Любое типовое протестное движение на Западе – скука скучная! Бредёт по улице какая-то жвачная толпа с узкокорпоративными лозунгами. И требует каких-нибудь узкошкурнических удовлетворений – роста зарплат, пенсионных льгот, социальных гарантий. Упитанные профсоюзные дядьки, равнодушными голосами бичуют с трибун алчных работодателей, аккуратно одетые в дорогие костюмы участники рассказывают зевающим журналистам, как трудно им, бедолагам, прожить на эти скудные 6 тысяч евро в месяц, как бессовестные капиталисты гнобят и губят их, бессловесных тружеников, постоянным страхом лишения премиальных. 

И тут выбегает она. Ярко размакияженная феминистка, красавица-славянка в театральном венке с развивающимися лентами. И – хрясть рубаху на груди! (Вернее, на грудях.) Вот вам наше увесистое и убедительное слово! Жестом! Ну, может, не такое и увесистое (размер 2-й, 3-й), но веское на 100%. Потому как в цель. Кто увидит – не забудет! Причина протеста? Да какая вам разница? Против загрязнения Мирового океана презервативами, за однополые браки аборигенов Тасмании, за  писуар в каждом дамском туалете… Или вот ещё: чтобы этот бессовестный козёл-полицейский не смел лапать за орудие протеста! Была бы "фемина", а за поводом – не заржавеет!

Вот тот случай, когда форма (или формы?) заставляет забыть про содержание. Такому протесту рады все – и сами участницы акции, и заранее сочувствующие выступлениям зрители (особенно мужского пола), и стражи порядка, с риском для достоинства наводящие порядок на вверенном участке. А ещё больше представителей правопорядка млеют представители разных свободных СМИ, зачарованно и неотрывно следящие объективами за избранными местами шумных протестанток, чтобы тут же растиражировать важные новости на все стороны и ангажировать внимание социально неравнодушных зрителей.

Но самый большой респект – от кого бы вы думали – нет, вовсе не от несчастных аборигенов Тасмании или ущемлённых в правах посетительниц  дамских туалетов! И даже не от потребителей новостных контентов во всех мыслимых источниках. А от простых бюргеров, обывателей, лавочников, налогоплательщиков, пациентов, пассажиров и заложников коммунальных благ. Потому что выхваченная в знак решительного протеста сиська, независимо от размера, не разбила ещё ни одну витрину и не воспламенила ни один автомобиль! А главное, ни разу, ни единого человека не заставила бесцельно ждать бастующих врачей "скорой", просиживать сутками в аэропортах, в ожидании нового договора между диспетчерами с работодателями или месяцами вдыхать запах растущих под окнами мусорных куч, ожидающих окончания стачки коммунальщиков. 

Булыжник как основное орудие бунтовавших на заре XX века в эпоху асфальта и бетона отошёл в область антиквариата. Новое время настоятельно требовало новых орудий! И главное, новых форм. И вот, на изломе тысячелетий, протестные акции арьергардного типа наполнили дряхлеющий Запад (и иже с ним) новым авангардным содержанием. Вникните в концептуальную глубину современных протестных проявлений: "Активисты устроили экологический пикник против загрязнения природы"; "Автомобилисты перекрыли дорогу, протестуя против пробок"; "Фермеры вывалили помидоры и огурцы на площадь в связи с подорожанием продукции";  "Несогласная порнозвезда разделась в знак солидарности с геями и лесбиянками"; "Антиглобалисты …" и т.п.

Явление антиглобализма – это вообще квинтэссенция современного социального движения! Шумные, но по сути своей безобидные карнавалы общественного протеста стали обязательными прологами для любых заметных событий в политической жизни современного мира. Это, практически, то же самое раздевание на публику, которое забавляет и устраивает всех, создавая среди сытых мира сего иллюзию внутренней перманентной оппозиционности и всепобеждающей государственной демократии.

Протест ради протеста – это искусство ради искусства! Причём речь ни о какой-то замшелой классике. О подлинном новаторстве. Тут – без "гапонщины"! Тут – свободная стихия возмущения.  Это не просто искусство – а "актуальное искусство" (ради "актуального искусства")! "Актуальный протест!"

Кстати, о современном искусстве я вспомнил вовсе не случайно. Потому как именно жрецы новой человеческой духовности своими нестандартными творческими методами торят дорогу для бунтарей-новаторов и авангардистов-диссидентов. Так что зачастую несущему и несведущему наблюдателю трудно отличить, где кончается высокохудожественное и где начинается остросоциальное. Прибить гвоздями детородный орган к Красной площади – произведение или протест? А испачкать себя собственными экскрементами и лаять на прохожих? Или опоганить скверными танцами действующий храм?

Если обратиться к модной ныне конспирологии, то легко можно выяснить, что вся эта флэшмоб-катавасия имеет некий глубинный смысл. Когда общество устало от разрушающих его социальных потрясений, то почему бы не выдумать взамен настоящим бунтам, мятежам, революциям и восстаниям такую вот своеобразную ролевую игру для инфантильных пользователей? Ничем не рискуя заставить толпу поверить в свою значимость, спустить пар там, где наметилось перенапряжение, создать иллюзию бесконечно разнообразной социальной жизни развитого демократического общества. При нынешних возможностях в деле массовой промывки мозгов и бесконечных успехах "удалённого управления" проделать всё это технически не представляет никакой сложности.

Не случайно вся мощь этого нового маскарадно-протестного движения (на чём я уже акцентировал внимание) – достояние Запада. Это продукт для внутреннего пользования стран, где обитает "развитое человечество". Для всего противостоящего мира восстания, бунты и революции оставлены в старой и обкатанной версии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter