15 лет назад авиалайнер Ту-154М авиакомпании "Башкирские авиалинии", выполнявший рейс по маршруту Москва – Барселона, столкнулся в воздухе с грузовым самолётом Boeing 757-200PF авиакомпании DHL, летевшим по маршруту Бахрейн – Бергамо – Брюссель. Столкновение произошло недалеко от маленького города Юберлинген около Боденского озера (Германия). Погибли все находившиеся на борту обоих самолётов – два пилота "Боинга" и 69 человек на Ту-154 (девять членов экипажа и 60 пассажиров, среди которых было 52 ребёнка).

В той страшной авиакатастрофе над Боденским озером погиб 71 человек, среди них вся семья Виталия Калоева – жена Светлана, дочь Диана и сын Костя. Следствие ни к чему не привело, но 24 февраля 2004 года Виталий сам наказал авиадиспетчера, который был виновен в произошедшем.

К 15-летию со дня трагедии свет увидела книга московской журналистки, которая выросла в Капшагае, долгое время работала в Алматы, а сейчас является шеф-редактором вечернего выпуска "Вестей" на телеканале "Россия-1". Ксения Каспари лично прилетела в Алматы, чтобы представить и подписать свою книгу о страшной и до сих пор непонятной истории.

– Ксения, как вы думаете, как вашу книгу воспримут в Казахстане?

– Я думаю, что как в России, так и в Казахстане, и в любой другой стране книга никого не оставит равнодушным. История очень противоречивая, невозможно однозначно ответить: кто этот человек, переживший такую страшную трагедию, – жертва или преступник. Книга - это история непростой человеческой судьбы, очень неординарной и неоднозначной.

– Как вам пришла в голову идея написать именно эту историю?

– Как журналисту мне пришлось очень много писать об этой истории и о самом Виталие Калоеве. Эта история меня цепляла и удивляла: вот был человек, интеллигентный, архитектор, семьянин, и вдруг он совершает убийство. Почему? Какими мотивами он был движим? В западных СМИ особенно часто мелькала версия легендарной кавказской кровной мести. Но мне казалось, что не настолько всё однозначно, как это преподносят.

Когда Виталий вышел на свободу, ко мне обратились люди, которые хотели снять о нём фильм. Я выступила в роли посредника, таким образом и познакомилась с ним. Пообщавшись, я предложила ему написать в виде книги его историю, если он сможет мне довериться. В первый раз я приехала к нему во Владикавказ на неделю, ходила с ним на работу, попутешествовали мы по всему Кавказу. Это помогло понять, в какой среде был воспитан этот человек.

Потом я полетела в Германию, на место, где произошла катастрофа. Разговаривала с людьми, которые сопровождали его после катастрофы, помогали ему. В Швейцарии разговаривала с переводчиками, присутствовавшими на судебном процессе. Общалась с прокурорами, адвокатами – со всеми, кто мог хоть что-то рассказать о Калоеве. Также в книгу включены отрывки из реальных протоколов допросов.

Но в этой книге убийство – не основная глава. Это история именно человеческой судьбы. Что он чувствовал, о чём он мечтал и думал. Что за метаморфозы с ним произошли, что его заставило пойти на убийство.

– Много ли в книге от Ксении Каспари?

– Как журналист я попыталась перенести историю максимально объективно. Это было невероятно тяжело, учитывая, что история очень эмоциональная. Я плакала каждый день, когда находилась рядом с Виталием и он мне всё рассказывал. Плакала, когда разговаривала с пастором, переводчиками, всеми остальными участниками истории. Я уже шесть лет общаюсь с Виталием Константиновичем, и не могу его ни осудить, ни оправдать – до сих пор всё, что я узнала, вызывает во мне неоднозначные чувства. Но я вас уверяю, от автора в этой книге – только предисловие.


Обложка книги "Столкновение"

Обложка книги "Столкновение"

– Недавно в США сняли фильм, основанный на событиях 1 июля 2017 года. Видели ли его вы и сам Виталий Калоев? Близок ли к истине сценарий этого фильма?

– Да, и я, и он видели этот фильм. Не буду приводить его мнение – все его комментарии есть в сети. За себя же скажу: фильм был снят по очень отдалённым мотивам и мало похож на то, что было на самом деле. Совпадают только две вещи: главный герой убил авиадиспетчера, по вине которого погибла его семья, и на месте крушения были обнаружены бусы дочки главного героя. Всё остальное придумано сценаристами. Например, в фильме авиадиспетчер был признан виновным, в реальности никакого следствия не проводилось. В фильме Петер Нильсон кажется настоящей жертвой: ему пришлось переехать в другую страну из-за нападок людей, которые даже писали на его двери "убийца!", его бросила жена, и вообще у него всё плохо. Тогда как в жизни всё было наоборот. Я считаю, что в фильме сдвинуты все акценты, слишком много вымысла.

– В какой момент вы решили, что это ваш сюжет? Что именно вас потрясло больше всего?

– В этой истории великое множество деталей, случайных совпадений, который вкупе привели к трагедии. Начать с того, что самолёт, на котором должны были лететь дети из Уфы, улетел без них – потому что изначально детей привезли не в тот аэропорт. Чтобы дети всё-таки улетели на каникулы в Испанию, специально был организован чартерный рейс. На который и купила билеты Светлана Калоева. Затем в аэропорту потерялась маленькая Диана, и пока её искали, закончилась регистрация. Светлана с боем смогла зарегистрироваться и сесть в самолёт. Самолёт вырулил на взлётную полосу, и тут выяснилось, что забыли загрузить еду. Пришлось вернуться за едой, ведь на борту дети... Это минуты, задержка буквально на 15-20 минут. А ведь в небе не хватило всего 40 секунд, чтобы столкновения не произошло. Вы представляете, сколько совпадений? И вся эта история богата такими мелкими деталями.

– Что ваша книга изменила в вас? Чему вас научила трагическая история Виталия Калоева?

– Я поняла, что главная ценность в нашей жизни – это дети. Всё остальное - мишура, наживное и не имеет значения. А жизнь Виталия Константиновича закончилась 15 лет назад и больше не начиналась. В его доме по-прежнему не тронута детская комната его детей, он по-прежнему проводит очень много времени на кладбище. Как это ни странно, это жизнеутверждающая история, после которой начинаешь ценить то, что у тебя есть.

– Неужели он до сих пор переживает трагедию? И не смог как-то наладить свою жизнь...

– Виталий Константинович женился повторно – три года назад. Это была предсмертная просьба его брата Юрия, который был на 20 лет старше и пользовался непререкаемым авторитетом. Виталий нашёл женщину, в которой разглядел ту самую, с которой смог бы создать семью. Недавно я с ней познакомилась – её зовут Ирина, очень хорошая и приятная женщина. Мне кажется, что с ней Виталию хорошо, он стал намного лучше выглядеть, начал улыбаться и даже шутить иногда – для него это просто огромный прогресс.

– Вы много общались с Виталием. Расскажите – был ли шанс избежать убийства Петера Нильсона? Намеренно ли он шёл с ножом в дом своего врага, или история намного сложнее и запутанней?

– Виталий убил Петера Нильсона не преднамеренно, он не разрабатывал план действий, не шёл в дом к человеку, чтобы убить его на глазах жены и троих детей. Перед этим Виталий испробовал все доступные способы, чтобы добиться справедливости. Ему нужно было немного: чтобы виновные в смерти его семьи люди просто попросили прощения, искренне, посмотрев ему в глаза. Он обошёл все инстанции, начиная с подмосковной прокуратуры, которая расследовала смерть российских граждан, заканчивая офисом авиакомпании Skyguide, на которую работал Петер Нильсон.

Компания Skyguide решила, что любые извинения – это косвенное признание вины, а это означало бы то, что компания не получит страховку. В то же время, я считаю, что директор авиакомпании – главный виновник всего, что произошло. Если бы оборудование работало исправно, диспетчер просто не смог бы совершить ту роковую ошибку. Но директор всеми силами прятал Петера Нильсона и избегал контактов с Виталием Калоевым. Кроме того, Виталию прислали письмо, в котором очень цинично предлагали компенсацию – по 50 тысяч франков за каждого ребёнка и 60 тысяч франков за жену в обмен на отказ от всех претензий.

– Сожалеет ли Виталий Константинович о содеянном?

– Ему не стало легче, после того как умер Петер Нильсон. Но Виталий не сожалеет и никогда не сожалел о содеянном. У него навсегда изменилось отношение к Богу: он говорит, что с Богом в разводе.

– О чём будет ваша следующая книга?

– Очень трудно найти особенную, неоднозначную историю, как эта. И я нашла таких ещё две. Пока что они только развиваются, и совсем непонятно, чем всё закончится. Если всё положительно для героев – то будут ещё две книги.

Я больше журналист, чем писатель, меня привлекают реальные истории реальных людей. Я считаю, что лучший писатель – жизнь.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter