Интернет прочно вошёл в жизнь современного человека и, кажется, теперь её не покинет. Свобода слова и доступа к информации, которую интернет укрепил, тоже не кажется тем, что можно ограничить или вовсе убрать. Однако пока интернет не доступен всем одинаково, особенно в развивающихся странах. Над решением этой проблемы работает международная профессиональная организация Internet Society ("Общество Интернета"). ISOC ставит своей задачей способствовать развитию интернета, разработке новых технологий и обеспечению доступности сети в масштабах всего мира.

Официально миссия ISOC звучит так: "Пропаганда открытого развития, эволюции использования интернета на благо всех жителей Земли". Для этого общество занимается информационной и образовательной деятельностью, финансированием и координацией общественных инициатив, связанных с интернетом.

На третьем Центрально-Азиатском форуме по управлению интернетом журналисту Informburo.kz удалось поговорить с менеджером ISOC по европейским региональным вопросам Маарит Паловиртой и узнать, как могут выглядеть взаимовыгодные отношения государства и интернета и чем государство может помочь развитию этой отрасли.

– Какова главная цель Internet Society? Каким вы видите мир, в котором ваша организация смогла достичь своей цели?

– Наша миссия очень глобальна. Она заключается в том, чтобы сохранить интернет открытым, безопасным и надёжным. Почему именно это? Нашу организацию основали два человека, которые создали интернет-протокол, то есть технически изобрели интернет, – Винтон Серф и Роберт Эллиот Кан. И у них было желание, чтобы интернет оставался открытым, нейтральным и доступным для всех. И мы работаем над этим. Но как это измерить? Это непросто, потому что это задачи очень высокого уровня.

Мы проводим большую работу в сфере доступа к интернету, особенно в развивающихся странах – по обеспечению доступа к сети для всех. Это широкий спектр работы – от выработки политик до грантовых программ. Кроме того, мы работаем и по кибербезопасности, потому что эта тема сейчас стала ключевой для всех.

ISOC содействует проведению дискуссий на высоком уровне (правительств и общества – Авт.), особенно в диалоге по поиску баланса в контроле интернета. Мы не верим, что интернет должен быть полностью контролируемым, но при этом мы понимаем, что в этой сфере должно быть исполнение законов, например, выявление преступников. Мы работаем над этим, и пока единого решения здесь нет.

– Сейчас в мире наблюдается тенденция, что некоторые правительства пытаются усиливать контроль над интернет-сферой. Как интернет развивается в таких условиях?

– Как вы и говорите, такая тенденция есть. Но мы не такая организация, чтобы говорить какому-то правительству, что у них неправильные законы или что-то в этом роде. Мы говорим, что главное – это прозрачность и понятность законов для каждого.

К примеру, в стране законом запрещена детская порнография. Власти блокируют все сайты с таким контентом и удаляют его. Мы, конечно, не будем говорить, что нельзя этого делать: это закон и акт преступления есть.

При этом в некоторых регионах есть тенденция, что правительства устанавливают такие законы (о контроле контента – Авт.), но используют их для блокировки и другого вида контента, который может и не быть криминальным, но может относиться к мнениям и политическим вещам. Это мы, конечно, не поощряем. Мы верим, что все должны иметь свободу слова. Интернет – это платформа, где ты можешь её выразить.

– Как, по вашему мнению, должны в идеале выглядеть отношения государства и интернета?

– Государство может быть полезным и ценным посредником. У государства есть ресурсы, люди, какие-то бюджеты. Что оно может хорошо делать – это собирать вместе людей для работы над разными важными вопросами. Например, по кибербезопасности государство может легко позвать представителей индустрии, общественности и высших учебных заведений для проведения брэйнсторминга для выработки решений. В Западной Европе так и происходит, там это рутинная вещь.

– Если говорить о Центральной Азии и Казахстане в частности, есть ли в регионе какие-то вызовы или, наоборот, возможности для развития интернет-сферы?

– Я не знаю точной ситуации и могу говорить только о том, что слышу от людей. Я думаю, здесь есть большие возможности, и Казахстан находится в привилегированном положении – у страны есть ресурсы. Государство само поставило цифровизацию в приоритет, много инвестиций направлено на "электронное правительство". Но, думаю, можно сделать больше. Например, обеспечить всех доступным интернетом. Казахстан – не бедная страна, и это вполне можно сделать.

Среди вызовов можно сказать о вопросе безопасности, потому что эта глобальная тема относится и к Центральной Азии. Также была тенденция по блокировке интернет-ресурсов, например, из-за вопросов национальной безопасности. Если что-то угрожает чьей-то жизни, то, наверное, нужно блокировать это на какое-то время. Но, возможно, вместо того, чтобы блокировать интернет, можно блокировать контент и ловить преступников более эффективными способами. Когда ты полностью блокируешь сайт, то ты одновременно запрещаешь использование этого ресурса обычными гражданами.

– Есть ли вещи, в случае с которыми интернет не играет положительную роль? К примеру, сейчас очень много говорят о "фэйкньюс". Что с этим делать?

– Мы много обсуждали эту тему внутри организации, в целом в Европе много говорят об этом. В ISOC пришли к выводу, что фэйкньюс – это вообще проблема не интернета, а общества. Ещё до того, как появился интернет, фэйкньюс и пропаганда существовали в газетах и на радио. Поэтому это феномен общества, а интернет – это просто инструмент, который сейчас используют для распространения. Конечно, с интернетом это происходит быстрее, и информация доходит до большего количества людей с большей скоростью, что проблематично. Такая проблема должна решаться обучением людей, например, цифровым навыкам и медиаграмотности в школах. Это сейчас планируют ввести в Европе.

– Сейчас Европа сталкивается с вопросами безопасности, в частности, с угрозами терроризма. Не меняются ли из-за этого тенденции в плане свободы слова?

– Свобода слова сохраняется. Конечно, терроризм – это проблема в данный момент, и движение вокруг попыток усилить контроль активизировалось. К примеру, в Германии сейчас проходит закон против hatespeech, то есть комментариев с расизмом, ксенофобией, оскорблениями, чтобы сделать это нелегальным.

Власти заставляют интернет-провайдеров удалять такой контент. С другой стороны, очень тяжело определить, что является проявлением расизма, а что вызвано невежеством, и кто будет проводить оценку.

– На сайте вашей организации написано, что в Казахстане формируется региональное представительство. Чем такие представительства занимаются?

– Это зависит от страны. Когда кто-то организовывает представительство, они должны назвать сферу работы, на которой они хотели бы сосредоточиться. Это может включать много вещей: от работы над политиками в отрасли до реализации локальных проектов. Для этого представительства могут привлекать у нас финансирование.

Казахстанское представительство расположено в Алматы. Оно получило от ISOC грант для проекта по кибербезопасности, в рамках которого в том числе будет идти и обучение людей необходимым навыкам в этой сфере.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter