То есть на то, если с пристрастием покопать, можно гарантированно найти полные юридические основания. Трудно согласиться с маститым политологом. Потому что непонятно, чем же хуже другая половина, та, что останется непосаженной? Она у нас что – из иного теста, или из иного мира?

К плановым посадкам госслужащих мы давно привыкли. Этим у нас никого не удивишь. Да и чего удивляться, если все казахстанцы постоянно соприкасаются с чиновниками разного уровня, исходя из собственного статуса и положения, и хорошо понимают все нюансы этого общения? Однако – заступлюсь за мужей государственных. А что, остальная часть казахстанского общества состоит из кристально чистых высоконравственных граждан?

В таком случае откуда тогда вообще берутся все эти коррумпированные бюрократы, алчные полицейские, падкие на "благодарность" врачи, богатые педагоги? Они что, приезжают к нам на заработки из соседней Киргизии, или засылаются каким-нибудь враждебным Гондурасом для разрушения нашего общества изнутри?

Симптоматично, что в последнее время фигурантами скандалов и уголовных дел о коррупции и казнокрадстве всё чаще становятся те, для кого везде и всегда главным принципом существования считалась безупречная честность и кого принято называть "солью" и "совестью" нации. Я говорю об интеллигенции: дело журналистов Матаевых, уголовная история с актёром Жаманкуловым и целая череда криминальных разоблачений в киноиндустрии, закончившихся "мировыми соглашениями".

Коррумпированность нашего общества, похоже, куда больше заботит всякие международные рейтинговые конторы, иноземных правдолюбцев и вездесующийся госдеп США. Но в самом Казахстане с проблемой до того свыклись, что многие казахстанцы и не представляют, как бы они жили, если бы в один прекрасный день вдруг исчезли бы, к примеру, все взяточники. Это всё равно что глобальное отключение интернета! Ба-бах! – и по улицам тут же побрели в неизвестном направлении толпы безликих людей, которые ничего не понимают, ничего не знают и никому не интересны.

За четверть века картинной донкихотовской борьбы с ветряными мельницами коррупции, казнокрадства, поборов и должностных злодеяний в Казахстане выросло целое поколение, которое прекрасно понимает, как легче всего справиться с этой злокачественной напастью. Стать её частью. Много ценных знаний в этом плане молодой человек выносит из стен родного вуза. Это неправда, что наши международные академии, мировые университеты и прочие престижные альма-матеры ничему не учат. Учат, ещё как! Именно вуз закладывает в выпускнике уверенность в том, что высшее образование даётся ему не даром. И в свою очередь даёт, вместе с дипломом, все основания искать удовлетворения и восполнения издержек по окончании. Заняв "своё место" в кабинете или кулуаре. Правда, не исключено, что место это также не достанется даром – но так и это окупится многократно.

Однако не стоит валить всё на здоровые головы молодых плутократов. Их жизнь была запланирована ещё тогда, когда ещё многих из них и самих-то в плане не было. Судьбоносная и судьболомная эпоха развала СССР, поставившая всё с ног на голову, заложила бракованные кирпичи в фундамент, соорудив проблему, острую для всех постсоветских стран.

Но пусть соседи пекутся о своих баранах сами. То, что произошло в Казахстане, касается, в первую очередь, нас самих. И всё не так однозначно. Обвинять людей в том, что, перетерпев время на грани выживания, они ухватились за первую попавшуюся соломинку – несправедливо. А то, что они держатся за неё до сих пор – не их вина.

В казахстанском обществе 90-х годов были два характерных момента, которые указывали на состоятельность той или иной отдельно взятой семьи. Во-первых – сын в юридическом институте. А во-вторых – кредит в банке. При этом, положа руку на сердце, многие ли думали тогда о возвращении этого кредита? Или о том, что отпрыск, ставший юристом, будет бескорыстным защитником Закона и неподкупным носителем принципов высшей справедливости? Нужно признать, что и то и другое были лишь простыми и бесхитростными бизнес-проектами простых и бесхитростных казахстанцев на фоне всеобщего отчаяния.

Сегодня всё сложнее. Шальной кредит можно получить только на больную голову, а количество безработных юристов в стране зашкаливает. Но принципы остались неизменными. Информационное "уличное" пространство республики просто кишит восторженными рассказами о преуспевании. О том, как и за сколько кто-то протолкнул на госслужбу своего отпрыска, какую сумму пришлось выложить за хороший диплом другим глядящим в будущее родителям, про то, как чей-то родной человек, едва поступив на работу скромным клерком в какое-то скромное управление, через полгода купил дорогую квартиру в престижном районе Астаны, и каким образом отмазал своё чадушко (наивного мальчонку 35 лет, разбившего дорогую иномарку и изнасиловавшего в состоянии аффекта чужого дружка) слуга районной фемиды. По навязчивости подобных повествований, поступающих со всех сторон на фоне постоянных рапортов о победе над коррупцией, можно судить о степени бессмертности сложившейся в Казахстане системы.

Между тем у этой системы есть составляющая, не только экономическая и нравственная, но и социальная. Берущий мзду автоматически становится рабом. Как, впрочем, и дающий. А рабы, как известно – немы. Общество, в котором взятки (казнокрадство, "откаты" и пр.) вызывают более понимания, нежели возмущения (не кидай камень в соседских детишек – можешь попасть в своего ребёнка!) – легко управляемо. И обречено на социальное прозябание. Разве возможно построить что-то действительно "гражданское" там, где "на каждого второго" можно при желании завести уголовное дело?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter