Просветительский проект Arzamas за два года существования превратился в одно из самых интересных и самобытных изданий в российском интернете, рассказывающих о сложных вещах простым языком. На страницах проекта регулярно выходят курсы – аудио и видеолекции известных ученых по истории, литературе, искусству, антропологии, философии. Их дополняют материалы в формате статей, тестов, интерактивных игр по темам курсов и не только (к примеру, вся история русской литературы в 230 карточках).

Современные форматы подачи и необычный поход к гуманитарным знаниям привлекает большую аудиторию посетителей. Informburo.kz поговорил с шеф-редакторами Arzamas Юлией Богатко и Ириной Калитеевской, которые стояли у истоков проекта. Они рассказали о том, могут ли курсы Arzamas заменить школьные учебники, почему они не создают материалы на обсуждаемые темы, как игры помогают получить новые знания и может ли просветительский проект приносить деньги.

– Вы упаковываете сложные научные знания в простую и интересную для читателей форму. Как при этом не потерять их суть?

Ирина: – Это один из главных вопросов для таких изданий как Arzamas. Да, упрощая какой-то материал, мы что-то теряем. Но что вообще считать сутью? У научной статьи одна задача и, соответственно, там одна суть; мы ставим перед собой другие задачи. Нам важно рассказывать о том, что интересно читателю, не запутав его, но при этом максимально точно передать сообщение учёного. Любой редактор, начиная работу над текстом, старается представить себя на месте читателя и откинуть всё незначительное и скучное. Мы стараемся найти такую форму, в которой сообщение будет изложено понятно и интересно, но при этом максимально корректно; чтобы не врать.

Юлия: – Любая популяризация что-то упрощает, но основываемся мы на фактах. Конечно, часто бывает, что в "98 случаях из 100 это было так". Вот эти самые "98%" мы заменяем в тексте словом "почти". А учёный как раз занимается, например, этими двумя процентами.

– Можно ли ваши курсы использовать в качестве более интересной альтернативы учебникам и применять наработки Arzamas в образовании? Может, кто-то из преподавателей в школах или университетах уже практикует это?

Юлия: – Мы с самого начала делали просветительский, а не образовательный проект. От образования в привычном понимании мы отличаемся необязательностью, отсутствием определённой программы. Понятно, что наши курсы можно использовать на уроках, но мы не рассказываем о какой-то области от начала и до конца и не даём практических знаний. Я слышала, что в некоторых школах используют отдельные наши материалы.

Ирина: – Вообще, есть разные подходы к гуманитарному образованию. Одна модель предполагает, что из всего накопленного человечеством знания о культуре и истории выделяется то, что считается самым важным, систематизируется, типологизируется, раскладывается по полочкам в хронологическом порядке, – и любой образованный человек должен иметь в голове эту сетку. Есть второй подход, более современный, который предполагает, что человек в первую очередь не выучивает эту "базу", а учится самостоятельно анализировать и систематизировать самые разные материалы – так называемое проектное обучение. Не важно, какую конкретно задачу ты будешь решать, главное – научиться методу, способу анализа. Мы не занимаемся ни тем, ни другим. Мы не даём полной, завершённой системы и не рассказываем о методологии и профессиональном инструментарии. Наши материалы могут использоваться в качестве дополнительных источников, но трудно представить, что всё образование может быть на них основано, по крайней мере пока что. С моей точки зрения, цель гуманитарного образования заключается в том, чтобы получить представление, откуда это знание берётся, понять логику анализа материала. Пока что такого рода материалов у нас не много.


Обложка курса "Мир Булгакова"

Обложка курса "Мир Булгакова" / Фото с сайта Arzamas.academy

– Когда проект только запускался, вы говорили, что при подготовке курса учёным лучше задавать вопросы на узкие темы, и тогда они становятся увлекательными рассказчиками. Например, сделать курс не обо всей истории Средневековья, а о "Преступлении и наказании в Средние века". Сейчас у вас появляется больше общих материалов – например, "Вся история Древней Греции за 18 минут". Почему вы изменили свой подход к выбору тем?

Ирина: – Мы увидели, что спрос на такие материалы выше, а значит, людям это почему-то интереснее. Вообще, намного проще задать специалисту конкретный вопрос по той теме, которой он специально занимается, и он будет тебе рассказывать об этом полтора часа. Гораздо сложнее систематизировать большой объём информации и придумать, как всё это понятно и интересно рассказать.

Юлия: – В этом смысле мы "читателеугодное" издание и готовы меняться, исходя из нужд наших читателей. Потому что одно дело – нам самим что-то интересно, другое – это действительно может кому-то помочь что-то уложить в голове. У учёных такие запросы вызывают удивление, они не представляют, как можно упростить такие общие и сложные темы, но вместе мы находим решение этой задачи.

– Насколько реально рассказать историю целого государства, например США, в одной статье?

Юлия: – Всегда есть что-то самое важное, какие-то самые главные события. Мы как бы расставляем для читателя точки опоры. Понятно, что это опять же упрощение, но для человека, который не знает ничего или знал, но забыл, нужны какие-то ориентиры, на которые проще будет накладывать более сложный материал. Это как картина, которая пишется общими мазками, а затем заполняется деталями и подробностями.



– Можно ли вас всё-таки назвать СМИ? Вы как-то реагируете на актуальные события подбирая темы?

Юлия: – Да, нас можно назвать просветительским СМИ. Говорить, что мы совсем не следим за повесткой дня, неправильно, но мы не буквальным образом реагируем на новости. Набор тем в Arzamas, в принципе, ограничен временными рамками до 1991-го года. Конечно, есть понимание, что с какими-то темами сейчас важно разобраться. К примеру, ислам уже давно остаётся в повестке дня, и мы делаем материал, отвечающий на основные вопросы об этой религии. Я думаю, реакция на события у нас больше в SMM, в соцсетях, когда подбирают, какие материалы лучше анонсировать в данный момент. На самом деле какие-то пересечения с событиями сегодняшнего дня случаются. Я, например, сейчас работаю над курсом о том, как русские воспринимали европейскую живопись на рубеже XIX- XX века, и там можно увидеть много параллелей с тем, как это происходит в наше время. Но мы не проводим эту параллель специально.

Ирина: – Если вся Россия сейчас обсуждает отношения Николая II и балерины Матильды Кшесинской, то мы не будем специально делать про это материал, тем более что он у нас уже есть. Мы не хотим играть на этом поле. Тем более что в этом у нас точно нет конкурентных преимуществ: мы так долго всё делаем и так задолго планируем, что нам довольно сложно быстренько подготовить материал или интервью на актуальную тему.

– А всё-таки, не возникало соблазна сделать что-то на злобу дня, чтобы привлечь внимание к другим материалам? И кстати, вы реагируете на юбилейную повестку, к примеру 100-летие революции?

Юлия: – Да, курс про революцию у нас имеется. В этом смысле – да, реагируем, но это опять же только повод. У многих из нас журналистское прошлое, лично мне в журналистике как раз не нравилась необходимость быть всегда "на острие" событий, и я с удовольствием отказалась от этого. Если говорить про юбилеи, то на людей они почему-то сильно действуют, фокусируя их внимание на определённых темах. Из последних примеров могу также назвать курс про Льва Толстого, который вышел незадолго до его дня рождения. Курс бы не был другим через полгода. Просто когда человека долбят какой-нибудь одной темой со всех сторон, в конце концов он хочет узнать про это побольше. Пусть он идет за этим к нам.


Обложка курса "Революция 1917 года"

Обложка курса "Революция 1917 года" / Фото с сайта Arzamas.academy

– У вас есть много игровых форматов: различные тесты, игры или забавные штуки – к примеру, приложение, где вместо слов в стихи известных поэтов нужно подставлять эмодзи. Как это всё помогает получать новые знания?

Юлия: Наши игры совсем не образовательные, конечно, хотя данные для них собирают учёные. Скорее, мы делаем их чтобы привлечь людей, которые любят играть, и обратить их внимание на определённые темы.

Ирина: – Если мы ставим перед собой задачу вынести гуманитарную проблематику на повестку дня, сделать так, чтобы в голове у человека просто были эти сюжеты, то игры очень эффективны. Если мы хотим, чтобы человек научился чему-то, то игровая форма тоже может быть полезной, но для этого нужно приложить больше усилий. Мы попытались сделать что-то подобное, когда разрабатывали учебник по истории России XVIII века для школьников. Игры либо рассказывают в процессе какие-то истории, либо для того чтобы их пройти, нужно решить какие-то задачи, о чём-то подумать, что-то проанализировать.


Скриншот игры Emoji Poetry

Скриншот игры Emoji Poetry / Фото с сайта Arzamas.academy

– Как вообще у вас происходит взаимодействие между журналистами и учёными? Ведь у них есть свой взгляд на тему и то, как её нужно освещать. Как приходите к общему видению?

Юлия: – Это долгая и трудная работа, искусство убеждения. Сначала ты должен объяснить учёному, почему важно перекладывать в наши странные с их точки зрения форматы то, чем они занимались много лет. Но чаще всего у них уже есть понимание того, что науку хорошо бы популяризировать. Проблем у нас почти не возникает, и сейчас уже мало кто отказывается от сотрудничества. Ещё один трудный момент наступает в процессе редактирования текста, ведь учёным многие вещи, понятия, фамилии кажутся сами собой разумеющимися, всем известными, а мы стараемся всё очень точно объяснять.

– Первый год работы проекта новые курсы появлялись каждую неделю. Потом периодичность их выхода уменьшилась до двух раз в месяц, а сейчас стала ещё реже. Раздел журнал вообще не обновлялся уже полтора месяца. В чём причина такого застоя?

Юлия: – Летом наступает естественный перерыв в читательском интересе, и мы в этот период перераспределили свои силы. На этапе запуска действительно были частые релизы, но вскоре стало понятно, что сохранять такую периодичность не только трудно, но и бессмысленно, потому что аудитория просто не успевает прочитывать новые материалы. Такого рода информация не очень быстро усваивается и требует определенного времени, а нам хочется, чтобы от каждого курса была какая-то польза.

Ирина: – Кроме того, мы стали делать общие материалы на большие темы, которые требуют много сил и времени. С октября мы вернемся к прежнему графику, и новые курсы будут выходить как минимум два раза в месяц. Журнал также будет обновляться чаще.


Из материала "Вся русская литература XIX века в 230 карточках"

Из материала "Вся русская литература XIX века в 230 карточках" / Фото с сайта Arzamas.academy

– Теперь перейдём к деньгам. Вы открыто говорите, что у Arzamas есть определённый спонсор, который помогает развивать проект. Может ли такой проект существовать без спонсорской помощи?

Ирина: – Я, честно, не знаю. Так пока не видно, но вообще бывает всякое, прекрасные проекты существуют на три копейки. Наверное, тут всё зависит от таланта авторов. Но при больших объёмах держать какое-то приемлемое качество вряд ли возможно.

– Но у вас есть какие-то модели монетизации?

Юлия: – Мы делаем партнёрские проекты, когда с помощью партнёра разрабатывается курс на подходящую ему тему. Такое партнёрство, как правило, не влияют на содержание, разве что на форму. Если посмотрите на содержание, многие наши курсы сделаны в партнёрстве с какими-либо организациями.

Ирина: – Вначале казалось, что на таком проекте в принципе невозможно зарабатывать, но всё оказалось не так уж и плохо. Партнёрские курсы пока что оправдывают себя, но я не знаю, можно ли на это содержать весь проект, ведь иногда хочется самим сделать что-то интересное. Если удастся совмещать какие-то источники дохода, то это прекрасно.

– Как оцениваете эффективность своей работы?

Ирина: – Когда нам пишут письма с благодарностью – это лучшая оценка. Настроение сразу поднимается.

Юлия: – Конечно, у нас есть методы измерения читательской активности, но мы не знаем, с чем сравнивать эти показатели. На рынке просто нет чего-то похожего.

– Какие планы на будущее? Может, сделаете какой-то курс, связанный с Казахстаном?

Ирина: – Мы будем делать больше интересного видеоконтента. Будем заниматься аудио, подкастами. Будем делать новые форматы, больше похожие на образовательные. Вообще планов много.

Юлия: – Хотим больше "выходить в офлайн": проводить живые лекции, видеть своих читателей. Что касается Казахстана, у нас вообще есть мечта – делать курсы о культуре наших соседей, но пока по разным причинам её трудно реализовать. Но сделаем когда-нибудь обязательно.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter