"Первыми приехали разведчики". Раимбек Баталов о релокации бизнеса из России

Раимбек Баталов / Фото пресс-службы палаты "Атамекен"
Раимбек Баталов / Фото пресс-службы палаты "Атамекен"

В Алматы уже заметен приток людей из ближнего зарубежья.

В интервью Informburo.kz глава Национальной палаты предпринимателей "Атамекен" Раимбек Баталов рассказал о релокации бизнеса из стран ближнего зарубежья в Казахстан, о проблемах на границе с Китаем, а также о том, какие товары можно завозить в оказавшуюся под санкциями Россию.

– Раимбек, 5 апреля прошло очередное заседание антикризисного штаба во главе с премьер-министром, в котором приняли участие руководители министерств и представители бизнеса. С какой горячей темы начал работу антикризисный штаб?

–  Доставка грузов из Китая. Эта тема была и остаётся в центре внимания и госорганов, и участников внешне-экономической деятельности на протяжении последних месяцев. Докладывали первый вице-премьер Марат Султангазиев и руководитель "Казахстан темир жолы" Нурлан Сауранбаев. Они сообщили, что около 1300 контейнеров в этом месяце нашли и отправили в Казахстан. Это очень хороший показатель. Напомню, на конец 2021 года в заторах на территории КНР находились свыше девяти тысяч контейнеров.

Вы же понимаете, что для всей экономики, для крупного, среднего и малого бизнеса простои вагонов и контейнеров по несколько недель и даже месяцев, невозможность войти в план китайской железной дороги, – это колоссальные потери и убытки.

Главная причина нам понятна: китайская "железка" перегружена. И сейчас мы выработали совместно с Министерством индустрии и инфраструктурного развития и КТЖ определённый алгоритм действий. Либо мы, либо экспедиторы напрямую составляют список номеров вагонов, и затем активно работают с китайской стороной по включению их в план вагонов на ближайший месяц. На мой взгляд, процедура очень эффективна. И для нашего бизнеса это очень большая подмога.

– Если с железнодорожным транспортом на Хоргосе вы проблему так или иначе сняли, то как с автомобильным?

–  Мы как представители бизнеса видим явную динамику улучшений. Несколько месяцев назад через пропускные пункты проходило не больше пяти машин, сейчас проходит 50. Если учитывать ещё и самодвижущийся транспорт (тракторы, экскаваторы), то около сотни единиц авто перемещаются через границу ежедневно в общей сложности. Так что динамика улучшений заметна.

Ещё одна приятная новость для транзита грузов на автомобильном транспорте: тариф по перемещению автотранспорта упал до двух с половиной тысяч долларов. Обещали снизить до тысячи долларов. Это тоже хорошие улучшения.


Читайте также: Девять тысяч казахстанских вагонов застряли в Китае. Проблемы на Хоргосе решают "в ручном режиме"


– Что больше мешает наведению порядка – коррупция или пандемия?

– Вокруг перемещений грузов на Хоргосе сложился определённый "бизнес", который не может не нервировать казахстанских предпринимателей. Но ключевая проблема на нынешнем этапе – очень жёсткие процедуры с китайской стороны. Сейчас китайцы доставляют грузы на нейтральную территорию, там их оставляют, и только потом наши забирают. Весь транспорт обрабатывают, это тоже утомительная процедура.

Ещё совсем недавно наше правительство намеревалось начать переговоры об упрощении процедур. Но в Китае произошла очередная вспышка вируса, отдельные города закрываются на карантин, и пока ослаблять процедуры Китай не намерен. Но мы всё-таки надеемся, что переговорный процесс начнётся в ближайшее время и мы сможем увеличить грузопоток.

На казахстанско-китайской границе очень многое ещё предстоит улучшить. И палата в этом плане свою деятельность активизирует. Наше представительство совместно с сотрудниками Комитета госдоходов выезжает туда, и мы будем в интересах бизнеса вырабатывать рекомендации по улучшению и упрощению процедур.

Конечно, нам хотелось бы, чтобы всё вернулось к периоду до пандемии, чтобы казахстанские машины могли свободно заезжать на территорию Китая и забирать груз, чтобы китайский транспорт мог заезжать на наш СВХ (склад временного хранения) и выгружаться. Но из-за процедур пандемийных там много чего неудобного.

Раимбек Баталов / Фото Андрея Лунина

– А какие новости по торговле с другим нашим соседом – Российской Федерацией?

– Из нового – торговля санкционными товарами, сотрудничество с санкционными компаниями. Правительство постоянно держит на контроле этот вопрос. Министерство торговли на постоянной основе высылает нам обновляемые списки санкционных товаров, санкционных процедур.

Этот вопрос рассматривался на последнем заседании штаба очень внимательно.

Нацбанк, коммерческие банки, Агентство финнадзора докладывали о том, что комплаенс-контроль у них в этой связи усилен. Но, к сожалению, уже зафиксированы попытки контрабандного завоза санкционных товаров и регистрации сделок в финансовых институтах.

Санкционные товары – это те, что нельзя поставлять в Россию?

– Да, мы даём разъяснения бизнесу, что нельзя поставлять товары двойного назначения либо конкретный санкционный товар. Что касается товаров народного потребления, обычного оборудования, то здесь никаких проблем нет.

Условно, мировой производитель порошков или спортивных товаров ушёл из России, закрыл производство. И у наших предпринимателей появляется вопрос: а можно ли завозить к соседям этот же порошок? Мы объясняем: да, можно. Производители ушли с российского рынка. Но это вовсе не означает, что их товар нельзя продавать. Казахстанские дистрибьюторы могут законно этим заниматься на российском рынке.

Мы можем завозить товары хоть в Россию, хоть в Беларусь. Главное, чтобы не было серых схем. Это очень важно, потому что Казахстан не хочет и не должен попасть под двойные санкции. Никто из нас в этом не заинтересован.

С другой стороны, для нас открылись новые возможности. Ничто не мешает казахстанскому бизнесу зайти на рынок в 190 млн человек. В этой связи я как председатель президиума "Атамекена" считаю важнейшей задачей разъяснить бизнесу, что можно, а что нельзя. Все хотят зарабатывать, но делать это надо цивилизованно.

Дополнительно мы предлагаем западным компаниям открывать у нас свои предприятия. Я считаю, что в Казахстане инвестиционный климат, налоговая политика достаточно комфортные. И мы сейчас работаем над тем, чтобы дальше улучшать и законодательство.

Россия перекрывает периодически поставки ряда товаров даже для своих партнёров в рамках ЕАЭС. Как в этой ситуации нам работать? Стоит ли Казахстану оставаться в ЕАЭС?

– Сразу скажу, оставаться или выходить из Евразийского экономического союза – такой вопрос в штабе не обсуждается.

Своё мнение высказать могу. Мы зашли в союз слишком быстро, без основательных расчётов, но второй раз на эти же грабли наступать не стоит. Прежде чем принять взвешенное решение, нужен вдумчивый анализ плюсов и минусов. Безусловно, нужно всё делать в интересах Казахстана, в интересах народа. И президент об этом говорит.

Да, Казахстан соблюдает все правила, в том числе и по ЕАЭС. Да, Россия закрыла часть своих товаров. И это, честно говоря, плохо. По сахару они нас много убеждали в надёжности. Мы где-то жертвовали своими интересами – не торопились наладить производство сахарной свёклы, загрузить своим сырьём сахарные заводы. Теперь, конечно, мы делаем выводы, понимаем, что были определённые риски…

Ну что ж, будем переориентировать свою отраслевую политику с акцентом на результат, расширять свою сырьевую базу, углублять переработку. Всё, что конкурентоспособно, нужно развивать. Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понимать, что конкурентно, а что нет.

Насколько весомы голоса бизнесменов в антикризисном штабе?

– Грех жаловаться. Мы отрабатываем многие вопросы в рабочей группе при вице-премьерах и министрах. Благодаря штабу группы стали работать более эффективно. Нельзя сказать, что раньше бездельничали. Но все знают, что те вопросы, что не решены в рабочих группах, будут рассматриваться на заседании штаба с премьером, – это дисциплинирует.

Не всем мы довольны, но вода камень точит. В конце концов всегда существует возможность напомнить госслужащим, что тот или иной вопрос ещё не решили. Штаб – это отличная площадка для ускорения многих актуальных вопросов.

Какие вопросы вы, как представитель бизнеса, считаете наиважнейшими?

– На заседаниях штаба рассматриваются оперативные вопросы, но мы уже готовы говорить и обсуждать системные вопросы. Наш опыт, наши компетенции в направлениях диверсификации экономики, реформировании транспортной системы, позволяют нам выступать экспертами.

Среди системных проблем я бы выделил отдельно защиту бизнеса. Мы считаем, что назрело серьёзное время для понимания: в Казахстане не может быть инвестиционного климата без изменения уголовно-процессуального кодекса, административного.

Есть ещё актуальный третий блок вопросов – малый и микробизнес в регионах. Им ни до министерств, ни до правительства дела нет. У них царь и бог – аким, который все разрешения выдаёт.

Конечно, мы видим, что у нас всё ещё старый Казахстан. В этой части законодательство и ментальность должны меняться.

Считаю, что хороший инвестиционный климат невозможен без того, чтобы мы не поменяли ментальность правоохранительных, контрольно-надзорных органов. Недопустимо, чтобы из-за незначительных нарушений блокировали банковские счета бизнеса. 

Если мы говорим о Новом Казахстане, то нужно улучшать инвестиционный климат. Мы эти основы, первопричины, возможности для коррупционных отжимов должны кардинально почистить. Это один из принципиальнейших вопросов.

Сразу после избрания на пост председателя президиума "Атамекена" вы говорили о необходимости трансформации палаты. Прошло не так много времени, меньше двух месяцев. И всё-таки, удалось что-то оптимизировать?

– У меня ежедневные встречи с ассоциациями, представителями бизнеса, с сотрудниками, со всеми департаментами, региональными подразделениями палаты. Не хочется торопиться и рубить шашкой. Многое делалось хорошего и раньше. Есть неэффективные процессы, их будем перенастраивать.

А что касается структуры, то мы в процессе. Честно скажу, я всё-таки решил всё через себя пропустить. Я буду выносить на президиум предложение об объединении двух должностей – председателя правления и председателя президиума. Я себя хочу рекомендовать в одном лице на ближайшее время. Потому что у меня есть чёткое видение, что необходимо менять. Лично для меня это репутационная ответственность.

Да, я иду на определённое изменение своего графика, ритма жизни, уменьшаю время на собственный бизнес. Работа в палате у меня занимает все 100% времени. Но я стремлюсь к результату.

Я беру на себя ответственность, потому что лично для себя считаю трансформацию палаты очень важным делом. У нас, откровенно говоря, времени не так много. Бизнес должен почувствовать изменения к лучшему. "Жана Казахстан" открывает новые возможности, я в этом убеждён. Хочу быть помощником для всего нашего бизнеса.

Нужно запустить и реализовать в палате, ассоциациях, комитетах, в работе с госорганами механизм поддержки МСБ, новую отраслевую политику и защиту бизнеса. Это очень важно. И надеюсь, что всё получится. Потому что, ещё раз подчеркиваю, видение есть, поддержка от бизнеса тоже.

И здесь нужна поддержка правительства, главы государства. Нам нужно у себя наводить порядок, улучшать экспертизу. Но нам также нужно, чтобы экспертиза была услышана госорганами.

Раимбек Баталов / Фото пресс-службы палаты предпринимателей "Атамекен"

– Как вы предлагаете перенастроить обратную связь с госструктурами?

– Сейчас как происходит? Мы готовим предложения по отдельным программам – отраслевым, стратегическим. Все напрягаются, отрабатывают предложения, потом отдаём в министерство. Дверь – раз – и захлопнулась. Мы сидим и ждём, что же увидим на выходе. А потом – раз – и нежданчик – полупонятная программа. Опять предприниматели в недоумении: мы же по-другому хотели…

Мы, конечно, понимаем, что принятие решений – это ответственность госорганов. Но мы также хотим, чтобы дверь при принятии программ, важных решений в отношении бизнеса не захлопывалась, чтобы стратегические для бизнеса вопросы решались вместе с его представителями. Может быть, надо создавать таблицу разногласий, где приводились бы аргументы обеих сторон.

Второе. Мы хотим арбитраж. По стратегическим документам арбитраж в вышестоящих органах в лице курирующего премьера или вице-премьера. Экспертиза рынка для нас же делается. Мы понимаем, что у нас знаний, как минимум, не меньше, чем в отраслевом министерстве.

Это достаточно простые вещи, которые нам необходимы. И дальше у бизнеса появится дополнительная мотивация, чтобы улучшать экспертизу, объединяться, не бодаться друг с другом, а засучив рукава вместе помогать выстраивать новую отраслевую политику.

– Ожидаете ли вы релокации бизнеса из стран ближнего зарубежья в Казахстан? Пока правительство успокаивает, что такие переезды если и были, то они единичны.

– У нас, по крайней мере в Алматы, средний чек в HoReCa (это аббревиатура на англ.  от – "отель, ресторан, кейтеринг". – Ред.) вырос на 25-30%. Этот прирост как раз и дали приезжие. Но и офисы переезжают. И это не только айтишники. Международная консалтинговая копания McKinsey часть офисов перевезла, ещё ряд международных компаний.

Первыми поехали разведчики, как мне кажется. Это же не простое решение – семью перевезти. Это вопрос качества: жизни, образования, медицины, безопасности. И для релокации бизнеса, переезда семьи представители ближнего зарубежья рассматривают не только Казахстан, но и Узбекистан, Кыргызстан, Армению…

Любые изменения во внешнем мире несут в себе не только угрозы, но и возможности для каждой страны в отдельности. Какие возможности появились у Казахстана для развития предпринимательства, различных отраслей? И способны ли мы ими воспользоваться?

– Мы должны всегда искать выгоду. И у Казахстана сегодня открываются колоссальные возможности в сельском хозяйстве, промышленном производстве, развитии туризма. Многие промышленные крупные компании – российские и западные – реально рассматривают релокацию. Это вопрос времени.

И в Штатах, и в Европе представители Казахстана ведут переговоры о том, чтобы и Америка, и Европа тоже со своей стороны объясняли, что Казахстан – это нормальная страна, и с ней можно вести дела.

С российского потребительского рынка мало кто хочет уйти. Кто хочет терять 140 миллионов покупателей? А у нас ещё круче – у нас рядом и Россия, и Китай. Локация Казахстана транзитная, положение между Европой и Китаем – очень интересное. Поэтому мы должны создавать самые благоприятные условия для предпринимателей в правовом поле, чтобы появились дополнительные стимулы для развития и бизнесов, и экономики страны в целом.


Читайте также:


Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров