Часть 2

Радостная весть о скором появлении нового города Нуркент заставила напрячь память. А когда на карте нашей Республики появился последний такой вот "новосёл"? Чтобы с нуля – пришли, поставили палатки, забили колышек и плакат "Здесь будет город!"? И не только забили, но и построили? Современные тенденции республиканского урбанизма опираются больше на успехи археологов, чем строителей. Так что новые города как бы и не злободневны. Но всё-таки – какой город у нас самый молодой на данный момент истории?

Навскидку не вспомнилось. Нет, попытки были. Как-то сам собой приходит образ четырёх городов-спутников, которые должны были вытянуться от Алматы к Капчагаю и разгрузить переполненный людьми, машинами и нервами мегаполис. Их в своё время презентовали с не меньшей помпой. Самые оборотистые казахстанцы, купившись сами, начинали спешно скупать участки земли там, где вот-вот ожидалось начало масштабного строительства. Понятно, не для того чтобы застраивать, а чтобы перепродать всё это добро в нужный момент. Однако заветный национальный бизнес-проект дал сбой. И настоящий навар, по всем признакам, получат совсем другие люди.

"Срок реализации проекта рассчитан до 2030 года. Основные элементы городов-спутников должны быть закончены к 2018 году. Ядро городов будет готово к 2015 году", – сказал в интервью еженедельнику Central Asia Monitor (опубликованном 27 апреля 2007 года) президент АО "Каспийская инжиниринговая группа" Александр Тен.

И что? Проект потихоньку ушёл куда-то в тень. Хотя временами возникают неясные и неубедительные сообщения, что строительство всё-таки ведётся. Правда, из четырёх городов, по слухам, осталось только два. Где? Где бодрые рапорты строителей о сданных объектах инфраструктуры и опережающих темпах жилищного строительства? Где репортажи официальных коллег со строительных площадок? Где обещанные ядра городов?

А игорная столица Азии, которую вот так же чуть было не начали строить на северном берегу Капчагайского водохранилища? Жана-Или – соперник Лас-Вегаса, город будущего, о котором так упоительно мечтали чиновники и архитекторы 10 лет назад – остался на бумаге. Со всеми его фешенебельными отелями, небоскрёбами-рекордсменами и курортами, где проходили бы реабилитацию опустошённые страстями посетители казино.

И даже Астана, о современных градостроительных успехах которой слагают легенды (а также снимают фильмы, сочиняют песни и пишут книги, но не шутят!), – это вовсе не новый город, как про то думают поколения, родившиеся в годы независимости. Астана выросла из довольно успешного и динамичного областного центра – Целиноград. Который, в свою очередь, также появился не на пустом месте и протянулся корнями к дореволюционному Акмолинску.

Воистину золотым веком массовой урбанизации и появления новых городов в Казахстане стало десятилетие с 1960-х по 1970-е годы. За этот период заветный статус получили почти 40 населённых пунктов Республики!

Однако уже на рубеже тысячелетий вектор сменил направление. Многие из тех городов, что появились у нас в последние годы существования СССР, оказались лишними и попросту ненужными. И пополнили строки трагичного списка "призраков". По некоторым данным, за последнее десятилетие прошлого столетия Державинск, например, потерял половину населения, Курчатов и Жанатас – по 43%, Степняк и Аркалык сократились более чем на четверть.


Жанатасу довелось побыть новым городом совсем недолго

Фото Андрея Михайлова
Жанатасу довелось побыть новым городом совсем недолго

Однако число самих городов при этом не сократилось. На сегодня престижный статус имеют 87 населённых пунктов Казахстана. Из них 59 – малые города с населением, не превышающим 50 000 человек. В списке имеются и такие, в которых проживает всего-то по несколько тысяч "горожан". Например, в городе Жем Актюбинской области числится 1 942 жителя (одно время эта цифра опускалась почти до тысячи), а в Темире той же области – 2 425. В последние годы тенденция к снижению не меняется.

По сравнению с этими крошечными городками некоторые кишлаки Южного Казахстана выглядят настоящими мегаполисами-монстрами! В Сайраме – свыше 40 000 сельчан, более 30 000 – в Аксукенте (бывшие Белые Воды). Однако они как были, так и остаются сёлами.

При этом официальный статус современных городов определяется в основном исходя из количества жителей. ООН рекомендует "для возможности сопоставления урбанизации стран и других целей" считать городами все поселения, в которых проживает не менее 20 000 человек. Но в Казахстане минимальный порог гораздо ниже – 8 000.

Теперь подсчитаем. Если исходить из ООНовских принципов, то от 23 до 26 наших городов (разброс связан с лукавством статистики и национальными особенностями национальных переписей) не соответствуют своему названию. А если даже опираться на внутренние нормативы, то всё равно, как ни крути, от 6 до 10 современных казахстанских городов – фикция. Теперь сопоставим количество этих мёртвых урбанистических душ с общим числом городов Казахстана. Что получаем? Что каждый четвёртый или каждый десятый город Республики вовсе и не город?

…Ну, а самый новый город Казахстана – Кульсары в Атырауской области получил свой статус в 2001 году. И вполне заслуженно. Его население – 55 000 человек. А это больше, чем даже в Сайраме. Кульсары, кстати, стал единственным городом, появившимся в эпоху независимости.

Станет ли таковым Нуркент? Порассуждаем в следующий раз.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter