В экономике – это борьба Правительства с Национальным банком и Национального банка со всей экономикой.

Правительство vs Национальный банк

Правительство поддерживало отечественного производителя, который столкнулся с мощным ценовым давлением со стороны дешёвого импорта из РФ и Европы, а также с оттоком спроса на иностранные рынки. Для этого вкачивало в экономику тенге по программе "Нурлы Жол", поддержке бизнеса, передавая деньги в экономику через институты развития. Эти меры, в принципе, не могли изменить ситуацию с ценами и оттоком спроса, но хотя бы позволяли отечественному производству поддерживать своё существование, пребывая в коматозном состоянии.

Национальный банк в битве "за стабильность" поддерживал сильный тенге, тем самым удерживая ценовой диспартитет в 30-50%, поддерживая импортёров, позволяя им завоёвывать доли рынка и вытеснять отечественного производителя. Население радовалось низкой инфляции, доступности дешёвых товаров, конвертируя получаемые тенге и направляя их за границу.

Отечественный производитель, снижая цены до невозможного, грустно наблюдал счастливые лица казахстанцев, закупающих импортные товары, и сокращал заработную плату, отправлял сотрудников в отпуска либо просил денег у Правительства.

Деньги, выделенные на поддержку экономики, через зарплату сотрудников, закупки товара рано или поздно конвертировались в валюту и либо оседали на валютных депозитах, либо просто утекали за границу. Интуитивно страна понимала, что так не может продолжаться вечно, так что на всякий случай все затаривались долларами.

В общем, Национальный Банк упорно поддерживал 30-40-процентный ценовой диспаритет. При этом Правительство клялось, что нацкомпании не конвертируют свои депозиты (что вызывало недоумение у иностранных акционеров, да и вообще у специалистов), и не менее упорно пыталось компенсировать ценовую разницу субсидированием процентных ставок на 7%, а Национальный банк "дедолларизировал" экономику, заманивая население и бизнес разницей в 6% по тенговым и валютным депозитам.

Победил здравый смысл, потому что у Национального банка кончились деньги.

Ниже представлена динамика международных резервов из доклада Всемирного банка (осень 2015). Самый верхний столбик – обязательства НБ РК перед резидентами, это валюта, которая как бы есть в резервах НБ, но она уже продана, причём по фиксированному курсу, просто сделка завершится в будущем. Зелёненький столбик – это настоящие, чистые, реальные резервы Национального банка. Я предполагаю, что уже в октябре валютные резервы Национального банка были отрицательными, то есть валюта была взята в долг.


Общие официальные международные резервы Казахстана (млрд долларов США)

Общие официальные международные резервы Казахстана (млрд долларов США)

Национальный банк vs экономика

Но борьба не завершилась. После принятия решения о свободно плавающем курсе тенге (после того как, наконец, в целом победил здравый смысл) Национальный банк объявил новую войну. Видимо, решив, что значение свободноплавающего курса тенге может знать только НБ РК, он начал битву с банками. Причём война шла в худшем проявлении – слив некорректной информации, формирование неверных представлений. Всё относительно стихло только после смены руководства НБ, но этот период занял крайне важные три месяца и окончательно убил доверие к валюте и регулятору.

Cентябрь-ноябрь крайне важны, потому что именно в этот период растёт деловая активность, формируются планы, годовые контракты, выполняются взаиморасчёты после летних работ. Декабрь и январь в среднем – самые "застойные периоды", особенно в Казахстане. Потому что декабрь "заканчивается" к 16-му числу, потом Рождество у иностранных партнёров, Новый год и т.д. В общем, в ключевые осенние месяцы лихорадка на финансовом рынке подорвала экономику на год.

Правительство vs Правительство

Правительство не осталось в стороне в борьбе с самим собой. С одной стороны, оно наращивало фискальное давление на бизнес в попытках балансировать бюджет, ухудшая положение экономических субъектов и подрывая деловой климат, с другой стороны, настойчиво продолжало тратить деньги, инвестируя в заведомо убыточные в этих экономических реалиях проекты.

Вот таким вот и выглядит 2015 год. Сейчас, по-видимому, эта беспощадная борьба завершена, потому что стало очевидным, что ситуация ухудшается, а деньги кончились.

Ещё два года назад я предлагал несколько составляющих для развития экономики: равновесный курс (слабый тенге), пересмотр мер государственной поддержки, снижение присутствия государства в экономике, стимулирование экспорта, создание нового партнёрского общественного договора, собственная информационная политика.

Да, в принципе, мы пришли к этому частично: равновесный курс (слабый тенге), пересмотр мер господдержки, снижение присутствия государства в экономике. Но есть важное "но": мы пришли к этому, истратив большую часть резервов и доведя бизнес до коматозного состояния.

Теперь вместо пересмотра мер господдержки – сокращения неэффективных и наращивания экспортостимулирующих – мы имеем просто общее сокращение господдержки.

Вместо постепенного выхода государства из экономики мы имеем фискальную и авральную приватизацию.

Вместо гибкого равновесного курса тенге мы имеем крайне волатильный курс, потому что доверие подорвано, и каждый чих или слух вызывает неадекватную реакцию.

Вместо партнёрского общественного договора мы видим политику "свободного рынка", когда государство ограничивается только выполнением социальных обязательств и пытается их оптимизировать.

О собственной информационной политике можно, по-видимому, забыть, потому что она строится на позитиве, целях и устремлениях, а в "свободном рынке" у государства нет целей, кроме обеспечения свободного рынка и конкуренции.

Картина грустная, но ещё можно изменить её. Да, уже практически наверняка будет падение в 2016, но его можно минимизировать, и в 2017 году выйти в рост. Для этого нужно начинать последовательно действовать уже сейчас, но пока по планам последовательности не видно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter