Российско-украинский раскол в семьях казахстанцев: как не развестись и уберечь детей

Фото с сайта Depositphotos.com
Фото с сайта Depositphotos.com

Как военные конфликты могут влиять на психическое самочувствие казахстанцев, их отношения с коллегами и близкими.

Российско-украинский конфликт и ужесточение санкций коллективного Запада против России горячо обсуждаются казахстанцами днём на работе, вечером в кругу семьи и круглосуточно – в социальных сетях. К сожалению, далеко не всегда спорящие встречают в ближайшем окружении понимание собственной позиции, а иногда и вовсе оказываются втянутыми в ожесточённые ссоры.

Казахстанский психолог Светлана Богатырёва рассказала корреспонденту Informburo.kz о том, что делать в таких ситуациях и как обезопасить близких от психологических срывов.

Светлана, долго жить в состоянии повышенной тревожности вряд ли возможно. Как человеку договориться с самим собой?

– Очень важно, чтобы люди в этой ситуации оставались адаптивными. Чтобы их не заносило до того состояния, когда жизнь начинает рушиться. Это дезадаптивные проявления, когда из-за реакции на военные действия начинаются проблемы внутри личности или в её отношениях с ближайшим окружением.

Светлана Богатырёва / Фото Informburo.kz

У каждого есть способ адаптироваться к этой жизни, её новостям и трудностям.

Есть люди, которые стараются максимально отстраниться от этого – живут обычной жизнью, как будто ничего не происходит. Это одна стратегия адаптации. Она опасна тем, что всё равно потом накроет, всё равно придёт осознание экономических и политических реалий. Совсем выпадать из реальных событий – не выход.

Посидеть высоко на горе в гордом одиночестве, а потом вернуться, когда все наладится, – не получится. В любом случае полезно не терять контакт с реальностью, быть в контексте того, что происходит. Мир меняется, и надо к нему приспосабливаться.


Читайте также: Алкоголизм, тревожные расстройства, панические атаки. Как пандемия могла подорвать психику казахстанцев


Противоположная крайность – активная вовлечённость в формате 24/7: читать, смотреть, обсуждать. Это тяжёлая реакции адаптации. Здесь надо ограничивать потоки информации, выбирать каналы, которым доверяешь.

Если кто-то чувствует, что его эмоционально накрывает от увиденного и прочитанного, начинается бессонница, тревога, то это сигнал, что информацию надо ограничивать – и по каналам получения, и по времени изучения. Это сигнал, что надо беречь себя, хотя это и сложно.

Каждый должен взять за себя ответственность.

Есть люди поустойчивей, которые смотрят, читают, узнают, и при этом вполне адекватны. А некоторых это сильно тревожит, ранит.

В последнем случае надо сознательно себя ограничивать. Надо, как барон Мюнхгаузен, вытянуть себя за волосы из этого состояния и сказать: "Мне сейчас важней мое личное эмоциональное состояние, чем такая погружённость".

– Какие-то ещё есть варианты человеческой реакции на происходящее, более, как говорят, ресурсные или продуктивные?

– Конечно, нам всем и детей растить, и работать, и в новых условиях существовать. Можно уйти в действия – домашние дела, работу, волонтёрство.

Чем ты внутри гармоничнее, тем меньше тебе хочется спорить, сталкиваться. Наверное, лучше собирать какие-то вещи, лекарства, деньги, чем сидеть и переливать из пустого в порожнее, накручивая себя. Волонтёрство может быть в отношении животных, пожилых, бездомных, не обязательно в пользу какой-то из конфликтующих сторон.

Если человека раздирает в разные стороны, он не знает, куда себя деть, то можно представить некий поток энергии, который ворвался в его жизнь. Эту энергию надо куда-то деть, поскольку она беспокоит. Её можно тратить в малопродуктивных дискуссиях, а можно в реальных действиях.

Кроме того, есть масса дыхательных упражнений, чтобы справляться с эмоциональной дестабилизацией. Если человек в ресурсе, то ему проще реагировать, даже когда его провоцируют или он сам затевает непростую тему.

– Как эту тему обсуждать с близкими и родными, чтобы никого из участников не заносило слишком далеко? Чтобы не испортить отношения?

– Да, в ближайшее время мы никуда не денемся и будем так или иначе участвовать в обсуждении этой темы на работе или в кругу семьи. Каждый считает себя правым, уверен, что его картина мира – единственно верная. А кто-то даёт совершенно другую интерпретацию.

Тема действительно горячая, основополагающая. Мир меняется, никто не знает, что завтра будет. Но и общечеловеческие ценности никто не отменял: умение корректно высказываться, не переходить на личности, не вешать ярлыки, просто пытаться слышать другую позицию и всегда думать об отношениях с этим человеком.

Поэтому предлагаю вначале каждому самому себе ответить: что ты хочешь донести во время спора, что тебе даст это столкновение мнений? Ты хочешь свою правоту доказать?

Почаще спрашивайте себя: я хочу быть счастлив или прав? Сейчас ответ на этот вопрос приобретает бешеную актуальность. Что изменится, если внутри семьи вы будете доказывать друг другу правоту, разрушая при этом отношения, которые складывались на протяжении лет, а то и десятилетий?

Возможно, для кого-то это станет маркером, что отношения себя изжили, что со второй половиной вы давно смотрите в разные стороны. Возможно, это станет триггером, который только ускорит процессы разлада в семье, которые и раньше давали о себе знать. Такое тоже возможно, и тогда будет нелишним отстоять свою точку зрения.

Но большинство семей всё-таки за сохранение отношений.

– Почему так активно тема военного конфликта обсуждается в социальных сетях? Причём всех несогласных авторы постов часто вычёркивают из списка друзей.

– С соцсетями всё более или менее понятно, это особый способ провести досуг, кому-то что-то доказать. Там же больше эмоций, чем информации.

Есть активисты, которые высказывают свою позицию, потом создают петиции, собирают подписи… Часть же аудитории просто ведёт дискуссии друг с другом, причём эти споры ведут в никуда.

Мы, взрослые, должны понимать, зачем бесцельно тратим энергию. Возможно, вам скоро нужно будет помочь близким, а вы сейчас впустую тратите время, нервы, силы.

Не забывайте, что идёт война информационная, с обеих сторон. Фейков много, а значит, и дезинформации предостаточно. Поэтому информационная гигиена очень важна. Возможно, с осторожностью просматривать соцсети: где больше эмоций, там меньше информации.

Людям нужно где-то агрессию выплёскивать, провоцировать окружающих, чтобы свои аргументы лишний раз высказать. Поэтому нужно осознанность включать.

Вам важнее точку зрения отстаивать или энергию психическую сохранять, отношения сохранять? Или отношения, наоборот, решили разрушить окончательно? Нужно именно оценивать.

– Так или иначе в обсуждение "темы номер один" часто оказываются втянуты и дети. Их ведь не изолируешь от новостей, взрослых разговоров…

– В каждом возрасте свой уровень понимания того, что происходит. Подростки вполне себе могут оценить происходящее. Но взрослым важно их больше слушать, чем говорить. Честно с ними разговаривать.

Можно подойти к ребенку и заговорить первым: "Ты читаешь новости, обсуждаете в школе. Я думаю про это так-то и так-то. А ты что думаешь?"

И не торопитесь добиваться от подростка однозначной картины мира: "Я вот так сказал, и других мнений быть не может". Нужно услышать, что думает ребёнок и почему он так думает. Пусть объясняет. Проговаривание и объяснения – это ещё и способ укрепить привязанности в семье. 

Если у ребёнка излишние эмоции, страхи, фобии, то следует, конечно, не тянуть и обратиться к специалисту. Можно ещё какую-то совместную деятельность развить, чтобы эту энергию вливать в конструктивное русло. То же волонтёрство, о котором мы уже говорили, это ещё один способ укрепления доверительных отношений.

– Младшим – детсадовского возраста, начальной школы – нужно что-то объяснять?

– Здравый смысл вам в помощь. Если они слышат, сами интересуются, тогда на их уровне надо что-то рассказывать, как вы понимаете происходящее.

Дети очень эмоционально зависят от родителей. Они тревожатся, если родители злятся, в агрессию уходят вместе со взрослыми членами семьи. Дети – это всегда показатель эмоционального фона в семье.

Понятно, что в семье должна быть спокойная атмосфера. У детей должно быть ощущение защищённости, безопасности, что взрослые держат ситуацию под контролем и всегда готовы защитить их. Это чувство опоры очень важно.

В этом возрасте важны не столько разговоры, сколько общий эмоциональный фон. Просто уделите внимание тому, когда ребёнок злится, помогите ему это выразить, проговорить.

Они, может, и не понимают смысла происходящего, но "считывают" состояние родителей, особенно если у них противоположные точки зрения и они на этой почве ссорятся.

Здесь надо родителям подумать о благополучии младших членов семей, они всё чувствуют и знают. И опять вопрос ко взрослым: что для вас важней? Друг другу доказать, кто правей, или сохранить психологическое здоровье детей?

Хочу ещё раз напомнить нам всем. Мир сложный, происходит всякое. Но нам в этом мире дальше жить, и для этого понадобятся силы.

Не истощайте себя бесполезными спорами, заботьтесь о себе и своей семье, пытайтесь выйти из этого с максимальным ресурсом. Потому что дальше нам всем придётся непросто, судя по последним событиям.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров