Что такого милый Коля
Потерял в моих трусах?
Я не дамся, Коля, в поле:
Дрон жужжит на небесах!

…Не так давно я путешествовал по Алтаю, по ходу собирая фольклор в отдалённых сёлах. И, к своему удивлению, обнаружил, что там, как это ни дико звучит, до сих пор жив такой практически вымерший жанр как частушки. Развлекается ими, правда, уже не молодёжь на супрядках (молодые бесследно исчезают из этих замкнутых сёл, едва оперившись), а контингент весьма зрелый, солидный, воспитанный ещё в колхозные времена.

То, что отдалённые сельчане столь подкованы в вопросах новых технологий, – неудивительно. Прогрессивные госпрограммы довели интернет до самой глухомани. Газ, водопровод, канализация и постоянное электричество туда пока не дошли, а интернет и сотовая связь – есть. И дроны появляются над этими местами регулярно, стоит только замаячить на горизонте группе мотоциклистов или джиперов, жаждущих насладиться собою со всех ракурсов, на фоне природы.

Местные – как дети. Радуются всему. Но как люди зрелые пропускают все свои радости сквозь призму житейской мудрости.

Ныне мало пахарей,
А много всяких ухарей –
Тех, кто лезут своей харей
Прямиком в ряды царей!

Технологический прорыв рубежа тысячелетий настолько сместил акценты и поменял понятия, что впору говорить о совершенно новом этапе в человеческой эволюции. Мы за последнее десятилетие, настолько срослись со всякими маленькими прибамбасами, которыми нас заботливо окружила новая реальность, что, признаться, порой весьма трудно понять, где кончается персона и начинается то или иное приложение. Многие по-прежнему думают, что это они обладают всякими престижными гаджетами, однако у гаджетов может быть по этому поводу совсем иное мнение. И кто кем обладает (и кто кого имеет) – это вопрос не только мировоззренческий.

Во всяком случае, вряд ли кто-то будет спорить о том, что он, нынешний (обладающий доступом), и он же, образца прошлого века, – две совершенно разные материи. На глазах происходит массовое раздвоение каждой отдельно взятой личности в масштабах всего человечества. В любом индивидууме, приобщённом к благам, сосуществует как бы два человека. Один – человек-"анахроник", который по-прежнему способен увидев несправедливость или став свидетелем аварии броситься на помощь и проявить сострадание. И второй – человек-"технотроник", который в той же ситуации бросится снимать происходящее и думать о том, как бы поскорее выложить всё это в Сеть и прославить свою страничку и себя, родимого.

Милка задницей вихляет –
Я мобилкою кручу.
Пусть сообщество узнает
Ту, которую хочу!

Подобное положение дел – это явное пограничное состояние, характерное для той психической грани, за которой наступает качественный сдвиг. И той грани эпох, в которой довелось (посчастливилось?) обитать именно нам. Поколения, следующие следом, некоторое время продержатся на воспитании, но пережиточность старых понятий в условиях новых реальностей очень скоро начнёт тормозить прогресс. В условиях перенаселённости Земли и глобального технологического перевооружения пращур из XX века очень скоро предстанет перед потомками своеобразным мировоззренческим неандертальцем.

На заре моей юности все знали, что подсматривать за другими – нехорошо. Этому учила не только семья и школа, но, как это ныне дико и неправдоподобно ни прозвучит, – средства массовой информации. Подглядывать в чужие окна, замочные скважины и щели общественных туалетов считалось таким же аморальным, как раздеваться перед публикой и обсуждать с другими проблемы своей интимной жизни.

Бабы бегали до ветру,
Дрон кружился над селом.
И теперь на всю Европу
Нанесён им всем урон!

Сегодня никого уже не волнует, что жизнь его от рождения до смерти проходит под наблюдением миллионов камер и является уже не таинством, а процессом. Что при пересечении границы, у него, как у преступника, снимут отпечатки пальцев (и навечно поместят в базу данных). Что ценность имеют только персональные данные, но вовсе не сокровенные мысли и чаяния. Что умным считается не тот, кто мыслит, а тот, кто способен пропустить сквозь себя больше информации. Что морально – всё, что только порождает поток кликов и лайков. Что нет никакой разницы между чувствами виртуальными и реальными. Что забавно и весело (по-товарищески!) – это когда друг, только ещё "оказался вдруг", а ты уже успел рассмешить сообщество его расквашенной мордой или некстати спавшими штанами.

Я гоню велисапед –
Юбочка колдыбится!
И теперь весь интернет
Надо мною лыбится!

Однако пока это светлое будущее ещё не наступило во всём своём величии, некоторые ретрограды сомневаются в его грядущей безоблачности. Любопытно, что тема связала высоколобых моралистов и философствующих интеллектуалов с обыкновенными пейзанами, не утратившими ещё здоровой самоиронии и способности критически вглядываться в глобальные задачи, стоящие перед человечеством.  

Прояви, суседка, жалость,
Я не знаю, как мне быть –
Ты налей мне саму малость,
Чтоб систему обновить!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter