19 лет назад американка из штата Вирджиния Виктория Шарбону вместе с двумя приёмными детьми Сарой и Марком приехала в Тараз. Она помогала организовать детский лагерь для сирот. В итоге она решила, что хочет остаться в Казахстане. Женщина вместе с подругой Элизабет Турнок основала фонд помощи детям "Қамқор жүрек" ("Заботливое сердце"). Он оказывает поддержку детям-сиротам, матерям-одиночкам, детям с физическими ограничениями.

А 7 мая Виктория покинула Казахстан. Суд города Тараз постановил выдворить её из страны без права въезда на пять лет.

Трудности перевода

В 2018 году Виктория получила вид на жительство в Казахстане. В том же году она обратилась в миграционную службу с заявлением о перерегистрации из города Алматы в город Тараз.

Так как необходимые документы были на русском языке, женщина обратилась за помощью в их оформлении к юристам. В итоге документы были поданы с ошибкой. Как писал портал Vlast.kz, в анкете на вопрос "подавали ли вы раньше документы на постоянное проживание" был дан ответ "нет". Хотя такое заявление Виктория подавала. По словам адвоката Виктории Жангельды Сулейманова, она предоставляла юристам всю необходимую информацию.

В 2015 году Элизабет Турнок рассказывала СМИ, что ранее миграционная полиция уже накладывала на Викторию штраф, так как на тот момент она приехала в РК по частной визе без права на работу. Бет утверждала, что в то время женщины итак не работали на территории РК, но языковой барьер помешал объяснить это полиции. С этим случаем связано то, что Виктория долгое время не могла получить вид на жительство.

Сейчас Виктория находится в Кыргызстане в ожидании рассмотрения апелляции в Верховном суде Казахстана. В интервью informburo.kz она рассказала, как сейчас работает фонд "Қамқор жүрек" и почему она молится о том, чтобы вернуться в Казахстан.

Какие действия вы теперь планируете предпринять? Чего вы ожидаете от финального решения Верховного суда?

– На основании того, что иммиграционная анкета была заполнена предыдущими юристами с ошибкой, ранее городской суд постановил, чтобы я покинула территорию страны. Жангельды Сулейманов уже подал кассационные жалобы в Генеральную прокуратуру и в Верховный Суд. Мы надеемся, что нам удастся связаться с моими предыдущими юристами, допустившими ошибки при заполнении анкеты. Будет очень хорошо, если они захотят помочь мне в такой трудный момент и признают совершённую ошибку. В таком случае справедливость будет восстановлена.

В целом я верю, что в Верховном суде примут положительное решение и мне позволят и дальше работать в таразском фонде "Қамқор жүрек". В Казахстане очень много хороших, уважаемых людей. Надеюсь, они разрешат мне продолжать мою благотворительную работу в Казахстане. Я верю в их доброту.

– С Казахстаном связаны почти двадцать лет вашей жизни. Как так получилось, что вы решили остаться здесь?

– Я оказалась в Казахстане в 2000 году, когда с другими волонтёрами приехала в Тараз, чтобы организовать детский лагерь для сирот и ребят из неблагополучных семей. Как только я увидела детей в приюте "Улан", мне сразу же захотелось принять активное участие в их жизни. Я познакомилась с детьми, которые тронули моё сердце. Я поняла, что должна посвятить всю свою оставшуюся жизнь казахстанским детям. И на протяжении этих лет я делала все, чтобы помочь детям не только вырасти в благоприятной среде, но и успешно влиться во взрослое общество.


Виктория Шарбону с детьми из Казахстана

Виктория Шарбону с детьми из Казахстана / Фото предоставлено Викторией Шарбону

Во время моего первого визита в Тараз я была со своими приёмными детьми – Сарой и Марком. Дети предпочли остаться в США, а я продолжила свою работу в Таразе. Я уже тогда для себя окончательно решила, что люблю Тараз и намерена жить и работать здесь в окружении любимых и преданных людей.

"Нельзя сказать, что моя жизнь в Казахстане была безоблачной"

– Было ли непросто решить вопрос переезда в Казахстан с вашими приёмными детьми, ведь они предпочли остаться в США?

– С 2000 по 2009 годы я регулярно приезжала в Казахстан. Мои дети были со мной в одной из поездок в 2002 году. Но всё остальное время они проводили в США. Им очень понравился Казахстан и местные дети, но у них к тому времени была уже своя жизнь в Америке. Все их близкие и друзья были в Штатах. Тем не менее они меня постоянно поддерживают во всех вопросах. Когда я окончательно переехала в Казахстан в 2009 году, мой сын уже жил в своём собственном доме и у него была своя работа. А дочь к тому времени уже состояла в военно-морских силах США и проходила службу в Японии. Поэтому я была абсолютно свободна, чтобы переехать в Тараз без своих детей.

– Дети поддержали ваше решение?

– Да, мы обсуждали этот вопрос, и дети оказали мне большую моральную поддержку. Сейчас мы регулярно общаемся через "Скайп". Пару раз в году я их навещаю. И, конечно же, они не беспокоятся за мою безопасность, ведь они уже были в Казахстане и знают, насколько это спокойная страна.

– Были ли в вашей жизни моменты, когда вы считали свой переезд в Казахстан ошибкой?

–Нет, такого у меня никогда не было. При этом нельзя сказать, что моя жизнь в Казахстане была безоблачной. Знаете, рождение внука или же празднование американских праздников далеко от родной семьи тоже были серьёзными вызовами для меня. Но когда я смотрела на счастливых матерей и детей, которым мы помогали, я понимала, что мой переезд стоил того. В любом уголке мира всегда надо следовать мерам предосторожности, чтобы быть в безопасности. В целом Казахстан безопасен для иностранных гостей. Более того, считаю, что Казахстан может предложить много интересного тем, кто захотел бы побывать здесь или даже поработать. Казахстанцы – очень дружелюбный и гостеприимный народ. В Казахстане очень красивая природа и богатый сплав разных культур, где могут мирно сосуществовать десятки этнических групп.

"Казахи меня понимают"

– Что двигало вами, когда вы решили переехать в страну, разительно отличающуюся от вашей родины?

– У каждого государства своё качество жизни, и не может одна страна быть лучше другой. Я приехала в Казахстан, чтобы дать нуждающимся людям возможность построить более продуктивную жизнь. Я люблю Казахстан и казахстанский народ, в особенности детей.

– На каком языке вы говорите в Казахстане?

– Люди в Таразе чаще всего начинают со мной разговор на русском, так как внешне я не похожа на человека, который владеет казахским. Однако я не умею говорить по-русски, и поэтому сразу же начинаю объяснять по-казахски. И люди с удовольствием переключаются в общении со мной на казахский язык. Мой уровень знания казахского языка не такой уж и хороший, но самое главное, казахи меня понимают. Я так благодарна им за их доброту и терпение. Они всегда готовы помочь мне.

– Чем занимается ваш фонд в Таразе? Расскажите об основных направлениях работы.

– Фонд "Қамқор жүрек" – официально зарегистрированная общественная организация. Цель фонда – обеспечить помощь сиротам, матерям-одиночкам и детям с физическими ограничениями. Мы помогаем всем им не только расти и развиваться в безопасности, но и быть уверенными в себе, чувствовать себя сильными личностями в современном обществе. Моральная поддержка очень хорошо сказывается на самооценке молодых людей. Кроме того, люди выросшие у нас также нуждаются в поддержке, ведь во взрослой жизни нелегко сразу влиться в новую среду.

Также мы помогаем матерям-одиночкам в различных вопросах. Подыскиваем им работу, ухаживаем за детьми, предоставляем им временное жильё, обеспечиваем продуктами и детской одеждой. Матерей-одиночек к нам направляют такие организации как кризисные центры, дом "Мама", местная полиция, роддом или партия "Нур Отан".


Читайте также: "Я темнокожий и чувствую дискриминацию". Как живут экспаты в Казахстане?


Дополнительно мы помогаем людям решить проблемы со здоровьем. Отправляем женщин в местные клиники на лечение, причём фонд оплачивает расходы на лечение. Так, недавно одну мать мы отправили на лечение в Астану и Алматы. А другой матери с двумя детьми помогли съездить на лечение в США. Клиники проспонсировали их лечение, а спонсоры оплатили им проезд. А у одной девочки протез ноги, который ввиду её роста необходимо менять каждый год. Она в пятый раз отправится в США для замены протеза. Причём компания Hanger Prosthetic за свой счёт произведёт эту замену.

– Вы сказали, что спонсоры помогают вам. Как ещё они оказывают поддержку кроме предоставления медицинской помощи?

– У нас есть американские спонсоры, которые всячески стараются нам помогать. Среди них есть и те родители, которые в прошлом усыновили детей из Казахстана. Они присылают нам определённые деньги, чтобы облегчить нашу работу. А ещё они покупают одежду и вещи для детей из нашего фонда. Очень тепло к нам относятся и казахстанские меценаты, которые активно проявляют социальную ответственность. Один бизнесмен из Шымкента в течение двух лет обеспечивал нас мебелью, новогодними подарками, отопительными приборами и ежемесячной финансовой помощью. Другой предприниматель, но уже из Тараза, привозил нам на протяжении четырёх лет замороженные продукты. Есть и местные рестораны, привозящие нам продукты и еду. Другие предприниматели оказывают бесплатно различные услуги: например, стрижка волос для наших детишек. Не надо забывать и о тех простых людях, которые также неравнодушны к судьбе этих людей. Я знаю очень многих людей, которые привозили и привозят одежду, игрушки, мясо и прочие продукты.

"Я гражданка США, но меня там ничто не держит"

– Как конкретно ваш фонд помогает детям и их матерям?

– В 2009 году мы познакомились с Натальей, которая жила с маленьким ребёнком в неблагополучной семье. У них были очень плохие условия жизни. Наталья просила милостыню в Таразе, а ребёнок был почти без присмотра. И мы решили забрать их к себе в приют. Девушка была очень скованной, испуганной, плюс ко всему у неё была врождённая заячья губа и сколиоз, мешавший ей дышать. В 2014 году благодаря помощи американских спонсоров нам удалось отвезти Наталью и её сына Макса в США для проведения хирургических операций. До вмешательства хирургов девушка из-за искривленной спины могла дышать лишь 20% лёгких. Однако благодаря неоднократным операциям девушка может уже почти свободно дышать, используя 90% объёма легких. Она с сыном прожила в США два года в патронатной семье. Спасибо американцам Кэти и Дуэйну, которые согласились предоставить Наталье с сыном возможность проживания у них дома.



Теперь после всех этих лет Наталья и Макс живут вполне независимо в своём собственном доме. Если раньше Макс отставал в развитии от своих сверстников, то сейчас он вполне самостоятельная личность. Здоровье Натальи позволяет ей растить ребёнка в хороших условиях.

Ещё один живой пример, как нам успешно удаётся помогать людям, – это Аксауле, которая пришла к нам, держа в руках 8-месячного сына Нурсултана. У мальчика был синдром Дауна, и из-за этого его положение было тяжёлым на тот момент. У них не было своего жилья, они жили на маленькой даче, где не было отопления. Она была в депрессии и не знала, что делать. Они пожили в нашем приюте 9 месяцев, пока она не подыскала себе хорошую работу и жильё. Сегодня Нурсултан активный 4-летний ребёнок, бегает, играется, учится и разговаривает. Он приходит к нам пять раз в неделю и проводит у нас время, пока мать работает.

– Как "Қамқор жүрек" сейчас работает без вас?

– Работа нашего фонда продолжается без моего прямого участия. У нас очень компетентный и преданный штат. Благодаря технологиям нам удаётся ежедневно общаться с нашим штатом и детьми. Мы посвятили много времени тому, чтобы наш фонд не зависел от нашего присутствия и работал без малейшего сбоя.

– Чего вы сейчас боитесь больше всего?

– Я гражданка США, но меня там ничто не держит. У меня в Штатах ни дома, ни машины. Моя жизнь связана с Казахстаном. Всё что я сейчас могу – это молиться Богу, чтобы ситуация благополучно разрешилась и мне позволили вернуться в Тараз. Я молю Бога, чтобы он позволил мне вернуться. Всё что мне надо – это работать с детьми, помогать казахстанским женщинам, попавшим в тяжёлую жизненную ситуацию.

– А если казахстанские власти откажут вам в проживании и работе на территории страны, что вы будете делать?

– Я стараюсь не думать об этом. Что бы ни происходило, я стараюсь думать только о детях. Скоро планирую отвезти маленьких девочек Сауле и Муслиму в США на лечение. Сауле планируется поменять протез на ноге, а Муслиме необходимо исследование американских хирургов, которые ранее сделали ей операцию на руке.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter