Среди модных проектов последнего времени, в котором участвует Айка Жаксыбай, – конкурс молодых дизайнеров Steppe up и обучение новых дизайнерских талантов работе с производителями. Мы поговорили с ней о том, почему дизайнеры получают меньше, чем магазины, и что стоит ценить женщинам в их одежде.

– Аяжан, где вы продаёте ваши вещи?

– Я продаюсь в 7 странах и городах мира: Лондоне, Париже, Гонконге, Вьетнаме, Москве, Милане, Алматы.

– А в Алматы где?

– В Prima StudioАлматы.

– Сколько коллекций вы сделали в 2016-м?

– Две. Я обычно создаю две коллекции в год. Последняя – весна-лето 2017. В коллекции – 45 предметов.

– Успех, как я понимаю, должен измеряться количеством проданных вещей. Успех – это всё-таки результат, а не процесс. А сколько вы продали? Везде, где вы продаёте?

– У меня хорошо продаются пальто. В основном мне заказывают пальто, плащи, платья. Средний заказ одного магазина – 10-15 вещей. В Алматы я продаю в форме реализации – они не покупают. Вот умножьте 10 на 6 – 60 изделий в сезон.

– В год – 120 единиц. Это же очень мало?

– Мало.


Айка Жаксыбай

Айка Жаксыбай / Фото Валентины Владимирской

– Какой выход из этого положения вы видите?

– Выход – продолжать. Вы просто не знаете этот бизнес. Это долгий бизнес. Вы меня не сравнивайте с другими. Я продаю свои вещи дорого. У меня платье – минимум 600 евро.

– То есть эти 120 вещей позволяют вам работать дальше?

– Я только начала, всего три года работаю.

– Вы рассуждаете как состоявшийся, зрелый дизайнер.

– Я работаю, и каждый сезон прибавляется по 1- 2 магазина, которые меня продают. Заказ примерно варьируется от 4 до 7 тысяч евро. Я не делаю бешеных денег. Потихоньку-потихоньку двигаюсь.

– Получается, вы работаете непосредственно с магазинами, обходитесь без передачи вещей в шоу-рум?

– Какой шоу-рум?

– То есть вы обходитесь без оптовиков?

– Магазин же и есть оптовик. Он умножает цену моих вещей на три и выставляет на продажу.

– В три раза дороже – средняя, насколько я знаю, наценка. Как известно, дизайнер шьёт вещь и платит за неё, скажем, 50 долларов – это доход фабрики или швеи, которая может заработать от 5 до 25% от этой суммы. Далее дизайнер отдаёт вещь в магазин за 200 долларов, который и делает наценку в 2,5-3,5 раза, то есть в рознице вещь появится по цене 500-700 евро. В этой "пищевой" цепочке магазин заработает больше всех, если продаст вещь до скидок. Эта схема в индустрии моды – реальная. Поэтому наиболее устойчивы на рынке те, кто контролирует розничную наценку. Наличие собственных магазинов – важное условие для роста бизнеса в этой сфере.

– Да. Американские байеры умножают на 3,5 потому, что у них есть таможенные пошлины.

– Аяжан, а что и как продаётся у нас, в Казахстане?

– У меня хорошо продаются платья. Пальто – меньше. Плащи продаются, юбки, рубашки, толстовки, футболки.


Платье от Айки Жаксыбай

Платье от Айки Жаксыбай

– В вашей голове сложился портрет местного покупателя?

– Конечно. Он сложился в самом начале и таким остаётся. Это женщина, которая любит свою работу. У неё, пожалуй, продвинутый, концептуальный вкус. То есть женщина, которая любит просто что-то спокойное, ко мне не придёт. А приходит та, которая любит авангардное. Я всегда продаюсь с авангардными либо концептуальными марками.

– Хотела бы я быть вашим покупателем!

– Это дорого. У меня – премиум-сегмент. Пальто стоит 1200 евро. При этом куратор в Париже считает, что я продаю дёшево и надо дороже.

– То есть от вас оно уходит за 400 евро?

– Да. Куратор говорит: "Давай будем продавать за 1500 евро. За 500 отдавай".

– Магазины согласовывают свои цены с вами?

– Конечно. И говорят, что дёшево. Я просто эти 6 сезонов, как вначале зашла на рынок по этим ценам, так и продавала, не поднимала цену. И сейчас мне уже говорят, что надо дороже. Мода в целом изменилась. Зайдите в любой магазин – любое пальто, платье стоит дорого. А я продаю его за 600 евро.

– Мне тоже грустно, когда я вижу высокие цены на обычные вещи, допустим, неплохо сделанные, но обычные. Они того не стоят. Если вещь дорогая, то всё время хочется увидеть в ней индивидуальность.

– Да.


Дизайнерские модели от Айки Жаксыбай

Дизайнерские модели от Айки Жаксыбай / Фото из профиля в Facebook

– С другой стороны, есть очень дешёвые вещи. Что вы думаете о массовых брендах, которые успевают скопировать вещи из коллекций самых известных дизайнеров раньше, чем они поступят в продажу, в индустрии это называется fast fashion – "быстрая мода"? И как вы относитесь к проблеме "одноразовых вещей"?

– Отрицательно. Во-первых, это вред окружающей природе. Это безумное количество одежды, которая тут же выбрасывается. Это небережное отношение. У нас, у казахов, ничего нельзя выбрасывать, сжигать. Во-вторых, они эксплуатируют детский труд. Это производится в Бирме и похожих странах. Все эти вещи за 10-20 евро выбрасываются неэкологично – в реки, в стоки.

– Как известный дизайнер могли бы вы рекомендовать казахстанским женщинам, как лучше одеваться в наступающем 2017 году?

– Глобальный тренд сегодня – урбанизм. Четверть богатств всего мира сосредоточено в 60 мега-городах мира. Горожане утром вышли из дома, вечером – пришли. Поэтому в моде – универсальность. Одежда должна быть универсальной, удобной в уходе. У меня спрашивают: "Какие вещи лучше всего продаются?" Отвечаю: универсальные.

Тренды могут быть разными. На сегодня самый крутой тренд – быть собой. И ещё – быть непредсказуемой. Нужно экспериментировать. Если вы привыкли к спортивному стилю – попробуйте романтический. Или гранж. Или рокерский стиль. Или, в конце концов, наденьте классический костюм. Или замиксуйте – наденьте спортивные штаны, блейзер классический, сапоги-казачки или полусапожки на высоком каблуке. Спортивный гламур.

Можно всё миксовать. Я считаю, что самое крутое – быть собой. И эклектика – нужно всё смешивать. Главное, чтоб было чувство меры.

– Чувство меры – это самое трудное.

– Идите к стилистам. На самом деле я сочувствую сегодняшним покупателям, если они далеки от мира искусства или моды. Даже когда я начинала три года назад, в Казахстане было около 10 дизайнеров. Сегодня нас 50. В мире три года назад было, может, 10 тысяч дизайнеров, сегодня – сотни тысяч. Человек теряется. Он не понимает, что же модно. Раньше было понятно: есть Диор, Шанель, Нина Риччи. Сейчас количество новых дизайнеров во всём мире зашкаливает! И главное, идёт гибридный рост, во всех сегментах появляются новые бренды.

Беседовала Валентина Владимирская

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter