Правительство намерено довести среднедушевой ВПП по паритету покупательской способности до 35 тыс. долларов к 2025 году. С учётом того, что сейчас этот показатель составляет 26 тыс. долларов, звучит критика, что показатели роста занижены. Но проблема глубже: если вся стратегия базируется на ценности рядового казахстанца, как заявляет министр, то целевым показателем нужно выбирать не ВВП на душу населения, а номинальный денежный доход или среднюю заработную плату. Это весьма разные показатели.

Внизу на графике представлены отношения годовой средней заработной платы и годовых номинальных денежных доходов населения к ВВП на душу населения. Очевидно, что не всегда и не весь рост ВВП транслируется в увеличение доходов среднего казахстанца – соотношение чаще всего падало, фактически оно чуть вырастает только в кризисные периоды. Выбор стратегического параметра весьма спорен и не отражает концепцию "Благо для всех граждан".



Прозвучавшие показатели обеспечения центральным водоснабжением сформированы в Программе развития регионов–2020, принятой в 2015 году. Там охват централизованным водоснабжением в городах 100% и в селах 80% установлен в качестве целевых индикаторов на 2020 год (стр. 26-27). Из новизны разве что перенос сроков на 5 лет – до 2025.

Идея фикс последнего десятилетия – строительство. Одна из ключевых задач – строительство 100 млн квадратных метров жилья в следующие 9 лет. Для понимания масштаба скажу: столько же было построено за 24 года с 1992 по 2015 г. Максимальные показатели строительства в Казахстане за последние 35 лет были 8,9 млн в 2015-м, 8,8 млн в 1988-м и 8,7 млн в 1987 году.

Ниже приведены изменения цен в реальном выражении (с учётом инфляции) и объёмы ввода жилья в 2003 г. и по октябрь 2016 г.



После кризиса ввод жилья стабилизировался на уровне 7 млн квадратных метров в 2006-2013 гг. МНЭ планирует в следующие 10 лет увеличить предложение нового жилья на 50%, что вызывает несколько вопросов. Во-первых, будет ли спрос на новые площади при небольших темпах экономического роста? Цены уже упали в 2015-2016 гг. Во-вторых, по словам министра, "мы подключаем дополнительные стимулы, дополнительные премии и субсидии, чтобы бизнес самостоятельно в это (недвижимость. – Авт.) вкладывался". Но если цены на жильё будут стагнировать, а тем более падать – пойдет ли частный сектор в строительство?

Думаю, важно заметить, что в 2016 году уже будет введено свыше 10 млн кв. метров, то есть ежегодный план фактически достигнут. Значит ли это, что в последующие 9 лет строительство будет только удерживаться на достигнутом уровне? Тогда зачем вообще эти субсидии и поддержка отрасли – это же не драйвер роста?

Массовое строительство стимулируется государством, когда других драйверов спроса не наблюдается. Жильё не экспортируется, оно не производит новые доходы – после постройки в нем просто живут, – это замораживание денег и инвестиций. Если растут инвестиции в жильё, значит, они изъяты из оборотных средств, из инвестиций в развитие бизнеса. В переводе на нормальный язык искусственное повышение привлекательности от вложений в недвижимость означает ухудшение выгод от инвестиций в развитие и расширение бизнеса.

Министерство планирует дальше развивать предпринимательскую активность через микрокредитование и т.д., планирует снижение занятости на 1%, предполагает появление полумиллиона новых предпринимателей. Массированное продвижение предпринимательской активности со стороны государства, программы развития предпринимательства рождаются оттого, что государство не видит рабочих мест в существующей системе, и оно обучает "лишних людей" как-то находить источники дохода самостоятельно.

Небольшой комментарий про образование. Страна переживает рост рождаемости, и всё больше детей идёт в школу. Зная данные по рождаемости, младенческой смертности и понимая, что в школе находятся дети от 6,5 до 17,5 лет, несложно спрогнозировать примерную динамику количества учащихся в школе до 2021 года. Ограничение до 2021 появляется в связи с тем, что в 2022 году в школу пойдут рожденные в 2016, а их количество пока неизвестно. Ниже на графике приведена прогнозная оценка прироста количества школьников и фактические данные о количестве ежегодно вводимых новых мест в школах.



Из графика видно, что до периода 2009-2011 годов есть существенные расхождения между прогнозом и фактом, но эти расхождения объясняются тем, что массовый существенный отток населения из страны происходил до 2001 года, то есть многие дети, которые должны были пойти в школу до 2000 года и закончить ее до 2011 года, уехали из Казахстана с родителями. В 2012-2015 году прогнозные значения близки к фактическим, поэтому я считаю, что приведённые оценки достаточно близки к реальности.

Уже с 2014 года количество ежегодно вводимых новых учебных мест в два раза меньше, чем прирост числа учащихся. При сохранении темпов ввода учебных мест уже в 2017 году разрыв увеличится до 3 раз. Для решения проблемы необходимо существенно увеличивать бюджеты на школьное образование, но в республиканском бюджете на период 2016-2019 годов есть только сокращение в реальном выражении. Сомнительно, что в местных бюджетах предусмотрен столь существенный рост. Может, это просто совпадение, но в 2015 году отменили оплачиваемые из бюджета школьные завтраки. Родители знают, насколько выросла загруженность школ в последние три года. При этом министр образования планирует переход на 12-летнее образование уже с 2017, а не с 2019 года, что ещё больше нагрузит школы. Понятны бюджетные ограничения, ведь много денег уходит на поддержку строительства и субсидирование бизнеса и предпринимательства.

Между тем у нас уже другая, новая реальность. В результате новой политики тенге казахстанские товары подешевели против импортных (китайских, американских, европейских) на 20-50%, против российских на 10-15%. Это мощное ценовое преимущество, которое у нас появилось недавно и которого не было 15 лет. Ниже приведен индекс реального эффективного курса тенге.



У нас фактически двукратный запас мощностей в обрабатывающей промышленности. Ниже – данные по загрузке мощностей по разным секторам обрабатывающей промышленности в 2015 году (названия всё равно не прочитаются на графике, поэтому заменены цифрами).



В новой реальности, после существенного сравнительного удешевления отечественной продукции против импортной сформировано огромное пространство экспортного и внутреннего спроса, есть не загруженные мощности. Нужно всего лишь загрузить мощности, то есть сконцентрироваться на продвижении товаров, маркетинга, поддержке экспорта, торговых кредитах. Загрузка производств приведёт к росту энергетики, водоснабжения, ЖКХ, росту занятости наёмных работников, существенному росту налоговых поступлений.

Это гораздо дешевле субсидирования строительства жилья, новых производств, венчурного финансирования новых предпринимателей, льготных кредитов через институты развития. Можно сильно сократить программы поддержки бизнеса – он уже получил огромную курсовую поддержку. Снижение расходов на господдержку при росте налоговых поступлений и занятости даст средства и на социальные нужды и на образование.

Повторю, я не видел Стратегии в полном виде, но исходя из того, что министр посчитал важным подчеркнуть, и на основании вышеизложенного могу сделать следующий вывод.

Во-первых, ничего принципиально нового в ней нет.

Во-вторых, в бюджете на 2017-2019 гг. она практически не отражена. А это период, охватывающий три из девяти оставшихся лет.

В-третьих, и это самое главное. Экономическая реальность для Казахстана действительно изменилась, и наша несырьевая экономика получила окно возможностей для роста в виде существенно улучшившихся условий внешней торговли. Озвученные же основные подходы Стратегии-2025 не только не учитывают эту новую реальность, но по своему смыслу прямо вредят экономическому развитию страны.

Стратегически искажая инвестиционный рынок субсидиями и льготами для недвижимости, мелкого, начинающего предпринимательства, малого и среднего бизнеса государство уводит значительные государственные и частные средства из нормальных конкурентных, рыночных и прибыльных инвестиций в обрабатывающую промышленность, несырьевой экспортный потенциал. Улучшение торговых условий – ситуация временная, её эффект длится три-пять лет. Если не воспользоваться этим окном возможностей, то всё вернется на круги своя – в следующий кризис, который накроет нас в 2021-2023 годах.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter