Погода в последнее время такая противная, что больше всего хочется из дома вообще не выходить, а памятуя, что не за горами новогодние праздники, иной раз приходится бороться с соблазном забраться под тёплый плед с чашечкой какао, включить спокойную музыку и впустить в дом немного волшебства. Например, вместе с книгой от автора мистических любовных историй Натальи Калининой, жены полицейского из Испании, давно переехавшей на родину мужа.

– Наталья, в последнее время мистика настолько прочно вошла в нашу жизнь, что ею никого не удивишь. Вы тоже подхватили это знамя, перейдя не просто к романам, а к мистическим детективам. Это влияние моды или же нечто большее?

– Да, мистика сейчас активно входит в моду, но на самом деле знамя я не подхватывала. Наоборот, ситуация была противоположной. Первый роман именно в таком, смешанном, жанре я задумала ещё в 2004 году. Вдохновила меня одна история о том, как девушка отправилась привораживать понравившегося ей парня. Мне стало интересно, к чему бы это привело, и так придумался сюжет для первого романа. Но написала я его позже, в 2005 году, и тут же отправилась штурмовать издательства. На тот момент я и сама не знала, как определить жанр, ведь намешала всего – мистики, любви и детектива. Кто-то ответил отказом сразу из-за неопределяемого жанра.

К счастью и несчастью, я ещё не знала, что в те времена в наших издательствах не было вообще мистических серий для русскоязычных авторов! Но одно из крупных издательств заинтересовалось рукописью и приняло первый роман к публикации через десять дней после его отправки. Но, так как и в том издательстве тоже не было серии для мистических детективов, две первые книги издали в серии любовного романа, полностью убрав из сюжета всю мистическую составляющую. Дальше что-то произошло, серию закрыли, и мне пришлось начинать всё сначала.

Тут я и узнала все муки новичков в попытках пристроить "неформатную" рукопись. Отказом ответили все! Из одного издательства даже два раза. Были предложения вырезать из романа мистику и сделать его просто любовным, но я отказывалась. Почему-то упорно продолжала пробивать эту стену, несмотря на "прогноз" одного уважаемого редактора никогда больше не издаться из-за моего упрямства. А через восемь месяцев, когда я уже утратила надежду, неожиданно ответили из "Эксмо". Не только приняли к публикации "отказной" роман, но и запросили другие рукописи. Книга под оригинальным названием "Паэлья от Синей бороды" без изменений вышла в серии любовного романа, но неожиданно быстро для никому не известного автора продалась. И мне предложили открыть авторскую серию. К тому времени у меня на руках уже было пять романов, написанных в этом смешанном жанре. В 2009 году открылась моя первая авторская серия "Тайные знаки судьбы", в ней издались все написанные на тот момент романы. И уже чуть позже "Эксмо" открыло серию "Знаки судьбы" под наши с Таней Корсаковой книги. Сейчас все романы вновь переиздаются в новой авторской серии "Мистический узор судьбы", а "Знаки" продолжают два других автора.

– Как мне кажется, мода в литературе имеет некую цикличность. В своё время с подачи Хмелевской в России появилась мода на иронический женский детектив, и именно тогда стала мегапопулярной Дарья Донцова. После "Сумерек" все зачитывались вампирскими сагами, часто – совершенно низкосортными. Сейчас на волне передач вроде "Битвы экстрасенсов" популярны мистические романы. Задумывались ли вы, что будет с вами, когда эта волна пойдёт на спад?

– Для меня мистика все же не дань моде, а нечто большее. Если так случится, что в какой-то день мне откажут в публикациях в издательстве, постараюсь найти другие возможности продолжить любимое дело. Но каждый раз, создавая роман, стараюсь придумать что-то новое, не иду проложенной колеёй. Не люблю написанные под один шаблон сюжеты и уж точно не следую моде. Когда я начинала писать в этом жанре, ещё никакой моды на мистику не было, а была мода на гламур. Меня активно склоняли писать на эту тему, но я отказалась. Даже не согласилась сделать своих ведьм гламурными (смеётся).

– После замужества и переезда в Испанию не ловили ли вы себя на мысли, что утрачиваете связи с российской действительностью, российским колоритом, что, безусловно, должно мешать в творчестве? И мешает ли испанский колорит на самом деле? Ведь издательства неохотно берут произведения, связанные с заграницей.

– Да, ловила и ловлю. Про Испанию мне писать легче. Но рассматриваю фотографии российских колоритных мест (если, к примеру, для сюжета мне нужна деревенька), поддерживаю связь с подругами, да и прилетаю на родину, пусть и нечасто. А что касается того, что издательства неохотно берут произведения, действие в которых происходит за границей, то с "Эксмо" в этом плане у нас всё сложилось. В нескольких книгах действие разворачивается в Испании. Вот и сейчас не удержалась, и в недавно вышедшем новом романе "Что скрывают зеркала" действие частично перенесла в Испанию. Да, кому-то из читателей эта действительность кажется чужой, и книги не воспринимают именно поэтому. Но кого-то, наоборот, привлекает "испанский дух". Я нередко получаю сообщения от читательниц, которые после прочтения, к примеру, испанского цикла про русскую переводчицу и испанского музыканта, берутся изучать испанский язык.

– Не приходилось ли вам ощущать на себе странных событий, так или иначе перекликающихся с написанным?

– Да, и ещё как! Как недавно выразилась моя подруга и коллега Таня Корсакова, "оттуда сквозит". Со мной произошло однажды то, что стала исполняться написанная книга. Та, самая первая из испанского цикла – "Распахни врата полуночи". Не только события стали повторяться, но и я стала находить описанные объекты, а потом и вовсе "встретилась" с "персонажами", с которыми не только познакомилась, но и по сей день дружу. Так же, как моя героиня Инга, нередко вижу вещие сны.


Наталья Калинина

Фото из архива Натальи Калининой

– Если верить вашей биографии – вы во всем видите знаки судьбы. Встреча с вашим мужем, на ваш взгляд, тоже была предначертана? И чем же горячие испанские полицейские лучше российских копов?

– Я считаю, что многое, что случается в нашей жизни, уже заранее прописано. Не только события, но и встречи с определёнными людьми. Да, я думаю, что наша с мужем встреча была предначертана. Я увидела его во сне на Святки, когда мне было шестнадцать лет. И потом "узнала". Да и те обстоятельства, при которых произошло знакомство, тоже были, мягко говоря, странными. Все словно складывалось для того, чтобы мы встретились в тот день. А уж в чём лучше или хуже русских полицейских испанские, не могу сказать. (смеётся) Не знаю. Сравнивать не приходилось.

– Любой автор, осознанно или нет, вкладывает в персонажа частичку себя, привычки, словечки, и даже окружающих родных людей. Сколько вашего есть в ваших героинях? Ведь порой им не позавидуешь…

– Моего личного не так уж много. Больше всего моего, наверное, в героине романа "Ледяной поцелуй страха" Полине: она и писательница мистических детективов, и так же боится, как и я, всего потустороннего. Да-да! Не удивляйтесь! Я, так же, как и Полина, не посмотрела ни одного фильма ужасов! И её путь к изданию частично "списан" с моего. Но и только.

– Какие темы в своих романах вы стараетесь обходить?

– Политику. Скандалы. Садизм. Избегаю при описании всяких физиологических подробностей.

– Бывает ли, что вас просят написать что-то о себе, дабы это как-то напророчило судьбу реального человека, и приходится ли вам, путём пера и клавиатуры, избавляться от реальных жизненных врагов, предначертав им жестокую кончину или болезнь?

– Сколько угодно просят! И даже прописывала! И не раз. Но только хорошее. Всё же, как иногда бы не был соблазн ответить кому-то насолившему и сделать его, допустим, отрицательным персонажем, так не поступаю. Это вопрос этики. К тому же "оттуда сквозит". И сюжеты могут сбываться. Нет. Никогда на такое не пойду – прописать реальному человеку беды.

– Не секрет, что очень часто в издательствах возникают те или иные писательские проекты, коим прочат славу Дэна Брауна, Стивена Кинга, Сиднея Шелдона, бросают на их раскрутку громадные деньги, а в итоге получают громкий пшик. Вам уже много лет удаётся удерживаться, пользуясь читательским интересом. В чём ваш секрет?

– Секрета нет. Просто стараюсь писать так, чтобы мне самой было интересно. И, как я уже сказала, не гонюсь за модой, не работаю по шаблону. Каждый раз стараюсь придумывать что-то другое, экспериментировать, удивлять, писать с удовольствием и с душой. Даже если болеешь, даже если у тебя мало времени, даже если не выспался и устал – писать с удовольствием. Ну и не столько я управляю сюжетом, сколько он мной. Иногда у меня создаётся впечатление, что это не я придумываю истории, а персонажи через меня рассказывают их.

– Знаете, иногда читаешь биографию писателя, артиста, политика и диву даёшься: до чего трагичны бывают их судьбы. И поневоле закрадывается сомнение: правда ли это или же сознательный пиар? А когда начинаешь сопоставлять факты, отслеживать какие-то публикации, понимаешь – всё это враньё. Как вы относитесь к вымышленным биографиям?

– Да, я знаю, что для многих проектов биографии придумываются. Но я – за искренность. По мне так пусть будет биография скромной, но настоящей.

– Случалось ли с вами такое, что книга не отпускала уже после того, как была поставлена последняя точка?

– Да. Поэтому возникли серии про волшебницу Ингу из четырёх книг и испанский цикл из трёх про переводчицу и музыканта. Я сильно привязываюсь к героям, даже немного влюбляюсь в них. Но сейчас всё же стараюсь заканчивать "отношения" с героями после окончания книги. И немного даю себе время отойти от написанной истории перед тем, как браться за новую.

– Согласно недавнему социологическому опросу, внушительное количество населения не читает вообще. Удручает ли вас как писателя, что вы бы могли многое донести до людей, но они, скорее всего, никогда не возьмут в руки книгу, не только вашу, а вообще?

– Удручает, и ещё как! В Испании, к примеру, эта проблема приняла катастрофические масштабы. Как раз сегодня вернулась со старшим ребёнком из школы, проходили собеседование (сын меняет школу), и учительница нам рассказывала, как в школе борются с тем, что дети мало или вообще не читают. Книги расширяют кругозор, развивают фантазию и мышление. О чем можно поговорить или помолчать с нечитающим человеком? Вот первое и главное, что мне бы и хотелось донести до читателей – читайте! Любые книги, но читайте. Сравнивайте, размышляйте, воображайте, спорьте, соглашайтесь или не соглашайтесь, мечтайте! Если ты читатель, тебе никогда не будет скучно и одиноко. Больше всего меня радуют отзывы или сообщения от молодых девушек, которые пишут, что не любили раньше читать, а вот после прочтения какой-то книги увлеклись и втянулись.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter