Министерство по делам религий и гражданского общества РК инициировало изменения в законодательство о свободе совести.

Причём наиболее обсуждаемым в СМИ и соцсетях оказалось положение этого проекта, предлагающее запретить в РК ношение женщинами никаба и паранджи в общественных местах. Между тем предполагается, что новое законодательство станет регулировать не только и не столько порядок публичного использования в стране формальной религиозной атрибутики, сколько другие, пусть и не столь очевидные, но зато гораздо более важные аспекты деятельности духовных организаций. Такие как привлечение в них новых членов, особенно из числа несовершеннолетних граждан, а также – обеспечение финансовой прозрачности функционирования культовых объединений и усиление надзора за связанными с ними государственными клерками.

И всё же "особое внимание планируется уделить защите прав атеистов и регламентации способов организации получения духовного образования" (выделено мной. – Авт.).

Впрочем, оригинальная идея заступиться за атеистов пришла в голову не только казахстанским властям. Несколько раньше, к концу своего второго президентского срока Барак Обама инициировал изменения в законодательство, гарантирующие гражданам право не исповедовать никакую религию. Причём поправки эти серьёзно расширили положения Акта о религиозной свободе 1998 года. С их вступлением в силу атеисты будут рассматриваться в США как религиозная группа, и на них станут распространяться все положения о защите прав верующих в мире.

Дело в том, что даже знаменитая Декларация прав человека из-за неточности некоторых своих формулировок оставила лазейку для попыток дискриминации граждан по признаку отношения их к религии. То есть в качестве субъектов религиозного права в ней фигурировали лишь две категории правообладателей: верующие и неверующие граждане. Причём первые, кроме возможности свободного выбора исповедовать любую религию, были наделены правом организовывать соответствующие массовые публичные обряды, а также пропагандировать и распространять свои религиозные взгляды и убеждения. Неверующим же гражданам просто позволили пассивно не верить в существование Бога, но право проведения каких-то специальных богоборческих обрядов, а также публичной агитации и пропаганды антирелигиозных идей за ними формально не было закреплено.

Таким образом, из правового поля, регулирующего взаимоотношения религии и общества, совершенно выпала такая категория правообладателей как атеисты – люди, не просто пассивно не верящие в Бога, но желающие на научной основе активно бороться с массовым распространением тех или иных деструктивных религиозных догм.

В итоге дискриминация граждан, не верующих в Бога, даже в некоторых светских странах, ещё вчера бывших Меккой атеизма, нынче принимает самые уродливые и чудовищные формы. Скажем, в соседней России принят откровенно нелепый закон "Об оскорблении чувств верующих граждан", предусматривающий уголовную ответственность для тех, кто пытается активно пропагандировать свои антирелигиозные воззрения, и заведомо отказывающий атеистам в праве на чувства, которые могут в свою очередь оскорбить верующие граждане. А вообще всё это выглядит особенно глупо, если учесть, что никакие чувства в силу их нематериальности не могут быть объектом рассмотрения в уголовном суде. Иначе знаменитый богословский спор Остапа Бендера с ксендзами закончился бы для великого комбинатора "трёшкой" за колючей проволокой.

В условиях наступления по всему миру экстремистских и разрушительных религиозных идей подобные капитулянтские позиции государств, числящих себя в рядах субъектов и объектов светской политики, крайне опасны. Так что хитрый ход Обамы с наделением атеистов статусом религиозной группы с делегированием сим богоборцам всех прав их оппонентов – своевременное и весьма остроумное решение. Ибо в соответствии с новой трактовкой свобода совести предоставляет каждому гражданину право не только иметь религиозные убеждения, пропагандировать их и действовать в соответствии с ними, не только не верить ни в какого Бога, но и иметь атеистические взгляды, пропагандировать и распространять их и действовать в соответствии с ними. То есть сегодня атеисты США имеют шанс стать реальной силой в борьбе с религиозным экстремизмом, так как их действия в этом направлении защищены законом

Трудно сказать, как будет выглядеть наш закон в защиту атеизма, но хочется верить, что он сможет стать мощным препятствием на пути проникновения в страну волны клерикализма, захлёстывающей сегодня соседнюю Россию.

Где под напором клерикальных религиозных настроений и попыток ввести фактически обязательное преподавание православной этики во многих учебных заведениях священники добиваются запретов на издание общепризнанной в мире литературы, показа спектаклей и фильмов, где принят драконовский закон об оскорблении чувств верующих, предусматривающий уголовное наказание за публичное высказывание антирелигиозных взглядов.

По нынешней официальной статистике, в Казахстане действует 18 конфессий и 3658 религиозных объединений. Около 15 процентов граждан позиционируют себя как люди верующие, постоянно отправляющие все религиозные обряды.

Почти 75 процентов казахстанцев относят себя к числу верующих, но не совершают регулярных религиозных обрядов и не вовлечены в деятельность каких-либо религиозных объединений. 10 процентов числят себя атеистами или агностиками. На этом фоне главный приоритет деятельности властей в области религий – укрепление светских принципов государства и формирование нулевой терпимости к любым деструктивным религиозным течениям – не столь просто реализуем.

Давайте посмотрим: какие реальные духовные силы власти могут противопоставить активному наступлению религиозного экстремизма, рвущегося к нам через границы страны? Без того, чтобы эти самые силы не перешли в итоге на сторону врага.

Понадеемся на 15 процентов граждан, истово верующих в ту или иную ипостась высшего существа и отправляющих все обряды некоего конкретного культа? Увы, религиозная направленность значительной части этого контингента, не привыкшего самостоятельно мыслить и критически воспринимать окружающий мир, зависит в большой степени от пропагандистского и проповеднического мастерства конкретного гуру. И умеющий складно говорить и цитировать к месту и вовремя священное Писание пришелец вполне может немалую часть этих послушников переориентировать в нежелательном для властей направлении. Но эти-то ещё хоть как-то знакомы с оригинальными духовными текстами и способны всё же сопротивляться недобросовестным пастырям.

Что до 75 процентов "верующих, но не исполняющих обряды", то их перевербовка для опытного проповедника – дело вообще плёвое. Ибо ни твёрдыми знаниями писаний, ни фанатичной упёртостью начётчиков, ни достаточным светским образованием, скепсисом и здравым смыслом эти граждане, как правило, не обладают. Но готовность к принятию той или иной религиозной концепции у них имеется.

По всему выходит, что единственным надёжным воинством в борьбе с религиозным экстремизмом являются только эти самые10 процентов атеистов и агностиков.

Если вы помните: агностик – это человек, который не примыкает ни к какой религиозной догме потому, что не видит никаких неопровержимых доказательств как существования Бога, так и того, что его нет. Пожалуй, стопроцентных атеистов в мире вообще не существует. Только – агностики. Ибо какой же ты атеист, если в минуту смертельной опасности тем или иным образом мысленно взываешь к Богу. Склоняясь таким образом в этот момент к мысли: "Кто его знает, а может, он и есть!"

Но тем-то и сильны агностики, что способны думать и критически воспринимать материальный мир и духовные идеи и менять позицию в зависимости от изменения реалий. Так что большинству из них любой экстремизм – от религиозного до сексуального – не свойственен.

Однако использовать этот человеческий ресурс в борьбе с религиозным изуверством и мракобесием с максимальным эффектом до сих пор не представлялось возможным по причине уже упомянутого ограничения прав атеистов.

…На днях известная писательница, живущая в Израиле, Дина Рубина в интервью российской "Новой газете" высказала такую, на чей-то взгляд, возможно, крамольную мысль: "Без идеи Бога сосуществование людей было бы менее болезненным". Я бы, как ярко выраженный агностик, добавил к этому: "Или если бы эта идея насаждалась лично самим Господом – без посредников в виде его несовершенного двуногого творения".

Что ж, возможно, атеисты и агностики как раз и созданы Всевышним, чтобы смягчать топорные иногда действия отдельных служителей его культов. Но для этого необходима хорошо проработанная законодательная база.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter