Годовой отчёт фонда "Самрук-Казына" привлёк пристальное внимание прессы и вызвал много вопросов, к примеру, о реальной прибыли и обоснованности трат. Точки над "i" расставила в эксклюзивном интервью Informburo.kz управляющий директор по финансам и операциям – член правления Фонда Елена Бахмутова.

Анализ-то поверхностный

– Елена Леонидовна, в прессе пишут об отсутствии реальной прибыли Фонда, говоря, что она сложилась за счёт сокращения налоговых выплат и разницы в курсах валют. Разъясните, пожалуйста, так ли это?

– Это довольно поверхностное суждение. Хочу сразу пояснить, что в опубликованном недавно годовом отчёте Фонда в основном раскрыта нефинансовая информация, в том числе по вопросам корпоративного управления и инициативам в рамках программы трансформации.

Что касается приведённых в отчёте финансовых результатов за прошлый год, то они уже были презентованы на отдельной пресс-конференции ещё в апреле. На нашем сайте размещены пояснения к финансовой отчётности, в которых детально раскрыты ключевые показатели деятельности группы, а также факторы, оказавшие на них существенное воздействие. В том числе приведены факторы изменения чистой прибыли в разрезе различных сегментов деятельности группы.

Доход

– За счёт чего был получен доход Фонда?

– Основными негативными факторами, которые повлияли на изменение консолидированной чистой прибыли против предыдущего года, были снижение долевого дохода от участия в совместно контролируемых и ассоциированных компаниях и снижение операционной прибыли, в основном вследствие падения цены на нефть на 47%. При этом негативный эффект в виде увеличения обязательств на сумму более 2,7 трлн тенге по валютным займам из-за девальвации был превращён в курсовой доход благодаря хеджированию чистых инвестиций в дочерние организации, имеющие операции за рубежом.

Сбалансированная структура активов и обязательств позволила избежать потерь прибыли от девальвации. Таким образом, чистая стоимость зарубежных активов дала общий положительный результат чистой прибыли. Без хеджирования курсовой убыток составил бы 1,733 трлн тенге.

Расход

– Девальвация повлияла на рост прибыли Фонда?

 На прибыль большинства компаний группы девальвация оказала негативное влияние, ранее приведённые цифры это наглядно показывают. Анализ производственной себестоимости целесообразно проводить в отдельности по компаниям. На основании консолидированных данных о себестоимости реализованной продукции и оказанных услуг я могу привести несколько характерных примеров. В 2015 году себестоимость реализованной продукции по группе Фонда увеличилась на 131 млрд тенге, что на 5,1% больше, чем в 2014 году. Как известно, показатель инфляции в прошлом году составил 13,6%. Давайте разберёмся, из чего сложился прирост производственных издержек.

Существенно выросли статьи, связанные с товарно-материальными запасами, полученными производственными услугами, а также ремонтом. Общий прирост по этим статьям расходов составил более 171 млрд тенге. В основном эти затраты связаны с услугами сторонних организаций, при этом стоимость таких услуг за год выросла от 12 до 28%, что прямо повлияло на увеличение себестоимости реализованной продукции. 

Кроме того, в составе себестоимости учтена, например, стоимость золота-сырца для аффинажного завода, это немалая сумма в 59 млрд тенге из общей суммы прироста в 131 млрд тенге затрат. На стоимость золота прямое влияние оказала девальвация.

Если очистить от внешнего влияния производственную себестоимость, то полученный результат покажет абсолютное снижение собственных издержек компаний против прошлого года. Поэтому довод о том, что прибыль компании получена исключительно за счёт курсовой разницы – очень поверхностно трактует ситуацию.

– Почему у ФНБ такие большие штрафы и пени, судя по отчёту?

– Это результат ряда ранее проведённых налоговых проверок периода 2009-2012 годов. Половина суммы приходится на "РД "КазМунайГаз". Это давние споры с налоговыми органами, которые ещё продолжаются, тем не менее выплаты произведены.

– Экспертов также пугает сумма внешнего долга…

– Я хочу обратить внимание на то, что часто Фонд ассоциируют с квазигосударственным сектором страны, но это не совсем так. Ведь есть и другие компании, которые вносят свою лепту в размер долга квазигосударственного сектора. На конец прошлого года размер внешнего долга по всей группе Фонда составил 17,3 млрд долларов, что на 30% меньше, чем в предыдущем году.

На 30 июня текущего года внешний долг снизился до 16,8 млрд долларов, из них на долю "КазМунайГаза" приходится 10,1 млрд долларов, а на "Казахстан Темир Жолы" – 3 млрд долларов.

Вопросы долговой нагрузки являются предметом постоянного мониторинга со стороны менеджмента и Совета директоров Фонда в рамках ежеквартального отчёта по рискам.

Почём нынче консультанты?

– Почему Фонд так много тратит на иностранные консультации? Персонал компании недостаточно компетентен?

– Расскажу всё на примере. За базу возьму 2011 год, тогда на консультационные услуги по Группе компаний было потрачено 46,7 млрд тенге, в 2015 году – 26,4 млрд тенге. Как правило, консультантами выступают компании из большой четвёрки, либо международные компании, такие как McKinsey или Boston Consulting Group. Стоимость услуг этих компаний привязана к иностранной валюте, поэтому разумно проводить сопоставления в валюте.

Так вот, в 2011 году эти услуги исходя из курса доллара того времени превышали 318 млн долларов. А в 2013 году они снизились до 129 млн долларов, в 2015 году – до 118 млн долларов. Как вы видите, в сопоставлении за пять лет наблюдается существенное сокращение расходов на консалтинговые услуги.

Хотя сумма по-прежнему значительна, и есть резервы для её сокращения. Текущая стадия реализации программы трансформации предполагает внедрение передового международного опыта, для этого и привлекаются квалифицированные консультанты и иностранные специалисты с проверенным профессиональным опытом, а они стоят недёшево.

Полна горница людей

– "Самрук-Казыну" часто обвиняют в многочисленности персонала. Можете это прокомментировать?

– Я читала эти обвинения. При этом нас сравнивают с компаниями Temasek и KHAZANAH. Давайте попробуем сравнить корректно. Говоря об эффективности трёх компаний, нужно брать во внимание прирост чистых активов – это основной показатель для холдинговых компаний. Несмотря на кризис, Фонду удалось получить прирост чистой стоимости активов, приходящейся на долю акционера, в размере 15% в 2015 году.

А если брать сопоставление по численности сотрудников, то необходимо брать в расчёт численность работников собственно управляющих компаний, в случае с Фондом-  это корпоративный центр. Temasek не приводит общую численность компаний, которыми владеет, включается в расчёт только штат управляющей компании.

Не стоит забывать и то, что KHAZANAH проводил свою трансформацию не менее 10 лет, а Temasek - ещё больше. По мере роста квалификации сотрудников соотношение будет улучшаться, в основном за счёт роста чистых активов. Это укладывается в рамки задач, стоящих перед Фондом – превращение компании в компактный стратегический холдинг, выполняющий роль активного инвестора. Должно завершиться формирование профессиональной команды, которая умеет управлять контрольными пакетами акций в стратегических компаниях от лица собственника, обладает компетенцией для создания совместно с частными инвесторами и последующего выведения на рынок новых компаний в перспективных отраслях.

Попробуем сопоставить количество людей в расчёте на миллиард долларов чистых активов, находящихся в управлении. В Фонде это соотношение составляет 6,3 человека на миллиард чистых активов, для сравнения в Temasеk – 3,7, а в KHAZANAH – 12. Как видите, Фонд имеет адекватное значение показателя, тем не менее имеются резервы для повышения эффективности.

– Ожидается ли сокращение штата в этом году?

– Сокращение штата ожидается численное, по мере реализации программы приватизации – то есть с продажей компании выбывает и численность их сотрудников из группы Фонда. Однако сама по себе программа приватизация механического сокращения персонала не предусматривает. Наоборот – в социально-значимых компаниях инвесторы должны будут сохранить рабочие места. Что касается самого Фонда и оптимизации численности административно-управленческого персонала в компаниях группы – эта работа будет продолжена, она ведётся системно, через пересмотр организационных структур компаний и сокращение излишних звеньев управленческих должностей. Сейчас эта работа активно ведётся во всех компаниях, сначала сокращение коснётся компаний первого уровня и дальше вниз.

– Некоторые эксперты сомневаются в необходимости самой трансформации Фонда.

– Трансформация – это адаптация бизнес-процессов, управленческих методик, организационных структур к тем стандартам, которые применяются в ведущих компаниях мира. Нужно понимать, что без проведения системных реформ, внедрения практики постоянных изменений невозможно поддерживать эффективность деятельности и обеспечивать устойчивое развитие компании.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter