и сочувствием.

Потому и борьба с контрафактом – акт воистину мифологический! Из того же сюжетного ряда, что и славная битва культовых акиматовских героев с бомбилами в аэропортах и парковщиками на улицах, война рыцарей-правоохранителей со взяточничеством, брань сетевых непримиренцев против беспределия отпрысков лучших людей!

Не удивительно, что когда телевидение транслирует (в воспитательных целях) очередной акт этой перманентной борьбы и показывает, как под гусеницами бульдозеров гибнут ящики поддельного алкоголя и коробки пиратских DVD – среди участников действа трудно отыскать лицо, которое не выражало бы… сожаления. Когда стенают перед телекамерами до ниточки обобранные "пиратами" (но хорошо откормленные и дорого одетые) звёзды шоу-бизнеса или производители программного обеспечения, то в зрительской аудитории вряд ли обнаруживается повальное сочувствие бедолагам.

И так – во всём. Потому что наше всенародное приятие контрафакта, если хотите, это форма стихийного социального протеста. Эдакое общественное робингудство. Ведь мы в массе своей вовсе не выбирали того строя, в котором ныне живём. Так что отношение населения к ценностям новой системы, разрушившей ценности системы старой и перераспределившей блага исходя из своего понятия справедливости, трепетным не назовёшь. И, собственно, отчего людям, к примеру, возмущаться "китайскими подделками", когда, по большому счёту, именно благодаря им в печальные годы развала население оказалось одетым, обутым, обеспеченным обстановкой квартир, вожделенными гаджетами и игрушками для детей? Разве у нас были какие-то доступные альтернативы от истинных производителей?

Контрафакт был, есть и будет частью нашего бытия, пока в этом мире не исчезнет неравенство в уровне жизни континентов, стран и отдельных потребителей.

Так что всё объяснимо, всё понятно. В нашем обществе в ближайшие годы не стоит ждать никаких гневных выкриков и массовых протестов в отношении к окружающей фальши. Протестовать против протеста – это уже епархия актуального искусства!

Тем более сегодня, когда для придавленного кризисом массового потребителя по всему миру, вновь вынужденного считать тенге (копейки, рупии и гривны), наличие поддельных, но доступных товаров на рынке – несомненное подспорье в деле выживания. Но это лишь одна сторона медали. А если к этой армии потребителей прибавить ещё и тактические соединения тех, для кого торговля этим непритязательным и оборотистым добром является единственным источником пропитания семей? И не забыть про иностранные легионы многочисленных предприятий, на которых всё это производится? И удержать в голове цепочки неисчислимых посредников и неизмеримых логистических путей, благодаря которым всё это перемещается? И – куда без них? – вспомнить "крыши", гостиницы, харчевни, банки, заборы, таможни и прочая, прочая? Миллионы… миллиарды людей, кормящихся и живущих за счёт фальсификата!

Но если кто-то считает, что пристрастие к контрафакту – это обусловленное историческим своеобразием свойство жителей одного лишь постсоветского пространства или беднейших стран третьего мира, тот сильно заблуждается. К примеру, на рынках Средиземноморья, по некоторым данным, 35% всех продаваемых (и покупаемых!) товаров – подделки. Не гнушается "фейком" ни Европа, ни Америка.

И не нужно думать, что воспитанные на "иных ценностях" жители Запада – непримиримые враги этого, подрывающего основы их основ явления, название которого вошло в международный обиход из английского (counterfeit – сиречь подделка). Это у себя, дома – они воинственно непримиримы. (В некоторых странах существует даже любопытная ответственность покупателя за приобретение поддельных товаров.) Но чтобы узнать истинные мечты и чаяния измученных политкорректностью и законопослушностью жителей Запада, нужно повидать их на знаменитых базарах Востока, где в открытую торгуют "фейковыми" товарами под знаменитыми брендами. Такой целенаправленности и выверенности движения, таких горящих взоров и такого интереса к жизни, какой я наблюдал у европейских и американских туристов там, в их родных странах давно уже не встретить!

Что до прибыли от всей этой деятельности, то она, понятное дело, в тени, однако, по прогнозам, в почившем году должна была составить внушительную цифру в 1,5 триллиона долларов. Это скромнее, чем показатели экономик ведущих стран. Но только на первый взгляд. Ведь потребители мирового контрафакта не станут попусту беситься с жиру, покупая золотые унитазы для себя, будки из сандалового дерева для собак и алмазы для инкрустации половых губ любовниц. Эта экономика – более прагматичная, пластичная и… гуманная. Выравнивая социальное неравенство, она позволяет бедствующим выживать, жаждущим статуса – сохранять лицо, любознательным – получать доступ к информации, извозчикам – чинить машины, модницам – одеваться "от кутюр", курильщикам – курить брендовые сигареты, подрастающим – получать подарки от чадолюбивых родителей.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что этот контрафактный интернационал, эта всемирная теневая торговая организация, которая кормит сегодня значительную часть населения Земли, – своеобразная альтернативная модель глобальной экономики. И то, что она существует и успешно функционирует, вопреки интересам сильнейших стран и влиятельнейших воротил мирового бизнеса, свидетельствует, во-первых, о её состоятельности, а во-вторых, о несостоятельности того, что называется мировым экономическим порядком.

Так что контрафакт был, есть и будет частью нашего бытия, пока в этом мире не исчезнет неравенство в уровне жизни континентов, стран и отдельных потребителей. А это значит – он вечен!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter