В последнее время в соцсетях и средствах массовой информации наблюдается всплеск сообщений об изнасилованиях в разных городах девушек, детей, мужчин, который сопровождался негативом в адрес полицейских и судов. Им припомнили и припоминают всё – и укрывательство преступников, и несправедливые приговоры, и коррупцию, и некомпетентность.

И все правы.

Если произошло преступление, а жертва не может найти справедливости в госорганах, то она должна использовать все средства, в том числе и средства массовой информации и общественность.

Общественность совершенно справедливо выражает свое возмущение и негодование, и она тоже права.

Средства массовой информации тиражируют и распространяют негодование, поддерживая внимание (и свои рейтинги), и они тоже правы – темы находят резонанс, показали свою значимость, СМИ не может не освещать такие события.

Силовые органы сдержанны в комментариях – они тоже правы, они должны действовать в юридическом поле, не могут поддаваться на угрозы или популистские лозунги. Не их вина, что в данных конкретных случаях сдержанность воспринимается как уход от ответов. Зато они показывают успешные операции по борьбе с терроризмом, активно тренируются, и они не виноваты, что этим ещё больше пугают общественность.

Общество расстроено и разочаровано – и оно тоже право. Люди работали как могли, где могли и насколько могли, они выполняли задания и поручения, свои задачи, но это оказалось бессмысленным – по какой-то непонятной логике оказалось, что, несмотря на все усилия, они беднеют, а страна валится в кризис. При этом они, задыхаясь от нехватки денег, с изумлением наблюдают, как на их же деньги, которых им и не хватает государство строит Меги/Экспо, поддерживает бизнесы и акционеров бизнесов, которые их же и увольняют или сокращают им заработные платы.

Государство продолжает искать и выдавать деньги, и оно тоже право, ведь если оно не будет выдавать деньги, то тогда население ещё больше пострадает.

Все абсолютно правы. Так бывает часто, когда вдруг нарушаются коммуникация и взаимопонимание. У каждого складывается своя собственная картина мира, которая не разделяется соседом, оппонентом, другом, и в этой картине мира каждый прав, но в результате рассыпается реальный мир – начинается конфликт.

Нужно признать, что где-то у нас нарушились коммуникации, и садиться разговаривать, обсуждать, воссоединять и согласовывать разные картины мира. И сделать первый шаг должно государство и власть. Первый ход на этой, государственной, стороне, по той простой причине, что именно власть несёт ответственность за стабильность общества и государства, то есть за гармонию в обществе - так прописано во всех наших документах, такова договоренность, такова система государственности. Власть потому и стала властью, что взяла на себя ответственность, ибо без ответственности нет власти.

С другой стороны, власть по определению является более консолидированным институтом. которому легче принять решение, сформировать позицию и начать процесс. Мы так долго строили меритократию на государственной службе, что власть, очевидно, должна быть мудрее, дальновиднее и умнее, чем общество.

Важно начать разговор, услышать мнение сторон, а не пытаться "продавить" свою позицию "не мытьём, так катаньем", манипулировать или запугивать наказанием. Это должен быть диа- или полилог, потому что монологи уже привели ситуацию туда, где она есть. Разговор будет сложным и, наверное, не совсем приятным, но ситуация пришла к состоянию, когда избегать и откладывать этот разговор становится опасным. Само общество ищет общения, и этим нужно пользоваться. Поводов, как и линий для разговора - очень много, и они разные, важно просто начать.

По крупному счёту, я не прав, разделяя власть и общество, так как государственные служащие и власть являются частью общества. Но сегодня и в контексте этой статьи я прав в таком разделении, и моя правота меня не радует.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter