Сегодня, к сожалению, система образования стала полигоном для различных хронических экспериментов, что дестабилизирует и разрушает её: в погоне за лучшим теряется образование вообще.

Между тем, образование, особенно школьное, является весьма специфической областью деятельности, основы которой нельзя изменить или улучшить быстро и точечно. Любые изменения, во-первых, транслируются на весьма продолжительный срок, во-вторых, результаты этих изменений, также проявляются не раньше чем через несколько лет, в идеале - не менее трёх-пяти. Введение нового предмета в школьное образование требует его разработки, затем требуется подготовка самого учителя. Для понимания трудоёмкости и времяёмкости этого процесса сообщу, что значительную часть высшего педагогического образования составляет подготовка учителя к существующим программам.

Процесс преподавания нового предмета или старого, но - по новой программе является всегда экспериментом длиною минимум в год. В ходе этого процесса выявляются плюсы и минусы системы подачи материала, совмещения его с другими программами, нарабатывается опыт, вносятся коррективы в учебники, методики, последовательность подачи материала и уровень допустимой нагрузки. Второй год преподавания является фактически ещё одним экспериментом, учитывающим особенности первого года. Но и этим всё не ограничивается. Математика, литература, языки, биология изучаются постоянно с усложнением и углублением - знания каждого года становятся базой для последующих лет. Промахи и недостатки первого года будут проявляться в следующем году, когда новые знания будут накладываться на полученный ранее фундамент.

То есть, после первого года преподавания (первого эксперимента) учитель корректирует СВОЮ методику и начинает второй эксперимент - использовать её уже со следующим классом. Однако обратную связь, позволяющую делать вывод об эффективности своей методики, он получит ещё только через год – от учителя, к которому перешёл его первый экспериментальный класс. Так что новая методика получит ближайшие результаты в лучшем случае,только через два года с начала её внедрения. Подчёркиваю: это первые, неполные результаты.

В целом же новая методика или таковой же предмет становятся более или менее нормальным образовательным продуктом через три – пять лет.

Для широкого же внедрения уже готового продукта необходимы массовые учебные материалы, которые не содержат ошибок и опечаток - создание таких материалов также требует не менее года работы ПОСЛЕ разработки образовательного продукта. Необходима подготовка самих учителей, которая не может быть проведена в рамках недельных курсов. Как вчерашний выпускник педагогического института не становится сразу учителем, так и обычный учитель, даже снабжённый новыми пособиями, не может в первый же год качественно дать знания по этим методикам – он должен ещё сам прочувствовать и проработать их. Это тоже требует пары лет адаптации для самого учителя.

Непонимание всех этих процессов характеризует следующий подход: "Если читать, писать и считать умеешь – значит, ты уже готовый учитель начальных классов. Да и вообще: если учебник пересказать можешь, оценки ставить будешь – вот ты уже и учитель". Есть ощущение, что такой подход у нас реализуется уже достаточно долго.

Падение уровня школьного образования, а вместе с ним и вузовского связано именно с постоянными попытками его улучшений. Чем выше активность в реформах, чем больше новых учебников, авторских методик и инноваций в этой сфере, тем меньше понимания у учителей, родителей самих школьников базовых и главных аспектов образования. Выпускники педвузов вместо того, чтобы становиться учителями, опираясь на опыт старших поколений и полученные теоретические знания, попадают в "инновационную" среду, где опытные учителя являются такими же новичками, а теоретические знания не работают, потому что методики и программы "устарели". В итоге вся система дружно экспериментирует, бесконечно формируя экспериментальные поколения без системных знаний, которые продолжают тиражировать эксперименты.

Единственным выходом из этого порочного круга является фиксация текущих программ и методик в том виде, каковы они есть. Это тот случай, когда пусть будет не очень хорошая, но какая-то последовательная и стабильная система, чем хаос постоянных улучшений.

Я очень большой противник единого национального тестирования (ЕНТ), как принципа оценки знаний выпускников школ, но поддерживаю эту систему сегодня именно с точки зрения её стабильности и предсказуемости. Хоть она и плоха, но пусть пока будет действовать, потому что уже стала частью системы. Консервация существующей системы образования должна сопровождаться огромной и кропотливой работой "заднего плана" по совершенствованию её, исправлению существующих учебников, формирования взаимодействия с учителями с точки зрения обратной связи, предложений и замечаний. Ближайшие пять лет необходимо посвятить отработке уже сделанных инноваций, анализу предложений по улучшению текущей системы.

Трёхъязычное образование – это очередное бессмысленное потрясение.

В результате него массового прироста действительно трёхъязычных выпускников не будет, зато сильно упадут знания по традиционным предметам, которые начнут преподавать учителя, сами не владеющие языками, терминологией по непонятным программам. Опыт "Назарбаев интеллектуальных школ" не тиражируем на всю страну. В этом проекте - особенный преподавательский состав, набираемый на конкурсной основе, а финансирование и материальная база таких школ на порядок превосходят обычные, да и приём учеников происходит через жёсткий отбор.

В медицине новый препарат должен пройти многолетние клинические испытания, причём не на избранной группе мастеров спорта, а на обычных среднестатистических добровольцах. Только по их результатам он разрешается к массовому применению. Но и после разрешения врачи могут его не назначать, а больные не покупать, пользуясь проверенными аналогами. В системе государственного школьного образования отказаться от "нового препарата" невозможно – он обязателен, и альтернативой являются лишь дорогие частные школы, а значит, и ответственность за результаты экспериментов в системе образования - гораздо выше.

Я написал эту колонку в целом про подходы к экспериментированию в области образования, потому что проблемы именно в них. Нет предела фантазиям взрослых на тему образования и воспитания, так что критиковать отдельные инициативы -бессмысленно. Принципиально важной является позиция государства - позволять ли проводить безответственные эксперименты над своими маленькими гражданами или защищать их от новаторского зуда авантюристов от педагогики.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter