В продолжение предыдущей статьи я хотел бы остановиться на том, почему реформы, возможно, придётся делать "через колено" и в чём основные трудности.

Как уже упоминалось, принципиальная новизна нового курса заключается в переключении от идеи "государство помогает бизнесу, а бизнес повышает доходы людей и развивает страну" к идее "государство развивает людей, а уже люди разовьют бизнес, и через это будет процветание". Я не знаю, каков будет новый курс, потому что он только в разработке по поручению президента. Мои формулировки отражают моё видение этого курса, которое я изложил в книге три года назад. Инициативы Ак Орды последних полутора лет вселяют в меня надежду, что новый курс будет где-то созвучен моим идеям. И здесь я хочу остановиться подробнее на том, какие препятствия для разворота существуют.

Эти препятствия я разделю на три уровня, условно обозначенных "неосознанное", "сознательное" и "целенаправленное" сопротивление госслужбы и бизнеса.

Неосознанное сопротивление заключается в том, что новый подход непонятен и непривычен для общества и для риторики. Мы привыкли к тому, что бизнес – это основа экономики, помощь ему – инвестиции в успешное развитие, а социальная политика – это обязательная социальная ответственность государства, которая выполняется по мере возможности. Это неверный подход.

Правильным подходом является то, что забота о гражданах, социальная политика – это инвестиции в успешное развитие, помощь бизнесу – это всего лишь одно из многих направлений экономической политики страны, финансируемых по мере возможности. Такой подход трудно осознать даже профессиональному сообществу – вспомните реакцию на административное понижение тарифов в ЖКХ, проведённое Елбасы, и социальные инициативы президента Токаева.

Если кратко, то они характеризовались как административное вмешательство, популизм, провокация иждивенчества. На самом деле это нормальный новый курс по созданию конкурентных макроэкономических условий для развития наиболее трудоёмкой экономики простых вещей, формированию внутреннего спроса в этом сегменте и активизация работы по улучшению экспортных условий.

Новая парадигма мышления ещё требует укоренения, осознания, которые необходимы для выработки нового курса. Представьте себе, что в тёмной комнате внезапно включили свет – понятно, что вам нужно сначала просто привыкнуть к такой новой реальности, оглядеться и понять, где вы, чтобы выбрать свой курс. Это блок неосознанного сопротивления.

Приведу пример со строительством школ и больниц. В старой парадигме было все ясно. Не хватает школ и больниц, значит, предусмотрим финансирование на их строительство и улучшим жизнь людей. В новой идее эта проблема решается иначе – увеличим финансирование на одного учащегося или на одного больного. Это сделает привлекательным бизнес в массовом образовании или массовой медицине, а значит, туда пойдут инвестиции, и эти самые школы и больницы построятся за частные деньги, причём там, где надо, и в том формате, в каком надо.

Как видите, два подхода решают задачу по-разному, причём второй подход классически рыночный, а первый напротив. Но сегодня прямое государственное строительство школ и больниц считается нормальным инструментом рыночной экономики, а создание рыночных возможностей для развития бизнеса в сфере образования и медицины через наращивание финансирования социального обеспечения – популизмом, удушением бизнеса (через рост отчислений в ОСМС, например), провокацией социального иждивенчества.

Осознанное сопротивление заключается в том, что для такого нового курса не подходят старые лекала оценки эффективности. Вернёмся к школам и больницам. Раньше всё было понятно: выбили средства на строительство школ и больниц – строй и отчитывайся. И так во всём: тендер провёл, льготные кредиты раздал, план по открытию производств выполнил, отчитался – все ясно и понятно.

Сейчас непонятно: вроде как рыночные стимулы созданы, но инвесторы, бизнес созревают, взвешивают риски, соответственно, госорганам нужно постоянно анализировать рыночные условия, искать узкие места, мешающие движению рыночных сил в нужном направлении. Так что даже если есть понимание нового курса, исполнителям (то есть госслужбе) важно сформировать адекватные критерии оценки, чтобы не получить по шапке через год.

А значит, есть и осознанное сопротивление, связанное с опасениями, что работа будет выполняться в размытых, нечётко сформулированных критериях оценки. Это нормальный и здоровый страх исполнителя, который, даже если в целом понимает и разделяет курс, требует более чётких формулировок задачи.

Наконец, третий уровень – целенаправленное сопротивление. Источник его прост, и приведу для примера статью фонда Даму "Влияние госпрограмм фонда "Даму" на развитие МСБ и диверсификацию экономики Казахстана", опубликованную в Курсиве.

В статье в качестве достижения фонд пишет: "За 2018 год кредиты, выданные казахстанскому малому и среднему бизнесу по программам господдержки, составили 526 млрд тенге (или $1,3 млрд). При этом, по данным отчёта Financing SMEs and Entrepreneurs 2018 в Канаде, сумма кредитов, выданных МСБ по госпрограммам в 2018 году, составила $1 млрд, в Турции – $2,9 млрд, в Южной Корее – $3,9 млрд". Приведу и другие цифры из того же отчёта.



В Казахстане в 2016 году МСБ получил новых кредитов на 1,9 трлн тенге, из них через систему господдержки прошло 606 млрд тенге, или 32%. В 2013 показатель был 33%. 2014 – 37%, 2015 – 41%. То есть объём господдержки только в кредитовании МСБ в Казахстане в 10 и более раз превосходит показатели развитых стран. Эти данные не включают в себя различные льготные кредиты от АО "Банк развития Казахстана", а также субсидии и различные льготы, проходящие по другим программам: застройщикам, экспортёрам, преференции (завышение цены) отечественным производителям и т.д.

Сегодня объём господдержки бизнеса в стране в разы превосходит уровень ОЭСР и развивающихся стран, при этом уровень налогообложения бизнеса существенно меньше, чем в везде. Небывалый, феноменальный уровень господдержки бизнеса и относительно низкие налоги отмечаются многими иностранными экспертами, организациями и бизнесменами – мы этим очень гордимся. Только вот уровень финансирования социальной сферы, наоборот, намного ниже, но мы говорим: "Бюджет не резиновый".

Новый курс означает возвращение в реальность, устранение перекосов. Это значит, что должно произойти перераспределение денежных потоков между бизнесом и населением, равно как и рост налогов для бизнеса. Естественно, что такой разворот будет вызывать и целенаправленное сопротивление. Тем более что интересы бизнеса консолидированы – профсоюз бизнесменов де-факто стал частью Правительства, а интересы же населения размазаны. Более того, общественное мнение сильно подвержено манипуляциям со стороны общественно-народных "экспертов" и периодически подхватывает совершенно бредовые идеи.

В этой ситуации целенаправленное сопротивление будет всегда, но принципиально важным становится скорость осознания и формулировки новых критериев оценки эффективности нового курса. В связи с этим, по-видимому, не стоит ожидать революционности от нового курса.

Важным является последовательность трансформации этого курса, потому что сам процесс изменений, его обсуждение создают новую нормальность в подходах к развитию экономики. И по мере трансформации будет накапливаться и критическая масса для разворота. Этот процесс не быстрый, но и не медленный – думаю, что в пределах года.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter