Прежде чем устраивать хайп в соцсетях, стоит изучить выборное законодательство

Журналист Айгуль Омарова рассуждает о причинах невиданного прежде размаха хайпа в соцсетях вокруг наблюдателей на выборах и экзитпола.

Чем ближе выборы в мажилис и маслихаты всех уровней, тем больше хайпа в интернете, в частности в социальных сетях. Удивительно, но люди, прежде не замеченные в том, что они являются экспертами в выборном законодательстве, рассуждают сейчас о вещах, в которых не разбираются, внося раздрай и в без того не отягощённые знанием законов головы.

Так, разгораются бои вокруг присутствия наблюдателей при подсчёте голосов. Между тем, ничего удивительного в якобы новациях ЦИК нет. Во всяком случае, когда я сама была наблюдателем, так и говорилось, что от каждого СМИ присутствует лишь один человек.

Впрочем, о наблюдателях я ещё напишу. А сегодня не могу не сказать об экзитполах – ещё одной теме для хайпа. Странно, что именно сейчас идёт спор, а нужен ли экзитпол вообще: дескать, зачем он нужен, если власти стремятся его использовать под себя.

Однако во многих странах социологические опросы и прежде всего экзитпол регулируются законодательно. Например, в Японии запрещена публикация опросов общественного мнения непосредственно в период избирательной кампании. Во Франции, Канаде, России результаты экзитпола озвучиваются только после окончания голосования. Кстати, во многих странах задолго до дня голосования запрещается оповещать о данных социологических опросов.

Читайте также: Выборы в мажилис 2021 года: в чём их главное отличие от предыдущих

Напомню, что экзитполом называют опрос граждан возле избирательных участков в день голосования. Поскольку большинству избирателей незачем скрывать, за кого они голосовали, тем более что опрос проводится анонимно, то данные экзитпола вполне репрезентативны и могут служить мерилом достоверности проведённых выборов. Эти данные становятся поводом для корреляции с официальными данными. При большом расхождении данных властей и экзитпола можно говорить о фальсификации при подсчёте голосов.

В то же время мой личный опыт в качестве наблюдателя говорит о том, что обычно больших расхождений нет. Объясняется это тем, что люди голосуют за тех, кто на слуху, о ком говорят в СМИ, интернете, на телевидении. Последним, пожалуй, и можно объяснить невиданный прежде размах хайпа вокруг наблюдателей и экзитпола.

Понятно, что у партии власти Nur Otan немало преимуществ, благодаря и социальной политике государства, и внутрипартийной акции – праймериз. Очевидно, этим объясняется кипение страстей вокруг предстоящих выборов. Возможно, оппоненты этой партии, понимая, что проигрывают, используют заранее наскок и наезд, чтобы иметь повод обвинить власти в провале своей партии.

Другим поводом для хайпа вокруг социологических опросов стало решение о допуске к проведению таких опросов после уведомления ЦИК и в случае, если компания имеет пять лет опыта проведения соцопросов. Собственно, это закономерно, поскольку доверять компании, которая впритык перед выборами зарегистрировалась и решила проводить экзитпол, лично я бы не стала. Кстати, данная норма существует давно, и о ней лишь напомнили. Может быть, прежде чем устраивать "бои ближнего значения", стоит изучить выборное законодательство?

Перепечатано со страницы Айгуль Омаровой в Facebook