Громкой стала новость о том, что ряд членов Общественного совета во главе с теперь уже бывшим председателем вышли из Общественного совета при ЕНПФ. Причём по поводу своего решения председатель сделал и достаточно резкие заявления. Возникло много слухов, разочарований и негатива по этому поводу. Хочу прокомментировать ситуацию как бывший член этой организации, присутствовавший на первом заседании и вышедший из него на третьем в связи с переходом на работу в Национальный банк РК. Я в курсе того, что было на первом заседании и на третьем. Да и сами читатели могут во всём убедиться, потому что все протоколы заседаний опубликованы на сайте ЕНПФ, равно как и все презентации, сделанные Нацбанком и ЕНПФ – работа очень прозрачна.

Во-первых, Общественный совет при ЕНПФ был создан по инициативе самого ЕНПФ "в целях обеспечения прозрачности деятельности АО "ЕНПФ". (см. протокол первого заседания). Очень важно понимать, что это не общественная самоорганизация, а инициатива Фонда для решения конкретных задач. Согласно положению, принятому советом на своём первом заседании, "Совет является независимым внеструктурным консультативно-совещательным органом при акционерном обществе "Единый накопительный пенсионный фонд" (выделено мною. – Авт.)" с вполне определёнными и чёткими задачами, которые касаются только накопительной части пенсионной системы и только деятельности фонда.

Положение обсуждалось (опять же смотрите протокол заседания), и никто не поднимал вопросов о более широком обсуждении. Уже на тот момент было понятно, что такое ОС и каковы его цели и задачи, никто не сказал: "Спасибо за приглашение, но мне это неинтересно, это слишком узко или неэффективно". Положение было утверждено и подписано председателем.

Там же в положении в п.14 сказано: "Выступая в СМИ по вопросам пенсионного обеспечения в Республике Казахстан, накопительной пенсионной системы Республики Казахстан и деятельности Фонда, либо давая иным лицам разъяснения по таким вопросам, член Совета обязан оговаривать, что эти выступления (разъяснения) отражают его собственное мнение (не как члена Совета). Члены Совета имеют право доводить до общественности официальные решения Совета и ответы Фонда, а также иную информацию согласно решениям Совета".

И ещё: "Решения Совета по рассматриваемым вопросам принимаются большинством голосов от числа членов Совета, участвующих в его заседании, путём открытого голосования…"

Жёсткий разговор на третьем заседании начался с того, что члены совета спросили председателя, почему открытый запрос не был вынесен на обсуждение совета, которое планировалось через три дня? Кто и когда одобрил конечный текст запроса? Жёсткость разговору придавал тот факт, что проект запроса вызвал разногласия в ходе обсуждения в групповом чате, предложения вынести текст на совет председателем отклонялись, а конечный текст запроса многие члены совета увидели уже в СМИ.

Как сообщил Досым Сатпаев, комментируя свой уход, он нашёл "одной из интересных возможностей превратить данный совет в новую публичную площадку, где поднимались бы неудобные вопросы, которые касаются развития всей пенсионной системы Казахстана". Но это противоречит положению о совете, принятому самим советом и подписанному самим же Досымом.

Может, для начала всё-таки стоило обсудить такие революционные идеи о трансформации консультативно-совещательного органа при ЕНПФ в публичную площадку для неудобных вопросов по всей пенсионной системе? Вообще-то публичная площадка – это к партиям, общественным организациям, профессиональным ассоциациям, экспертным клубам, Совету по экономике Правительства, может быть, Общественному совету при Министерстве труда и социальной защиты населения. Не говоря уж о том, что при организации публичной площадки, как минимум, необходимо согласовать это с владельцем бренда – в данном случае с ЕНПФ, ведь Досым хотел сделать публичной площадкой совет именно при ЕНПФ.

Так что никакого сужения полномочий не было – всё осталось ровно таким, за что и проголосовал совет при своей организации. Никакого идейного конфликта с ЕНПФ тоже не было – просто члены Общественного совета потребовали прозрачности при принятии решений от их имени и следованию ими же утверждённым правилам.

Опасно, если ЕНПФ станет "прикроватной тумбочкой" Правительства, но ещё опаснее, когда Общественный совет становится личной общественно-политической трибуной, поэтому важна прозрачность принятия решений и следование процедурам.

Кстати, хлёсткая фраза "прикроватная тумбочка" не соответствует действительности. В 2016 году активы инвестировались на рыночных условиях: средневзвешенные ставки для компаний квазигоссектора составили 15,1%, для банков – 15,5%. Для наглядности ниже приведены ставки по депозитам в банковской системе и средневзвешенная ставка размещения пенсионных средств, а также ставки по кредитам и средневзвешенная ставка кредитования квазигоссектора пенсионными активами.

Ставки по кредитам небанковским юридическим лицам:


Ставки по кредитам небанковским юридическим лицам в Казахстане

Ставки по кредитам небанковским юридическим лицам в Казахстане

Ставки по депозитам небанковских юридических лиц:


Ставки по депозитам небанковских юридических лиц в Казахстане

Ставки по депозитам небанковских юридических лиц в Казахстане

Если цель – работа, то она начинается с прочтения документов, в первую очередь, собственных решений, а затем и предоставляемых на многочисленных встречах и обсуждениях. Если цель – публичная площадка для острых дискуссий, пиар, то это, действительно, не формат Общественного совета.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter