Экономика страны заболела гиподинамией и ожирением. Случилось это в 2004-2008 годах, когда под нефтяной фонд и рост добычи в страну начали затекать иностранные инвестиции и кредиты, начался бум.

В переводе на понятный язык: человек нашёл клад, у него появилось множество друзей, которые его всюду приглашали, угощали, кормили и поили. И всё было замечательно, только забросил человек работу над собой: перестал ходить, гулять, спортом заниматься, всё домой приносили – и сладкое, и горькое. Жиром заплыл, работать стало лениво да и трудно: желания по заработной плате выросли, а компетенция и работоспособность упали, что немудрено с таким обилием друзей и бесплатных обедов. Когда желания стали совсем неадекватными, и человек работать перестал, друзья денег перестали давать (кризис 2007 года), а потом и у друзей всё несладко стало (мировой кризис), так что пришлось на собственные нужды раскошеливаться. Да только вместо того чтобы начать меньше есть и больше работать, страна в кубышку (Нефтяной фонд) залезла.

А как же! Резко бросать есть нельзя, человек будет возмущён, социальное напряжение вырастет, в животе заурчит.

Короче, всё осталось на своих местах: желания по зарплате огромные, организм жиром забит, одышка мучает, думать и работать по 8 часов трудно, хорошо хоть заначка есть – можно продолжать вкусно есть и делать вид, что всё хорошо.

Но вот запасы кубышки стали заканчиваться, потому что цены на нефть упали, да ещё и соседи резко оживились. Им вдруг работать много захотелось, или их жизнь (санкции и торгово-инвестиционная война) заставила. Как бы то ни было, даже ту небольшую работу, которая ещё была у человека, соседи перехватили, потому что стали делать её дешевле и лучше.

Самое удивительное, что на призывы вставать, двигаться и работать, принимая и предлагая адекватные цены, была мощная отрицательная реакция: "Это обнищание, так нельзя, давайте лучше и дальше тратить резервы, но ни за что не соглашаться на меньшие деньги". Но соглашаться на меньшие деньги всё равно пришлось (провести девальвацию) по простой причине: деньги кончились. Кстати, замечу, катаклизма из-за этого не произошло – никто не умер и не обнищал. Что, в общем-то, и понятно: отказ от десятиразового питания и переход к нормальному трёхразовому выглядит для системно переедавшего ужасно, практически обнищанием или голодной смертью, но на самом деле это просто возврат к норме, который вообще-то полезен для организма.

Суть новой экономической политики (слабый тенге, экспортная политика) заключается в том, чтобы перейти на нормальный режим питания, начать активно работать и зарабатывать, потренироваться, набрать за 10 лет потерянную форму и далее уже стабильно развиваться в здоровом формате.

Потом можно хоть снова на десятиразовое питание переходить (укреплять тенге), если оно будет соразмерно нагрузкам, работе, метаболизму и заработку – в общем, если это будет необходимо для поддержания здорового и развивающегося организма.

В этом примере за режим питания: количество денег в экономике и за силу тенге – отвечает Национальный банк. Играя так сказать, роль доктора. Но он не отвечает за действия человека (экономики), за это отвечает Правительство. Именно Правительство должно проводить активную политику тонизирования экономики, то есть давать нагрузку, выводить экономику в гору, искать работу и вообще в целом задавать активность.

В результате девальвации в ноябре 2015 года человек (экономика) сохранил часть доходов, оставшихся после набега соседей, и получил шанс для развития. Получил после мощнейшей конкурентной атаки передышку, которая позволяет даже немножко побороться за уступленные позиции. Да беда в том, что эта передышка временная.

Резервы кончаются, и если в ближайшие два-три года не начать активно работать, то питание станет ещё и двухразовым. А то ещё и еженедельным. И чтобы этого не произошло, нужно быстро восстанавливать форму – ходить в тренажёрные залы, постепенно увеличивая нагрузку, ходить в горы, на встречи, предлагать свои услуги, делать всякие предпродажные инвестиции, активно инвестировать в маркетинг.

Это и есть новая экономическая политика. Концентрация на продвижении товаров в Казахстане и за рубежом, на маркетинговых усилиях, обеспечении производств продажами – то, что названо экспортным продвижением. Параллельно с этим следует восстанавливать физическую форму – покупать абонементы в тренажёрный зал, бассейн, ходить на семинары и учиться, инвестировать в здоровье – то, что называется инвестициями в инфраструктуру, образование и здравоохранение. И очень важно изменить приоритеты: гордиться не объёмами съеденных деликатесов и мягкостью перин, а пройденными километрами и текущими нагрузками (то, что названо информационной политикой).

Что же происходит сейчас?

Национальный банк, как суровый доктор, ограничивает питание, с одной стороны, потому что денег на прежний уровень потребления уже нет, а с другой - потому что это объективно правильно.

И в результате НБ теперь выглядит "злодеем". Хотя организм по-прежнему требует много еды не потому что нужно, а потому что привык. И правительство, вместо того чтобы концентрироваться на изменении образа жизни: тренировках, маркетинге, продажах – продолжает ту же тупиковую политику. Оно достаёт из заначек деньги и подбрасывает булочки и сладости – программы строительства, ипотеки, инвестиции в производственные активы, ГПИИР. Этого уже и так переизбыток, производства простаивают, это чистый жир, мешающий экономике, но правительство настойчиво продолжает её перекармливать.

Проблема в том, что резервы у правительства те же – Национальный фонд, запасы которого кончаются. Выбор же прост: либо изменить экономическую политику сейчас и использовать резервы на абонемент в нормальный тренажёрный зал, массированное продвижение казахстанских товаров и выстраивание каналов продаж и тогда через год-два-три человек (экономика) начнёт сам хорошо зарабатывать. Либо продолжать его баловаться плюшками ещё год максимум, а потом они все равно закончатся и придётся идти работать, строить ту же экспортную политику и налаживать каналы продаж, только уже без денег на рекламу и продвижение – физическую форму восстанавливать в домашних трениках на дворовых турниках. Ну ещё и питание к тому времени может стать уже двухразовым.

Понятно, что сейчас всем несладко, но это пока неприятности первых дней оздоровительного поста. Вернее, сами неприятности уже практически пройдены, сейчас короткий момент облегчения. Но если не изменить образа жизни, то будет действительно плохо. Пока, к сожалению, все инициативы правительства направлены на то, как бы ещё подкормить экономику, но не на радикальное изменение образа жизни.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter