Когда учёные высказали предположение, что человек произошёл от обезьяны, на них обрушилось нешуточная буря возмущений. Бедного Дарвина рисовали и с мордой шимпанзе, и с хвостом мартышки. При этом, в принципе, общество, уже подготовленное эволюционистами, было готово к тому, что человек – лишь венец животной эволюции. Однако ладно там ещё - быть потомком  волка, или льва. Ну, на худой конец – дельфина. Но происходить от мартышки – уж нет, увольте-с!

Между тем, объяснения человеческой сущности и сути многих наших поступков нужно искать именно в нашем животном предке. И тут, как ни крути, всё указывает на то, что мы не сыновья Большой Медведицы. И постоянно называя друг друга "ослами", "баранами", "свиньями" и "козлами", мы вовсе не ведём высоконаучный спор, цель которого опровергнуть устоявшиеся принципы эволюционизма.

Люди – очеловеченные обезьяны. И от этого происходят многие наши коренные свойства. К примеру, извечная раздвоенность, дуальность. Обезьяна всеядна. В мирное время – она травоядное. Но если приспичит (или просто подвернётся возможность), легко изменит своему вегетарианству и обратится в самого жестокого и изощрённого хищника. Таким образом, изначально природой в нас заложено два взаимоисключающих комплекса, два антагонистических способа выживания, два противозаряженных стиля взаимодействия с окружающим и окружающими.

Именно в этой естественной раздвоенности следует искать причину того, что любого из нас, с момента рождения и по гроб, сопровождает пара неразлучных ангелов. (Одного для объяснения всех наших поступков будет маловато). За правым плечом ординарного "хомосапиенса"  мирная жвачная природа травоядного, за левым – всегдашний оскал латентного хищника. И любой из нас суть "арена", на которой идёт постоянная и неутихающая свара двух этих, изначально присущих начал. Таким образом, вся сущность божественного и сатанинского в нас легко увязывается с теорией эволюции и объясняется нашим же реликтовым обезьяньим менталитетом. И не стоит чего-то усложнять.

Если искать точную видовую формулировку для нашего вида, то никакой он не "сапиенс" - "разумный". Он – двойственный, "дуплекс". Другого такого непредсказуемого и двуличного существа Земля ещё не носила! А если бы не так, то все бы мы, человеки, будучи действительно разумными, давно уже жили в мире всеобщей гармонии, счастья и благоденствия. Ан нет! В истории (которая ничему не учит) меняется только антураж. А персонаж остаётся прежним. Потому, наверное, было бы прилично поставить перед наукой вопрос о переименовании (исходя из пожеланий широких масс общественности, как водится) Homo sapiens в Homo duplex.

Суть, конечно, не в названии. Но название – в сути. Дуальность природы подразумевает какою-то перманентную равновесность системы, какие-то гармонические рамки, за которыми всякое поступательное развитие превращается в сплошную и изнурительную борьбу (с собой, соседями, соплеменниками, согражданами и прочими сожителями). Очевидно, что слаженный путь человека и человечества должен лежать вне крайностей – аккурат посередине. И только тогда всё будет ладно. Или - OK. Или даже "окей, Гугл". Если всем на этой планете будет хорошо, то всем будет всё равно, как что называется. Мысль, выраженная не теми словами перестанет быть поводом для терминологической перепалки и идеологического мордобития и столкновения цивилизаций.



Становится всё более ясным, что путь, избранный человечеством в качестве стратегического, имеет ярко выраженную левизну. Отсюда и проистекает основная человеческая черта – постоянная грызня. До взаимозагрызания и взаимоистребления. Вся наша история – яркая тому иллюстрация. Человеческое сообщество напоминает лишь немножко усложнённую модель иерархии обезьяньего стада. И когда какой-нибудь самонадеянный выскочка бросает вызов чернокожему вождю – ответ скор и предсказуем. Веские гуманитарные затрещины, обидные санкции по всем замеченным отраслям тела и публичные СМИшилки на виду у всего стада (пардон – сообщества).

Что до обезьян, то современный их народец, от потешных макак до мудрых горилл, - это вовсе не наши предки. Это, скорее, наши двоюродные и троюродные братья-сёстры, когда-то отделившиеся от фамильного древа и решившие пойти "другим путём". Не надо искать в них каких-то скрытых умственных способностей, потому что они – родовые балбесы и лентяи. Не захотевшие взять в руки палку.

А в остальном это наша утрированная копия (хотя – смотря откуда взглянуть...). От того-то так потешает и раздражает то, как они копируют нас. Впрочем, и это взаимно.

Когда обезьяна корчит из себя человека и когда человек корчит обезьяну – смешно одинаково.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter