Недавно прозвучало заявление Министра индустрии и развития о том, что в Казахстане мало хорошо проработанных и привлекательных для инвесторов проектов. Следует отметить, что такая ситуация в экономике существует уже не первый год. И наконец-то стала видна всем. Сегодня стране, наверное, даже не нужны новые проекты и какие-то дополнительные мощности, равно как и свежие институциональные реформы – бизнес-климат сегодня не является ключевым фактором индустриального развития страны. Проблема заключается в другом: в отсутствии правильной и системной экономической политики.

В текущих условиях забота об улучшении бизнес-климата, институциональные реформы, снижение бюрократических барьеров напоминают "надраивание" полов и протирание чистой посуды в давно пустующей гостинице. Занятия сами по себе очень важные и нужные, но в отсутствие посетителей – бесполезные.

Менеджменту такой гостиницы важнее решать проблемы в маркетинговой и тарифной политиках, менять позиционирование, формат, стратегию деятельности, – в общем, нужно обеспечить востребованность гостиницы, а уж потом предпринимать усилия по удержанию в ней гостей, в том числе суперчистыми полами и белоснежными скатертями.

Сейчас мы видим перенаправление усилий Правительства в сторону развития уже существующих производств и поддержки их экспортной ориентации. Увы, перестроение это происходит очень медленно и, скорее, не по инициативе Правительства, а просто от безысходности. Очевидно, что после прямых указаний Президента на неэффективность инвестиционной политики, реализуемых мер государственной поддержки и в условиях ограничения финансирования из Национального фонда невозможно продолжать старую, экстенсивную экономическую политику. Однако контуры новой так и не определены.

Необходимость развивать экспорт и поддерживать эффективные предприятия является очевидностью, с которой невозможно поспорить, но если все эти  меры не наполнены конкретным содержанием, не подкрепляются переформатированием институтов, то в итоге мы видим привычные конъюнктурные декларации.

Рассмотрим ситуацию с АО "Экспортно-кредитная страховая корпорация "КазЭкспортГарант". Она является специализированной компанией для страхования рисков формирования экспорта несырьевых товаров, услуг и инвестиций за рубеж. Компания была создана давно, но серьёзно так и не заработала и сейчас выставлена на приватизацию. Между тем страхование возможных рисков является одним из ключевых инструментов государственной политики развития экспорта, так что отказ от такой деятельности или передача её в частный сектор символизирует бессистемность экспортной политики.

При этом политика стимулирования экспорта опирается на вполне понятные и достаточно прозрачные механизмы, которые применяются во всём мире. Ничто не ново под луной – как правило, различаются только комбинации, формируемые из общего стандартного набора инструментов.

Во-первых, необходимо максимальное удешевление ресурсов для национального производителя в стране. Достигается это несколькими инструментами: слабая валюта, низкая цена за пользование инфраструктурой, дешёвое сырье. По дешёвому сырью понятно – здесь многое определяет география. Но два других аспекта вполне могут быть под контролем у любого суверенного государства.

Слабая валюта. Много уже было написано по этому вопросу, но пока не видно системного построения монетарной политики в этом направлении. Да, сейчас у нас установился равновесный курс тенге, но он равновесен только для текущих условий: здесь и сейчас. Это равновесие для текущего состояния экономики, но если мы хотим развивать экономику в том или ином направлении, то курс необходимо искусственно, где-то даже внерыночно, подтягивать, в зависимости от необходимости, в ту или иную сторону. Правильная государственная политика в том и заключается, чтобы создавать макростимулы для развития экономики в нужном направлении. Так что вопрос курсовой политики остаётся открытым и сегодня.

Низкая цена за пользование инфраструктурой. В первую очередь это касается тарифов, и здесь должна быть чёткая политика отказа от так называемого рыночного тарифообразования. Сегодня, когда мы имеем нестабильного потребителя (субъекты бизнеса и население), рыночные отношения в ЖКХ вредны. Считаю важным как минимум сохранение тарифов на текущем уровне с финансированием инвестиционных программ в этой сфере из средств Национального фонда или республиканского и местного бюджетов. Пока в этом вопросе позиция Правительства, скорее, за повышение тарифов, что противоречит принципам стимулирования экспорта.

Низкая стоимость инфраструктуры и рабочей силы сделает коммерчески выгодными множество производств и проектов, а после того как они разовьются, можно рассматривать и вопросы повышения цен.

Далее, необходима концентрация усилий на продажах, на поддержке маркетингового направления бизнеса. Это означает финансирование консультационных услуг по позиционированию товаров, брендингу, развитие системы экспортного кредитования, снижение рисков экспортных сделок, предоставление инструментов управления валютным риском для экспортёров и импортёров, финансирование мероприятий по продвижению продукции.

Значительная часть такой поддержки возможна только через развитие соответствующих систем и институтов.

Для кредитования экспорта необходимо создание экспортного кредитного агентства, в принципе, это можно сделать на базе БРК. Для полноценного функционирования такого института необходима разработка систем и процедур оценки финансовой состоятельности иностранных заёмщиков, развитие двусторонних партнёрских отношений с иностранными финансовыми институтами, активное использование Евразийского банка развития. Такая инициатива может существенно повысить роль Казахстана в пространстве ЕАЭС в финансовой области, даже обеспечить лидерство в некоем значимом сегменте.

Накопленная активность по оценке рисков потребителей казахстанской продукции позволит капитализировать и добавить заявленную ценность компании по страхованию экспорта. Для повышения эффективности работы такой компании можно рассмотреть норму об обязательном страховании экспорта. Это, быть может, и не совсем рыночный механизм, но его внедрение вполне укладывается в рамки полномочий государства и формально не противоречит нормам ВТО.

Понятно, что в таком механизме низкорисковые торговые операции (сырьевые) фактически будут субсидировать более рисковые сделки в обрабатывающей промышленности – но ведь развитие несырьевой индустрии за счёт сырья как раз и является стратегической целью экономической политики, к сожалению, не реализовывавшейся до сих пор в нашей стране с достаточной активностью.

Развитие инструментов хеджирования валютных торговых (свопы, фьючерсы и опционы) рисков находится в сфере монетарного регулирования. Сегодня этот инструмент есть, но он ограничен в масштабах и фактически используется только для финансового рынка и его участников. Необходимо развить этот инструмент, удешевляя и упрощая его применение, стимулируя финансовые институты продавать такой продукт в реальный сектор.

Финансирование маркетинговых программ также возможно осуществлять на системной основе через тот же Фонд "Даму" или "Казнекс", необходимо просто разработать иные подходы к такой деятельности. В любой компании и в любом бизнесе существует система оценки эффективности маркетинговых программ, целевые показатели... Они, конечно, другие, они сложнее, чем те, что используются при оценке, скажем, эффективности завода, но они есть. Это такие же проекты, только с иной системой оценки, и нужно просто разработать соответствующие методологии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter