В прошлый раз он добился такого внимания, разразившись "здоровым" нонконформистским смехом по поводу вынесенного на турецкий берег трупика трёхлетнего сирийского ребёнка. Свободный мир от души хохотал вослед за своим форейтором. Ещё бы – такой достойный повод!

Но подлинным апофеозом деятельности сатирического еженедельника стал минувший январь. Когда редакция ожидаемо полегла под пулями двух несогласных с редакционной политикой фундаменталистов. О том, что вовсе не всем смешно всё то, чем радует взыскательного потребителя "Шарли", было, правда, заявлено в крайне грубой форме. Ну да зато не у всех такие тиражи и такие толпы поклонников! Да и с чувством юмора не всем так повезло, как французам. Многие на этой планете всё ещё думают, что лучший ответ на шутку – это "калаш" с парочкой полных рожков. Недаром тираж этого аргумента превысил 70 миллионов экземпляров!

Вообще, если следовать логике еженедельника, события 7 января могли бы стать прекрасным поводом для очередной карикатуры. На истинную злобу дня. Ну, например, приходит к редактору новый художник проситься на работу. "Мест нет!" - говорит редактор. А потом смотрит в окно, видит двух бородатых террористов с бомбами и автоматами и добавляет: "Впрочем, зайдите завтра – может быть, что-то изменится!" Смешно? Во всяком случае, не менее, чем "шутки" про российский самолёт или сирийского малыша.

Ну да ладно, хватит про Шарли, довольно про Эбдо – горбатого могила исправит. В конце концов, этот мелкий пакостник, который повышает тиражи скандалами и кормится мертвечиной, и так известен более, чем реально того заслуживает. И если у него такой юмор, значит, есть на Западе потребители, которым эти "хохмы" любы и симпатичны. Это только забубённые собственной гордостью жители "свободного мира" могут серьёзно думать о какой-то независимости своей прессы. Разве может быть какая-то самостоятельность у мелкой моськи на поводке, которая в расчёте на вкусный бонусный кусок с азартной злобой и смешными ужимками бросается на того, на кого её науськивает общественное мнение?

Что до какого-то показного цинизма и полного отсутствия запретов, которые так коробят стороннего наблюдателя, то и тут всё объяснимо и логично. Общество, выкормленное системой "западных ценностей", вряд ли сможет смутиться-подивиться даже перед самым бесстыдным бесстыдством и абсурдным абсурдом. О каком смущении можно говорить в странах, где не только государство, но и церкви поощряют граждан одного пола связывать себя законными семейными узами и заводить законных детей? Соответственно, и рассмешить однополую аудиторию, вынужденную жить в состоянии перманентной свободы, можно только допилив тот сук, на котором обречённо болтаются остатки понадкусанного райского плода. Добив на потеху "свободному миру" последние "традиционные ценности", которые тысячелетиями худо-бедно поддерживали цивилизацию хоть в каком-то относительном равновесии.

Однако на всякую шутку найдётся другая шутка. Но иногда куда более веским ответом на очередную "шарлотку"  будет молчание. И тут мне хочется вернуться к ажитации января, когда скорбящее человечество в пылу своей солидарности не обратило внимания (такое часто случается) на то, что чувства скорби по новомученикам идеологической войны разделяют далеко не все.

Пока  Запад  в упоении скакал по площадям, заученно повторяя – "Мы – Шарли!", принимал делегации официальных плакальщиков и сметал с полок счастливо подскочивший в тиражах номер еженедельника с очередной порцией "смелых" обличений пророка Мухаммеда, Восток… Восток оставался Востоком и многозначительно молчал! Словно и не замечая, что в Париже случилось что-то страшное. В конце-концов, на Востоке чуть ни каждый день террористы взрывают мечети и базары. И что – это кого-то трогает на Западе?

И это красноречивое "безмолвие Востока" было своеобразным ответом Западу. Ведь само явление всего этого прогрессивно-агрессивного набора "западных ценностей" (а la Charlie Hebdo) во многом стало отчаянной реакцией стран "евроатлантической солидарности" на стремительную утрату в постколониальном мире своей былой роли.  Чувствуя свою уязвимость в условиях усиления Востока, стремительно теряющий козыри влияния дряхлеющий Запад пошёл на беспрецедентную и кардинальную ломку собственных устоев. Дабы иметь в ассортименте хоть какой-нибудь эксклюзивный товарец для хоть какого-то положительного политического сальдо в меняющемся мире. Настойчиво предлагая, а то и силой втюхивая… собственный пример. Чего греха таить, именно этим рычагом воздействия в последнее время Запад повсеместно и пытается подталкивать Восток  (и иже с ним) идти в одном направлении.  

Со стороны, правда, всё это походит на комично-косметическую операцию, когда богатой девяностолетней миллиардерше на операционном столе убирают все морщины, наполняют живительным силиконом сиськи-ягодицы, наращивают ресницы, навешивают чужие волосы, вкачивают (куда без этого!) молодильные стволовые клетки, и она, пытаясь выдать себя за соблазнительно-наивную мамзель, сохранившую репродуктивную прыть, подаёт заявку на участие в конкурсе "Мисс Вселенная", диктуя стиль двадцатилетним натуралкам. Вот это – действительно смешно!

…Многие всерьёз обиделись на "Шарли Эбдо" в связи с последней выходкой. И – зря. Восток вон опять мудро промолчал. Хотя ему-то всегда есть чем ответить. Он свои шутки, прибаутки, пословицы и поговорки не только тысячелетиями хранит, но и использует по назначению, когда надо. Как тут не извлечь из загашника достойный ответ. Нет, не про собаку и караван – это уже всем оскомину набило. Про Ходжу Насреддина, который, утешая задетого чьими-то обидными словами товарища, сказал: "К чему сердиться на человека, который сказал тебе гадость? Не станешь же ты обижаться на осла, который лягнул тебя?"  А и то правда!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter