В связи с очередной волной девальвационных обсуждений хотел бы популярно объяснить, почему страхи беспочвенны, а заодно и в целом объяснить, как работает валютный рынок и почему усилиями Правительства сегодня сделать девальвацию невозможно.

Государство может получать дополнительные доходы от девальвации, только если оно само искусственно поддерживает низкий курс. Точно так же, как если государство искусственно поддерживает низкую цену на колбасу, то оно своим решением может поднять цену, либо прямо подняв цену к рыночной, либо ограничив объёмы собственной удешевлённой колбасы. Но если сегодня государство не присутствует на рынке колбасы, жевательных резинок и ширпотреба, не продаёт удешевлённую колбасу, брюки или мясо, как оно может поднять цену (девальвировать эти вещи)?

Самая идея девальвации как источника пополнения бюджета состоит в том, что государство искусственно занижает курс валюты, постоянно продавая долларов больше, чем нужно рынку. Предположим, что рыночный курс составляет 300 тенге за доллар, но в силу того, что НБ постоянно продаёт дополнительную валюту, скажем на 100 млн в месяц (делает интервенции), курс удерживается на уровне 150. В такой ситуации понятно, что доллары купят и по 170-200-250-280 тенге. И тогда действительно есть соблазн с какого-то момента продавать не по 100, а по 50 млн в месяц, при этом курс взлетит, скажем, до 250 – в итоге государство за меньшее количество долларов получит больше тенге.

Сегодня тенге находится в свободном плавании, и никто доллар дороже 330 тенге не покупает. Для того чтобы поднять курс хотя бы к 340-350, не говоря уже о фантастических 420, государство должно их активно покупать, то есть находить тенге и покупать на них доллары, просто потому что дороже 330 тенге он никому сегодня не нужен – слишком дорого.

Иными словами, сегодня для того чтобы девальвировать тенге, Правительство должно найти эти тенге и на них начать активно скупать доллары.

Разговоры о том, что для покрытия дефицита бюджета государство будет делать девальвацию, откровенно безграмотны: в текущих условиях для девальвации нужны деньги, то есть нужен профицит бюджета, лишние деньги, потому что это дополнительные затраты, а не экономия или источник пополнения средств.

Есть второй вариант – командный: можно создать искусственный дефицит валюты на рынке, то есть запретить населению и предприятиям продавать валюту. Подчеркну, что запретить именно продажу, при этом всячески стимулируя покупку валюты населением и предприятиями. Но этот вариант фактически означает ограничение на использование собственной валюты в собственной стране, я даже не слышал и не представляю таких примеров: зачем тогда государству пополнение бюджета в национальной валюте, если оно само ограничивает её хождение?

Забавно то, что если теоретически государство совсем остро будет нуждаться в деньгах и решит продавать дополнительную валюту из Нацфонда, то тенге как раз укрепится, потому что появится дополнительный приток долларов – соответственно, цена на него упадёт.

Так что чем страшнее рассказы о возможном дефиците бюджета, тем вероятнее как раз укрепление тенге.

В общем, ситуация свободного плавания валюты принципиально отличается от политики фиксированного курса или валютных коридоров – это совершенно разные внутренние механизмы. Понятно, что внешне всё одинаково: банк, биржа, обменный пункт, курс покупки и курс продажи, и везде вроде бы рынок. Но это одинаково только для неспециалистов – внутренние механизмы, взаимосвязи и взаимозависимость, принципы работы совершенно разные.

Кстати, затрону ещё один часто упоминающийся момент: излишняя ликвидность, которая стерилизуется НБ РК якобы для недопущения её на валютный рынок. Это также логика из прошлого, не имеющая отношения к текущей реальности.

В условиях фиксированного курса стерилизация тенговой массы действительно в первую очередь проводилась (если вообще проводилась) во имя удержания курса. Логика была простая: все понимают, что курс занижен и не является рыночным, а значит, если есть свободные и дешёвые тенге, нужно конвертировать их в валюту – в любом случае не проиграешь. Если государство удержит давление, и курс не изменится, то ничего не потеряешь, а если государство сломается и девальвирует, то выигрыш очевиден.

Так спекулянты атакуют различные коридорные валюты, так Сорос обвалил фунт.

В условиях свободного плавания рыночные игроки понимают, что если сейчас все пойдут в валюту, то курс сразу вырастет, скажем до 350-360 тенге за доллар, а продавать потом придётся задёшево – ведь завтра все начнут фиксировать прибыль (продавать), и курс свалится до 320. В итоге вместо прибылей – убытки. Так работает свободный рынок

Так что в текущем механизме НБ стерилизует тенговую массу не от валютного рынка, а для снижения инфляции. Если дешёвые тенге расползутся по стране, то это подстегнёт инфляцию, снизит эффективность экономики и т.д., и т.п. Да, в результате начнётся давление и на валюту, но только как результат инфляции и экономических проблем, порождаемых ею.

Так что пока на рынке всё спокойно, курс будет и далее колебаться в пределах 320-340 тенге за доллар, что находится в пределах коридора в ±3%. Может чуть укрепляться, может чуть ослабляться. Текущий уровень легко абсорбирует в себя колебания цены на нефть. Даже её возможные очень широкие движения от 35 до 55 долларов за баррель вполне могут поместиться в этот коридор. Он даже может сместиться и ниже в район 315-335 в связи с постепенным переключением спроса и торговых потоков в рубль, о чём я писал в предыдущей статье.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter