Однако повальный страх перед тем, что трудно постичь и что нельзя игнорировать, вовсе не означает отсутствия ещё и каких-то региональных фобий. И чем ближе степень соседства, тем больше настороженности и опасений витает в медийных сферах (особенно в среде интеллигенции и продвинутых пользователей). Оно и понятно. Согласитесь, одно дело, когда страны разделяют океаны и системы ПРО, а другое – когда они по-соседски разграничены лишь забором и целым ворохом исторических противоречий. А если за твоим забором Китай? Тут уж – вай-вай!

То, что одним из первых заметных актов независимого Казахстана во внешней политике была делимитация и демаркация границ с Китаем, – было и логично, и разумно, и резонно, что бы там ни говорили патриоты. Здесь не стоит видеть каких-то злонамеренных уступок и подаренных "пядей". Напротив, то, как оперативно была разрешена эта важнейшая проблема (демаркация завершилась уже в 2002 году), свидетельствовало о прагматизме и желании жить в мире с соседом, проявленных обеими сторонами.

Кстати, процесс урегулирования пограничных отношений достался Казахстану в наследство от СССР. Советский Союз, несмотря на свою военную мощь, при первой же представившейся возможности постарался разрешить взрывоопасную проблему, которая десятилетиями тлела в отношениях двух соседей. А временами даже принимала характер открытого военного конфликта (одно из действий которого, напомню, носит название "событие у Жаланашколя 13 августа 1969 года" и касается территории Казахстана непосредственно). Демаркация российско-китайской границы завершилась тремя годами позже.

Тому из нас, кто в 70-80-е годы прошлого века жил разумной жизнью, знакома настоящая тревога по поводу огромной и малопонятной ядерной державы по соседству, от которой исходила постоянная угроза нашей мирной жизни. Достаточно вспомнить, что в иные времена, страх по поводу войны с Китаем, напрягал советских граждан сильнее, нежели привычные опасения по отношению к проискам США. На границах с КНР были сосредоточены значительные и наиболее боеспособные формирования Советской Армии, развёрнуты десятки военных баз и аэродромов. А линии обороны шли в несколько эшелонов (на представленном выше фото остатки одной такой линии в 150 километрах от Алматы).

Ну а тому, кто не проживал в те времена разумной жизнью, я скажу, что тревожное ощущение, которое испытывали мы, обитая в "зоне потенциального поражения", это совсем не то чувство, которое испытывают ввиду означенной темы нынешние казахстанцы. Одно дело, когда граница открыта, и ты всегда можешь оформить визу и отправиться к соседям, побродить по базару, себя показать, да на них подивиться. И совсем иное, когда под боком, отделяя тебя от всего дальнейшего мира, нечто закрытое, непонятное и враждебное.

Вот эти-то реликтовые страхи, как мне представляется, и присущи до сих пор многим гражданам Казахстана, несмотря на то что наши отношения с соседом давно прагматично-тёплые, и оснований для тех опасений, что витали в воздухе несколько десятилетий назад, вроде бы никаких. Оснований нет, а страхи не только сохранились, но и передались поколениям, появившимся в условиях новых реалий.

Отсюда и растут уши всех этих полуистерик в массовых коммуникациях по поводу засилья китайцев, типовые цитаты которых я приводил в прошлый раз (для неискушённых читателей поясню ещё раз, что цитата, сиречь чужая фраза, которая специально заключается в кавычки, – это не авторское высказывание, и ругать за неё автора – всё равно что отвесить оплеуху своему отпрыску за двойку, полученную когда-то в школе Карлом Марксом или Александром Македонским). Отсюда же и постоянные извержения в соцсетях по поводу перманентной "лживости" истинных китайских намерений по отношению к Казахстану.

И тут нужно сказать несколько слов о загадочных "китайских картах", слухи о которых время от времени будоражат общественность Республики. Тех самых, на которых якобы часть Казахстана (а то и вся территория) включена во внутренние границы Китая.

Мне посчастливилось многократно бывать в КНР: я наблюдаю эту удивительную страну изнутри вот уже четверть века и прожил в различных её частях в общей сложности около года. И всё это время я пытался увидеть своими глазами хоть одну карту, где бы границы Поднебесной охватывали часть Казахстана. Несмотря на то что я как журналист открывал двери многих присутственных мест Поднебесной (школ, офисов и даже министерств, включая МИД), а как географ всегда и при любом случае обращал внимание на карты, – ничего подобного мне не попалось на глаза ни разу. Любопытно при этом, что территория Тайваня, к примеру, на всех глобусах и во всех атласах, никогда не вызывает сомнения в полной картографической принадлежности острова Китаю.

Значит ли этот конкретный пример, что никаких злонамеренных "антиказахстанских" карт в природе не существует? Вовсе нет. В конце концов, нынешний интернет на то и создан, чтобы в нём периодически появлялась "иная правда", угодливо подброшенная неизвестно кем и неизвестно откуда, но по понятным соображениям. Вполне возможно, что на глаза кому-то могут попасться и старые пропагандистские карты, изданные на гребне советско-китайских недоразумений в прошлом столетии.

Не исключаю, что сильное несоответствие границ возможно и во всяких исторических атласах. А как быть, если во времена империи Тан китайцы доходили чуть ли не до Арала, куда деть их знаменитую битву с арабами при Таласе в 751 году и их не очень удачные претензии на земли казахов после уничтожения джунгар?

Если бы исторические притязания и мечты всех народов воплотились в реальность, то каждому пришлось бы выделить по собственной планете. Однако наша Земля – единственное известное место во Вселенной, где мы можем худо-бедно обитать и даже строить планы на будущее. А потому, хотим мы того или нет, нам придётся довольствоваться тем что есть. И сожительствовать с тем кто есть. Договариваясь, соглашаясь и компромиссничая.  Если, конечно, мы серьёзно намерены жить дальше…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter