Вот уже несколько недель прошло после знакового события – в Казахстане впервые появился второй по счёту президент страны. Я читал различные версии того, сулит ли нам это какие-то изменения, и считаю, что изменения будут, они неизбежны и принципиальны. Это вовсе не означает смену политического курса или какую-то нестабильность. Смена затронет принципы и философию принятия решений, что повлечёт за собой изменения и в системе государственного управления, а значит развитие эффективной политики. Причём этот процесс уже не зависит от того, кто будет следующим президентом, что появится в результате выборов.

Посмотрим, что же изменилось в принципах и философии принятия решений. Первый Президент вырос и сформировался в производственной ветви жёсткой вертикально-иерархичной структуры управления экономикой (тогда ещё народного хозяйства). Начинал с производства, в партийной работе рос из парторганизации металлургического комбината, был председателем Совета Министров в социалистической системе, когда решения принимались директивно, сверху вниз. Тезис "сначала экономика, а потом политика" в том числе, отражает и весь управленческий опыт, когда план, выполнение норм выработки, то есть "экономика" были ключевыми показателями оценки эффективности. Этот опыт и компетенции позволили сохранить стабильность в стране, сохранить её, наиболее эффективно из всех стран СНГ провести рыночные реформы и легче всех пройти переходный период 90-х.

Второй президент, как и все видимые претенденты, не имеет такой школы и такого опыта. Кто-то в силу своего возраста уже вырос в рыночной экономике, а те, у кого есть советский опыт, тем не менее не имеют такой производственной школы. Здесь важно отметить, что довольно жёсткая вертикаль, которую также называют суперпрезидентской формой правления не является институциональной – жестка только в силу личности Елбасы, его персоны. Ну и последние изменения с перераспределением полномочий эту вертикаль системно ослабили.

В итоге, мы получаем системное изменение принципов принятия решений – отход от ручного, прямого, директивного управления, свойственного "крепкому хозяйственнику" к некоему политическому, непрямому управлению. Ещё раз подчеркну, что это изменение принципов является системным и неизбежным просто потому, что в стиле "крепкий хозяйственник" никто больше работать не умеет. Статус же Елбасы, Председатель Совбеза, руководитель партии, руководитель АНК не позволяет прямо участвовать в хозяйственно-экономических решениях.

Также произойдут изменения и в философии принятия решений. Первый Президент формировал страну, демаркировал границы, легитимизировал и закреплял статус страны в международных организациях и вообще мировой системе взаимоотношений. Соответственно, в первые 15 лет многие решения диктовались необходимостью заявить о себе, рассказать о себе, показать, что есть такая новая страна, новый субъект международных отношений. Кроме того, и стране, и Первому Президенту в условиях геополитического и мировоззренческого слома крайне важна была история успеха – "из третьего мира в первый", "от осколка Советской империи к снежному барсу". И эта философия – "как можно громче заявить о себе и своём успехе в мире" – естественно и неизбежно насквозь пропитала или вросла в систему принятия решений, возможно, принимая в какие-то моменты гротескные формы.

Второй и последующий президенты Казахстана работают в рамках уже установившегося, сформированного статус-кво. Перед ними не стоит эпохальных мегавызовов перехода от социализма к капитализму, формирования государственности, границ, встраивания в систему международных отношений. Перед ними есть другие задачи и вызовы, среди которых много непростых, но они гораздо менее грандиозны, и более рутинны, если можно так выразиться. Есть экономика, есть сложившиеся политики, институты, системы принятия решений – возможно, их нужно трансформировать, каким-то образом менять, повышая эффективность во благо граждан страны. Работа следующих президентов покажет, насколько хорошо будет развиваться страна, но важным является то, что задачи и масштабы у них рутинизированы, а значит цели и задачи более практичны и приземлены, соответственно и решения будут гораздо практичнее – это неизбежно.

Такие системные изменения принципов и философии принятия решений преемником приведут к изменениям и в государственной политике.

И, разумеется, системно изменились правила игры. Нет теперь однозначного лидера президентской гонки, соответственно, глас народа и популярность кандидата в народе будут значимым фактором при выборах президента страны, каким бы образом де-факто ни принималось решение.

В динамике систем есть значимые поворотные точки, которые меняют саму логику существования и развития этих систем. 19 марта мы прошли через такую поворотную точку, произошло качественное изменение системы, и это важно понимать. Все дальнейшие решения и события станут результатом развития страны в этих качественно иных условиях, что проявится в определенной непоследовательности и непонятности в экономической и внутренней политике. Страна, общество, логика государственного мышления ещё имеют инерцию старых принципов и философии взаимоотношений, но условия и траектория изменились, и это взаимодействие старых принципов и новой реальности будет порождать непоследовательности. И ещё раз подчеркну, что речь не идёт о какой-то кардинальной смене политики – речь идёт о смене подходов, принципов логики и философии достижения поставленных политических и экономических результатов.

Проиллюстрирую сказанное последними изменениями и социальными инициативами. Цель войти в 30-ку осталась, но раньше индикатором, методом и инструментом достижения цели был рост ВВП, а в последних инициативах методом и инструментом становится рост реальных доходов и благосостояния граждан. Цели и задачи – те же, но логика и механизмы абсолютно иные, соответственно и политика будет иная.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter