4 августа 2018 года в Алматы состоится первый в истории города Кубок Азии по триатлону. За медали континентального первенства будут бороться 130 спортсменов из 40 стран, соревнования в плавании (750 метров), велогонке (20 км) и беге (5 км) пройдут на озере Сайран.

Перед началом крупного старта журналист informburo.kz поговорил с украинцем Максимом Мазуром, который в мае возглавил сборную Алматы по триатлону в статусе главного тренера. 40-летний специалист рассказал много интересного про свой вид спорта, который в Казахстане начинает новую жизнь после долгого периода застоя, начавшегося вслед за блестящими результатами Дмитрия Гаага на международной арене.

– Максим, когда вы только прилетели в Казахстан, в каком состоянии застали алматинский триатлон?

– Его уровень был практически нулевым.

– А сейчас?

– Я нахожусь в Казахстане с февраля, с тех пор многое удалось сделать.

– Какие конкретные цели перед вами поставила Алматинская федерация триатлона, президентом которой является Галимжан Есенов – известный в стране бизнесмен и банкир?

– Цель одна – развивать профессиональный и любительский триатлон в Алматы. Популяризировать этот вид спорта в целом в Казахстане.

– Вы ни слова не сказали про медали, которые постоянно ждут те, кто даёт деньги на развитие того или иного вида спорта.

– Местные ребята только год занимаются триатлоном. Сразу требовать от них высоких результатов будет несправедливо.

– Почему триатлон вообще начали развивать в Казахстане? Многие годы этот вид спорта никому не был здесь нужен.

– Я думаю, это связано с тем, что ваше высшее руководство увлеклось триатлоном после IRONMAN. Этот проект сейчас популярен в мире.

– Вы сразу получили должность главного тренера?

– Изначально я прилетел в Казахстан в качестве личного тренера украинского триатлониста Антона Витолина, которого пригласили выступать за Алматы. Но потом руководство городской федерации увидело, что при мне улучшил свои результаты местный лидер Ануар Турубаев, и в мае поступило предложение возглавить сборную города. Я согласился, после чего начал знакомиться с хозяйством, просматривать и отбирать ребят в главную команду, возить их на все учебно-тренировочные сборы. За короткий срок мои подопечные продемонстрировали хорошие результаты: прибавили в своём уровне подготовки как в физическом плане, так и в тактическом.

– Кроме того, на недавнем Кубке Казахстана в Кокшетау они в каждой категории заняли призовые места.

– Конечно, это не может не радовать, однако им ещё работать и работать.

– Чтобы эти тренировки в конечном счёте дали результат, нужны соответствующие условия. С этим у вас, я так полагаю, всё в порядке?

– Главная наша проблема – нет единой базы. Триатлон – это вид спорта, в котором присутствует велосипед, а раз так, то моим ребятам постоянно нужно ездить по городским дорогам. К сожалению, в Алматы это очень опасно делать – местные водители ещё не готовы нас принимать.

– Удалось решить проблему хоть частично?

– Да, мы уехали из Алматы. Тренируемся за городом.

– А вообще, как проходил отбор в сборную города? Ведь, насколько мне известно, у нас не готовят чистых триатлонистов не то что в Алматы, но и по всей стране.

– В Казахстане сейчас повторяется та же самая история, что и в Украине. В триатлон набирали ребят из пловцов, поскольку это почти готовые триатлонисты. Осталось их научить хорошо ездить на велосипеде и бегать. А так, конечно, вся надежда на нашу самую юную группу. Вот из них мы точно сможем сделать полноценных триатлонистов. Они уже себя неплохо проявляют. Это наше будущее.

– То есть, вы ходили по городским СДЮСШОР и приглашали в сборную Алматы по триатлону наиболее талантливых пловцов разных возрастов?

– Так и есть. Сформировали команду и теперь делаем из них профессиональных триатлонистов.

– Но ведь если Алматы, в целом Казахстан хочет по-настоящему развивать этот вид спорта, то в мегаполисе просто необходимо открывать школы по триатлону – и не одну, а несколько.

– То, что мы сделали, была вынужденная мера, поскольку школы только начинают свою деятельность. В любом случае долго прикрываться одними пловцами мы не сможем – будет конфликт с их тренерами.

– В таком случае ответьте на такой вопрос: например, я захотел, чтобы мой сын стал профессиональным триатлонистом. С какого возраста я могу его привести в вашу секцию?

– Как и во всех видах спорта, в ребёнке нужно растить триатлониста с 4-5 лет. Проходить все этапы: начинать с плавания, а потом уже учить бегать и ездить на велосипеде. Однако сначала нужно заинтересовать его этим видом спорта, потому что не все до конца понимают, что такое триатлон. Многие его путают с биатлоном.

– Раз мы заговорили о том, как ребёнку начинать свой путь в триатлоне, расскажите, каким должен быть идеальный триатлонист, который уже вырос и представляет свою страну на международной арене?

– На самом деле нет никакого идеала. Нужно смотреть, насколько сильное сердце, печень и внутренние органы, и как всё это работает. Также имеет значение и темперамент человека. Спокойный проявит себя на длинной дистанции, а взрывному больше подойдёт короткая.

– Вы сказали, что украинские триатлонисты – это бывшие пловцы. Получается, вы тоже один из них?

– Да. В плавании я дорос до мастера спорта, можно сказать, дошёл до своей вершины, после чего меня вовремя заметили тренеры из триатлона и пригласили попробовать себя в их виде спорта. Я согласился и сразу попал в национальную сборную Украины. В 2000 году был спарринг-партнёром участника Олимпиады, помогал ему готовиться, был его заменой, если вдруг получит травму. Также я многократный призёр и победитель чемпионатов страны.

– Можно ли говорить, что в триатлон уходят те ребята, которые ничего серьёзного не смогли добиться в плавании?

– Если человек доходит до мастера спорта и чувствует, что это его предел, он потерялся в серой массе, то в триатлоне это может быть только его началом, он может заново здесь себя найти и показать хорошие результаты. Это уже опытом доказано: некоторые пловцы в итоге стали очень хорошими триатлетами, поскольку они попали в более поздний вид спорта, где многое зависит от выносливости. С другой стороны, и пловцов, мастеров спорта, тоже нужно отбирать и смотреть. Не всех подряд брать.

– В чём же главное преимущество триатлона перед всеми остальными видами спорта?

– Здесь ты соревнуешься в трёх видах спорта. Такой микс интересен для людей. Например, только в одном виде спорта работа идёт однообразная и в одном и том же месте. В триатлоне же всё иначе. После одного вида спорта следует другой, вместе с этим меняются и локации. Плюс соревнования проходят на свежем воздухе.

– А когда триатлон стал популярным в мире?

– Это произошло тогда, когда в Казахстане о нём ещё ничего не слышали. Правда, здесь и сейчас о нём люди мало что знают. Но ещё в 90-х годах триатлон входил в десятку самых популярных видов спорта во многих цивилизованных странах. Он зародился в 1978 году, мой ровесник, и практически с первых дней начал набирать обороты, с каждым годом становился всё более интересным для людей.

– Уровень триатлона в странах СНГ сильно отстаёт от уровня триатлона в ведущих государствах?

– Конечно, не 20 или 30 лет, но отставание есть. Дело в том, что сам по себе триатлон – не дешёвый вид спорта, он требует больших затрат, а в странах СНГ были времена, когда наблюдался экономический кризис и не всегда они могли себе позволить развивать триатлон на должном уровне. В итоге из-за отсутствия конкуренции спортсменов было мало, что и вылилось в слабые результаты, ибо больших успехов добиваются только тогда, когда есть высокая конкуренция.

– Кто сейчас захватил мировое господство в триатлоне?

– Есть более развитые страны, в основном европейские, плюс Австралия и США. Но постоянного лидера как такового нет, он всё время меняется, его определяет Олимпиада.

– Не за горами Кубок Азии. Какие задачи вы поставите перед теми подопечными, которые попадут в состав национальной сборной на это континентальное первенство?

– Задача одна – побеждать, чтобы в итоге выиграть медаль. Также необходимо набирать рейтинговые очки на Олимпийские игры.

– Кто будет главным конкурентом Казахстана?

– Я бы отдал предпочтение японцам.

– Как сильно Казахстан отстал от Японии в плане развития триатлона?

– Они недалеко ушли от Казахстана, потому что такими темпами, какими мы взялись за триатлон, я думаю, мы быстро всё наверстаем.

– В таком случае, через сколько лет Казахстан может рассчитывать на медали в триатлоне, если говорить про чемпионаты мира и Олимпийские игры?

– Если брать местных воспитанников, без легионеров, то, думаю, это произойдёт через одну Олимпиаду, где-то через 6-8 лет. Имею в виду детей из самого младшего сейчас поколения. Но, возможно, кто-то ещё раньше выстрелит. Есть хорошие ребята 15-летние.

– Можно ли хотя бы рассчитывать, что на Олимпиаде 2020 года от Казахстана будут представители в триатлоне?

– Думаю, в Токио от Казахстана будет как минимум два триатлониста.

– Вы упомянули слово "легионеры". Сколько их сейчас в алматинской сборной?

– Пока один.

– Вы кидали клич в Украине?

– Если бы я это сделал, то сейчас натурализованных триатлонистов было бы очень много в команде Алматы.

– Как вы в целом относитесь к этой проблематике?

– Постоянно завозить готовых триатлонистов из других государств мне никто не даст. Рано или поздно люди спросят, почему у Алматы нет своих ребят. И потом я сам сторонник того, чтобы не приглашать легионеров, а выращивать своих профессиональных спортсменов. Выигрывать медали для страны одними легионерами – это пыль в глаза. Иностранцы уедут, и всё обратно заглохнет.

– Сейчас мировой спорт сотрясают допинг-скандалы. Как вы намерены бороться с этим злом в собственной команде?

– С одной стороны, у нас всё только начинается, следовательно, вопрос о допинге даже не стоит. Но от этого никто не застрахован. Так что я, конечно же, провожу беседы с ребятами на эту тему. Более того, скоро у нас появится доктор, который будет их контролировать.


Сборная Алматы по триатлону

Сборная Алматы по триатлону / Фото almatytriathlon.org

Почему Алматинская федерация триатлона не жалеет средств и времени на команду?

Между тем член попечительского совета Алматинской федерации триатлона Валихан Тен объяснил журналисту informburo.kz, почему они были вынуждены пригласить в южную столицу Максима Мазура и Антона Витолина из Украины:

"Какой-то промежуток времени, лет десять точно, казахстанский триатлон находился в застое, поэтому без легионеров мы не смогли бы поднять структуру этого вида спорта не только в тренерском смысле, но и, к сожалению, в спортсменах тоже. Антон нужен нам как форвард, на него должны равняться все остальные, даже наши местные звёзды. Тот же Ануар Турубаев сколько ни выступал, не мог прыгнуть выше головы. У него был лимит, из-за чего он не понимал, как и что дальше делать, у него не было фишек, лайфхаков. А ведь в триатлоне каждая мелочь важна, нельзя забывать ни о чём, иначе пройдёшь мимо пьедестала. Следовательно, задача Максима Мазура и Антона Витолина как легионеров – показать все эти мелочи, донести их до каждого спортсмена. Потому что наши ребята ещё многого не знают.

Благодаря Максиму и Антону мы сейчас разрабатываем методические пособия как для спортсменов, так и для тренеров, ибо надеемся, что наша Казахская академия спорта и туризма всё-таки откроет у себя отделение триатлона, поскольку наш президент Галимжан Есенов – весомый человек, он всё равно этого добьётся.

Дело в том, что сейчас в регионах остались тренеры советских взглядов. Им уже будет сложно разобраться в современном триатлоне. Это касается и специальных часов, которые носят нынешние триатлонисты, и навороченных велосипедов, которые сейчас выпускают. То есть нужна новая волна тренеров. Сейчас у нас есть три тренера – один по плаванию, один по бегу и один по велогонке, – их Максим Мазур будет сам учить, чтобы они в итоге стали тренерами по триатлону, а не по своему виду спорта. Следующие же тренеры будут уже учиться по методическим пособиям, проходить сертификацию за рубежом, чтобы получить международный статус тренера по триатлону.

Почему Алматинская федерация триатлона не жалеет средств и времени на команду? Потому что мы хотим, чтобы новая история казахстанского триатлона писалась красиво. Хотя стоит признать: объём затрат невыносимо большой и пока нам государство, к сожалению, не помогает, но обещает. Ведь за один только велосипед нужно отдать от 5 до 6 тысяч долларов, а наши ребята сразу катаются на карбоновых. Я не говорю уже про гидрокостюмы, которые меньше 300 долларов не стоят. И очки для плавания дорогие, и профессиональные кроссовки для бега, и специальные часы. Но наш попечительский совет решил ни в чём алматинским спортсменам не отказывать. Мы хотим, чтобы у ребят появилась любовь к триатлону".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter