Эти эталонные свалки и помойки, уважаемые земляки, вольготно раскинулись над нашими головами. А это значит, что к продуктам естественного сноса с гор (аллювия, делювия и пр.), в город, и без того не отличающийся чистотой своей окружающей среды, с потоками талого снега и дождя, с порывами ветра, ежедневно попадает ещё и некая незапланированная (и незапротоколированная) масса. Масса – чего?

Да чего угодно! Если от наших типовых пикников остаются относительно безвредные пластиковые пакеты, битые бутылки и рвотно-фекальные массы разной консистенции, то в криминальном мусоре может содержаться всё, что есть в таблице Менделеева (и может, даже что-то, чего там ещё нет). Кто и откуда привозит и втихаря вываливает мусор над городом? Вопрос праздный. Но очевидно то, что всё это рукотворное добро неизбежно ссыпается и сдувается с гор вниз – в город. В котором, мы, наивные, и живём – в ожидании разрушительного землетрясения, страшного селя и очередного обвала тенге. Живём со своими детьми, родителями и бесценными домашними питомцами.

…Я вырос рядом с горами. Они возникали перед глазами всякий раз, стоило лишь выйти из дому или просто подойти к окну. И постепенно стали такой неотъемлемой частью меня, что, теряя их из виду, я терял ориентацию. Думаю, что это состояние знакомо всем урождённым алмаатинцам. Нерукотворная стена Заилийского Алатау – главная географическая доминанта, определившая характер горожан (об этом я как-нибудь порассуждаю) и главное украшение города (об этом я уже рассуждал – "Алма-Ата, утерявшая имя и статус, теряет и лицо"). Каждый миг горы предстают пред взором в новом, внезапном, никогда ранее невиданном (и никогда более не повторяющемся!) великолепии – будто неутомимый Мастер, не зная устали, каждое мгновение переосмысливает и дорабатывает своё творение, тщетно пытаясь достичь недостижимого совершенства.

Но всё прекрасное, как известно всем посетителям картинных галерей, лучше воспринимать с расстояния. Так оно безопаснее для восприятия. Смотришь издали – лепота, приблизишься – мазня. И горы, невзирая на их нерукотворность, и в этом схожи с высоким и даже совсем не высоким искусством. Стоит пересечь магическую линию, и следы чьих-то безымянных и безобразных подмалёвок тут же застят и затрут роскошную палитру изначального замысла. Помойки, свалки, халупы-однодневки, стихийные борозды дорог, дымящие мангалы, беспокойные пансионаты-бомжатники и безмолвные замки неизвестных рыцарей – это уже наш вклад в волшебство гармоничного пейзажа наших гор.


"Вклад" жителей Алматы в "охрану" природы

Фото Андрея Михайлова
"Вклад" жителей Алматы в "охрану" природы

Заилийский Алатау, чей естественный рост не превышает нескольких миллиметров в год, благодаря кучам нашего мусора, рванул на явный гипсометрический рекорд. Мы – патриоты, и мы знаем, как сделать свои горы самыми высокими на Земле! И сделаем! Даёшь Гималаи!

…Странно всё же, что, несмотря на все преференции, которыми природа одарила человека (сейчас речь не про любовь к деньгам и не про технологическую мощь, а про душу и разум), мы так и не научились сдерживаться. Гадим там – где приспичит. Грубо? Но ведь точно, по сути.

Что делать? Пусть патриотичные комментаторы вновь заподозрят меня в имперской ностальгии, но я всё же задам этот сакраментальный вопрос русского классика. Что делать? Для начала нужно определиться – делать ли что-то вообще, или пусть всё будет, как есть. Как всегда. Если закопать бульдозером очередную стихийную помойку, то можно и успокоиться. На некоторое время.

А если всё ж таки радеть за судьбу города и горожан не на словах, то делать что-нибудь необходимо. Быстро. Незамедлительно. Вот краткая программа из 5 пунктов, которую, имея власть, реализовал бы я:

Первое. Необходимо не только выявить и убрать все свалки над городом (и наказать того, кто поймается), но и перекопать (именно перекопать – глубокими противотанковыми рвами, а не перегородить шаловливыми шлагбаумами) все стихийные дороги, бесконтрольная масса которых расползлась по горам и предгорьям близ Алматы в последние годы. По ним распространяется основная зараза.

Второе. Запретить на (уровне поправки в Конституцию!) любое частное строительство в предгорной и горной части Алматы. Раз и навсегда – "как угодно, что угодно, когда угодно, но чтобы это была такая бумажка, при наличии которой ни Швондер, ни кто-либо другой не мог бы даже подойти к двери ... Окончательная бумажка. Фактическая! Настоящая! Броня!"

Третье. Создать в Заилийском Алатау настоящую, цивилизованную, подконтрольную общественности природоохранную зону (чтоб никакой Швондер даже в километре не маячил рядом с кассовым аппаратом!), сократив до минимума въезд частного автотранспорта (кроме инвалидов) и полностью (!) запретив разведение костров.

Четвёртое. Периодически вообще закрывать на определённое время отдельные ущелья и урочища, нуждающиеся в срочной реанимации и реабилитации. А заодно определить территории абсолютной заповедности, доступ в которые закрыт для всех, кроме исследователей и специалистов-биологов.

Пятое. Переосмыслить, перепрофилировать и переориентировать характер массового отдыха в горах. Горы не должны быть парком развлечений – в горах нужно дышать воздухом, укреплять здоровье, тихо медитировать, заниматься спортивным туризмом и наслаждаться красотами. А для любителей шашлыков, пикников и фестивалей необходимо создавать альтернативные зоны отдыха у подножия гор.

Я, конечно, понимаю, что всё вышеперечисленное – эфемерная химера. С четырьмя крылышками. "Разруха не в клозетах, а в головах". И покуда так – мало что изменится. В стране, где все реальные отношения определяются количеством денег аккумулированных той или иной семьёй, одним увещеванием и призывом к совести инстинкта не изменишь. Пока понты правят бал – окурки и бутылки будут продолжать лететь на обочины дорог из роскошных автомобилей, нарочитыми сморчками "развитому обществу". А чернеющие язвы от вип-пикников будут и далее появляться в новых и новых местах, свидетельствуя о полноценности очередного достойного отдыха. А нравы "людей хороших" будут и далее задавать модуль социальной модели, быть идеалом общественного поведения и оставаться эталоном счастливой жизни "простых казахстанцев".


Пока понты правят бал – окурки и бутылки, будут продолжать лететь на обочины дорог

Фото Андрея Михайлова
Пока понты правят бал – окурки и бутылки, будут продолжать лететь на обочины дорог

…Я люблю Казахстан. Страну, где похоронено несколько поколений моих предков, где родился, вырос и худо-бедно состоялся сам. Страну, по которой перепройдены тысячи километров и о которой перечитаны сотни томов. Однажды, ещё на заре своей юности, я решил для себя, что как-то нечестно и скверно – свинячить в отношении того, чему признаёшься в любви. И жить на обетованной земле так, чтобы чёрный шлейф грязных отбросов всюду тянулся за тобой, дурным запахом выдавая твоё присутствие. И я решил начать с себя.

Так что во всех этих осколках, окурках, ошмётках, обрывках и прочих культовых артефактах, покрывающих просторы Казахстана мертвящим слоем мусора, – нет ничего моего, личного. Но вот участвовать в экологических акциях и субботниках и подтирать за другими я отказываюсь принципиально. Этот метод плодит не патриотов, как пытаются показать устроители подобных флешмобов, а лишь усиливает аргументацию уродливого потребительского отношения к окружающему. Если за тобой подбирают другие – чего тебе напрягаться? Отдыхай себе, веселись, общайся с природой. Как привык!

А что до патриотизма, про который так много и красиво рассуждают ныне многие и красивые, то патриотизм начинается с простого уважения к той земле, по которой тебе выпало счастье проходить изо дня в день. Ну не станет нормальный патриот без зазрения совести обгаживать свою Родину! Не сможет солгать перед лицом родной земли…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter