Бытует мнение, что будущее развитие страны основано на нефтяном секторе. Это огромная ошибка, и чем раньше придёт отрезвление, тем будет лучше для всех.

Мы привыкли думать, что нас ждёт великое будущее ближневосточных стран, что нефть нам даёт подушку безопасности, потому что у нас огромные её запасы, у нас растёт её добыча, и иностранные инвесторы мечтают попасть в Казахстан. Так было в 2000-2010 годы, и именно тогда нам с удовольствием давали деньги в качестве инвестиций в месторождения, в виде банковских кредитов, потребительских займов, денег приходило с каждым годом всё больше и больше, ведь и цена на нефть росла в разы, и объёмы добычи росли в разы.

Но после 2010 года ситуация сильно изменилась, а осмысление этого не пришло, как мне кажется.

Ниже приведён прогнозный график добычи нефти в РК из доклада Министра нефти и газа на VII Евразийском форуме Kazenergy 2 октября 2012 года.



Пунктирной линией дан график без учёта проекта будущего расширения ТШО, который должен дать дополнительно свыше 12 млн тонн нефти в год и планировался к запуску в 2020 году, 3-й фазы КПО и 2-й фазы Кашагана. Доклад был сделан в октябре 2012 года, и сейчас уже понятно, что все эти проекты не будут реализованы в ближайшем будущем. Более того, и запуск Кашагана является весьма спорным в 2017 году, а скорее всего, в условиях текущих цен на нефть он не будет запущен.

Опираясь на данные, приведённые в феврале 2016 года министром Владимиром Школьником о том, что с запуском Кашагана планируется получить дополнительно в последующие три года 7, 11 и 13 млн тонн, соответственно, я вычел также данные и по 1-й фазе Кашагана и спрогнозировал добычу до 2020 года – на следующую пятилетку.

Вот что получилось. Синим обозначены фактические данные добычи нефти, красный столбец – официальный прогноз добычи на 2016 год, зелёные столбцы – оценки автора без учёта Кашагана и расширения Карачаганака.


добыча нефти в Казахстане по годам

Добыча нефти в Казахстане по годам

Быстрое падение объёмов добычи связано с тем, что значительная часть месторождений являются старыми, особенно месторождения "КазМунайГаза", и во многом исчерпавшими ресурс. Уровень добычи на них поддерживается огромными и весьма затратными усилиями. Достаточно заметить, что при цене в 30 долларов за баррель объём добычи прогнозируется на уровне 73 млн тонн, текущий прогноз в 77 млн тонн соответствует прогнозной цене в 40 долларов за баррель.

Удержание уровня добычи нефти на старых месторождениях сегодня напоминает стахановские подвиги в Советском Союзе, а такое состояние не может долго продолжаться. Излишнее стимулирование скважин приводит к резкому падению их продуктивности через несколько лет.

Сегодня эта стахановская битва идёт по принципу "нам бы день простоять, да ночь продержаться – а там и Кашаган заработает", но ведь он может и не заработать, особенно с учётом текущего уровня цен, или заработать в существенно урезанном формате – только для поддержания инфраструктуры, но не более, чтобы не наращивать убытки.

Я хочу подчеркнуть: даже в если цены на нефть взлетят сейчас до 100 долларов за баррель и выше и Кашаган заработает в 2016 году, Казахстан до 2020 года сможет только удержать текущий уровень добычи, но не нарастить его. Просто потому, что все проекты требуют времени и денег для их реализации, а они откладывались и замораживались.

Так что в лучшем, практически несбыточном сценарии нефтяная отрасль не сможет стать драйвером роста, она может только в какой-то степени удержать экономику от полного провала, но не вытянуть её. Сегодня ситуация сильно отличается от кризиса 1998 и 2008 годов. С 1997 по 2000 год объём добычи нефти в Казахстане вырос на 40%, пусть и были низкие цены. С 2007 по 2010 год объём вырос на 20%. Сегодня, с 2013 по 2016 год падение объёмов составит 5%, а далее, при отсутствии Кашагана, в 2017 году падение будет и 13%.

В сегодняшних реалиях нефтяной сектор страны также нуждается в поддержке, в том числе и в части отмены экспортной пошлины и снижения налогового бремени.

Мы стоим на границе серьёзного падения нефтяной ренты, и необходимо это чётко осознавать. Национальный фонд будет стремительно сокращаться в любом случае, из-за уменьшения поступлений и активных трансфертов в бюджет, а также в ГП ФИИР и различные институты развития. Сами резервы у нас меньше, чем они выглядят, потому что в них есть и валютные свопы, которые активно применялись Национальным банком в 2014-2015 годах, и неликвидные ценные бумаги внутренних эмитентов – "Байтерека", "Самрук-Казыны", "Даму", "КазМунайГаза", банков.

Это делает нерабочими стратегии плавных переходов, институциональных изменений, консервирования ситуации в ожидании естественного роста. Сейчас необходима активная перестройка экономической политики, анализ эффективности мер государственной поддержки, перестройка ментальности через формирование нового информационного пространства, жёсткие и эффективные действия в налоговой, таможенной, монетарной политиках.

Все эти меры должны исходить из адекватных оценок реальности и действительности, которые пока наблюдаются с трудом, исходя из мной наблюдаемых публичных выступлений, заявлений и дискуссий.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter