– Марат, как вы оцениваете систему "Онай" спустя год после её запуска?

– Когда мы работали за наличный расчёт, наша ассоциация продавала проездные билеты. От этой продажи мы получали какие-то проценты. Мы с перевозчиками и акимат захотели видеть прозрачность наших доходов и внедрили систему "Онай". Изначально нам понравилось, что мы видим, как работает водитель, сколько он зарабатывает, сколько провозит пассажиров, а также то, что водитель не принимает наличность. Но в итоге "Онай" себя не оправдала. Это я вам прямо скажу. Не всякому человеку выгодно пользоваться карточкой: это неудобно, нужно искать место, где пополнять баланс. А "наличка" у людей всегда водится. И пассажир в любой момент готов оплатить проезд наличными.

Приведу пример. До внедрения "Онай" мы от продажи проездных билетов получали где-то 40 млн тенге, а сегодня получаем всего 10-11 млн. Это то, что нам показывает "Транспортный холдинг". Сами посудите, какую прибыль мы теряем. Сейчас дизтопливо подорожало до 135 тенге, цены на запчасти повысились в три раза из-за девальвации.

Так что по сравнению с тем, что было у нас прежде, мы сейчас несём большие убытки. Мы сейчас, можно сказать, просто выживаем. Проезд стоит 80 тенге, из них 10% мы отдаём "Транспортному холдингу" за обслуживание оборудования, за аренду. Остаётся 72 тенге, из которых мы оплачиваем НДС, КПН и ещё платим банку комиссию в размере 3%. Если бы систему "Онай" отменили, мы бы вернули продажу проездных билетов в ассоциацию и ни с кем не стали бы делить эти 80 тенге. Что позволило бы нам начать обновлять парк. А сейчас мы даже не можем себе на солярку заработать.

– Вы говорите, что алматинцам неудобно платить за проезд карточками. Но ведь оплату наличными деньгами уже тоже как бы вернули...

– Система "Онай" была разработана, чтобы всё было прозрачно, чтобы водитель не касался наличности. Мы должны были видеть каждую транзакцию, оператор перечислял бы деньги автопаркам и нам оставалось бы выплачивать зарплату. Сейчас люди опять расплачиваются наличными деньгами. Есть дополнительный терминал, на котором печатаются билеты. Но если пассажиры платят напрямую водителю, он не всю выручку сдаёт.

– Может, тогда проблема в подборе водителей?

– Если водителю не остаётся ничего от выручки, то он не будет работать. Зачем это ему?

– Но вы же платите водителям зарплату?

– Конечно, платим. Но я вам говорю то, что мы реально видим сегодня.

– Какие убытки вы понесли в этом году по сравнению с прошлым?

– Мы полностью ещё не подсчитали. Но убытки колоссальные. Например, мы зарабатывали прежде по 3-4 млн в день, а сейчас у нас выходит 1,3-1,5 млн.

– Почему это происходит?

– Проблема в том, что мы не видим этих наличных денег: они остаются у водителя. Мы видим только то, что оплачивает пассажир по карточке "Онай".

– Но есть же терминалы для оплаты наличными деньгами. Водитель ведь обязан регистрировать факт проезда пассажира…

– Вы же понимаете, что не все водители выдают билеты и ни всем пассажирам. Один билет выдаст, другой не выдаст. За это должна отвечать контрольно-ревизионная служба. У нас своей КРС нет, проверяют маршруты контролёры от "Транспортного холдинга". Мы своих проверяющих не можем себе позволить держать, потому что это дополнительные траты. Нам не по карману создание собственной КРС.

– Но какую-то работу вы всё же ведёте, чтобы ваши водители выдавали билеты пассажирам?

– Мы хотели, чтобы это была ответственность КРС, чтобы эта служба контролировала. Вообще-то мы какую-то работу проводим, объясняем, но на самом деле за каждым водителем не можем усмотреть. У нас есть начальник колонны, который беседует с каждым водителем, объясняет, что он обязан регистрировать деньги, полученные с каждого  пассажира, в терминале. Если на линии поймают водителя, который не выдаёт билеты, КРС вызывает сотрудников полиции, оформляют протокол, он платит штраф. Если нам сообщают, что наш сотрудник не выдал билет пассажиру, то мы здесь тоже его наказываем выговором, лишаем премии.

– Какую зарплату получают ваши водители?

– На этот вопрос я бы не хотел отвечать. Это коммерческая тайна.

– Но всё же в среднем какая сумма выходит? Например, водители Green Bus Company (новая управляющая муниципальным автопарком компания) зарабатывают в среднем по 120 тысяч тенге в месяц.

– Green Bus Company наполовину муниципальный парк, у них идут дотации – наверное, из-за этого у них и такие суммы. У нас маленькая сумма.

– Какое решение вы видите в этой ситуации? Отменить систему "Онай"?

– Конечно. Даже по налогам она себя в итоге не оправдала. Раньше мы, все перевозчики, выплачивали около 10 млрд тенге налогов, а сейчас – всего 3,8 млрд. Это же всё прозрачно, всё видно. Теперь мы выплачиваем меньше, доходы же снизились.

– Вы обращались в акимат с просьбой повысить тариф за проезд?

– Да, обращались. Нам сказали, что обращение сперва отправят на рассмотрение маслихата, затем должны пройти определённые процедуры. По нашим расчётам, тариф должен быть в районе 320-330 тенге. Но уж хотя бы до 150-160 тенге должны поднять. Я не знаю даже как с ГСМ дальше будет, всё растёт и растёт. Цены растут на всё – на запчасти, на ГСМ, на свет, на газ, на хлеб, на продукты. Только тариф на проезд уже четыре года не меняется.

Если объёмы оплаты наличными будут выше, чем по карте, нас это устроит. Тогда все алматинцы начнут платить картой. По городу 22 перевозчика. Все 22 перевозчика считают, что надо поднять тариф. Но самовольно мы это сделать не можем – всё в рамках закона.

– Что будет с вами, если вам откажут в повышении стоимости проезда? Вы же долго не протянете, судя по вашим словам об убытках предприятия...

– Да, можем уйти с рынка. Мы можем протянуть только до декабря. Потом с такими условиями мы можем закрыться.

– А акимат разве не субсидирует маршруты?

– Акимат нам компенсирует проезд льготных категорий граждан. Например, ученик едет за 40 тенге, нам должны доплатить ещё 40 тенге. Не помню сумму. Но там есть условия, которые мы должны выполнять. От их выполнения зависит сумма. Нам не полная сумма выплачивается. Мы не выполнили три условия: обновление парка, регулярность рейсов и уровень зарплаты. Правда, по регулярности выхода автобусов на линию мы сейчас вышли на 100%.

– Когда вы в последний раз покупали автобусы?

– В 2011 году.

– Когда теперь планируете приобрести ещё?

– Мы не будем обновлять подвижной состав. Вернее, у нас есть желание купить новые автобусы, но мы в таких условиях не сможем этого сделать. Мы посчитали: если будем брать машины в кредит, то придётся платить за 100 автобусов около 73 млн тенге в месяц. Мы не потянем такие расходы.

– Многие алматинцы жалуются, что в вечернее время плохо ходят автобусы. Какую работу вы проводите по соблюдению графика движения?

– Мы сейчас ведём GPS-мониторинг. "Транспортный холдинг" нам даёт распечатки с данными: когда и где наши автобусы находятся. Мы сейчас строго отрабатываем вечерние графики. Мы сами всё контролируем, а нас контролирует "Транспортный холдинг". Пассажиры 119-го маршрута например уже благодарят нас за то, что в вечернее время все автобусы выходят на линию.

– В ваших автобусах есть кондукторы? Кому платить за проезд: водителю или непонятному человеку в салоне?

– Это очень серьёзный вопрос. Когда ввели терминалы для регистрации одноразовой поездки, водитель в час пик успевал ещё и раздать всем билеты. Но вообще-то водитель должен только управлять транспортом. Он не имеет права раздавать билеты. Это отвлекает. По правилам дорожного движения, водитель должен следить за дорогой и управлять автобусом. Даже отвлекаться на какие-то просьбы пассажиров не имеет права. Чтобы пассажиры могли заплатить "наличкой" и получить билеты, нужно чтобы водитель работал с кондуктором.

– Получается, кондукторы у вас официально трудоустроены?

– Кондуктор не в штате. Это уже на усмотрение водителей.

– А куда жаловаться на водителя в случае претензий к нему? 

– У нас в каждом автобусе указаны все телефоны автопарка. Любой пассажир может позвонить по этим номерам в диспетчерскую службу, где ему ответят на все интересующие его вопросы.

– Многие сейчас принимают жалобы через мессенджеры. Когда вы запустите горячую линию в WhatsApp?

– В принципе, можно будет запустить. Пока мы об этом не думали. Но идея хорошая. Подумаем. Наверное мы номер старшего диспетчера подключим к этой системе. Пусть пассажиры города Алматы пишут ему письма.

– Сколько водителей вы уволили по жалобам пассажиров?

– За грубое нарушение мы уволили пятерых водителей за последние три месяца. За несерьёзные нарушения – около 10 человек наказали.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter