Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
167 118
Выздоровели:
152 437
Умерли:
2 397 (16.01.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
46 737
Выздоровели:
34 422
Умерли:
534 (16.01.2021)

Евгений Жагалтаев: Я не из тех, кто отступает

Informburo.kz поговорил с Евгением Жагалтаевым – известным радиоведущим из Казахстана, который переехал в Москву.

Известный певец, радиоведущий и шоумен Евгений Жагалтаев вот уже больше года живёт в Москве. Там нам и удалось с ним встретиться. В интервью informburo.kz Евгений рассказал, почему переехал, чем занимается, как удаётся вести прямые эфиры в Казахстане, что за проекты сейчас готовит и почему, по его мнению, в стране большая проблема с радиоведущими. Видеоверсию интервью можно посмотреть здесь.

– Евгений, расскажите, почему уехали. Вам раньше предлагали уехать в Москву, предлагали контракты, но вы говорили: здесь ваш дом, и вы здесь живёте. Теперь Вы живёте в Москве. Что изменилось?

– Теперь у меня два дома, вот и всё. И Казахстан по-прежнему мой дом, я только что оттуда вернулся, буквально с самолета вы меня сняли. Концерт там провели, и на радио я там работаю, правда, из Москвы, по интернету. Технологии помогают. Во-первых, стало возможно работать, находясь не дома, а во-вторых, мне предложили контракт, который постепенно реализуется.


Фото с сайта zhagaltaev.com


– Рассказать можете подробнее, что за контракт?

– Компания United Music Group – очень серьёзный рекорд-лейбл, предложил мне начать с ними работу. На сегодняшний день United Music Group является обладателем прав на произведения таких исполнителей, как Григорий Лепс, Хор Турецкого, Emin, Дмитрий Хворостовский, Океан Ельзи, Ночные Снайперы, Воплi Вiдоплясова, Чайф, Крематорий, Сергей Трофимов, Елена Ваенга, Стас Михайлов и других звёзд российской музыки. Но мы сразу споткнулись, потому что, как только песни мои начали размещать в многочисленных сборниках, на радио в России, автор слов вдруг встрепенулась и сказала что-то вроде: "Я хочу больше денег. Заплатите мне больше". И выставила официальную претензию, с запретом размещения и исполнения нового материала. Судебное разбирательство с участием юристов длилось около восьми месяцев, все эфиры на это время были остановлены, со всех площадок все мои треки исчезли: и с радио, и с ТВ, и из всех сборников. Сейчас, несмотря на то, что всё уже в порядке, и все права на песни уже мои, процесс раскрутки снова до сих пор не запущен. Нельзя было ломать то, что начало работать. Увы, время потеряно, и теперь неизвестно, что будет дальше.

– Это был единственный случай в вашей жизни, когда автор слов вдруг посчитал, что вы заплатили ему мало?

– Это не первый раз в жизни и, возможно, не последний, но я особо не переживаю. Ничего не бывает просто так. Пока всё это разбирательство шло, у меня появилось свободное время, я начал работать на радио в Москве, вернулся на радио в Казахстане. Жизнь пошла не по тому сценарию, который задумывался. Но я не из тех, кто отступает. Ни шагу назад, позади Москва. Подобное сплошь и рядом. Я не хочу называть имён, но, когда на United Music Group я пожаловался: "Ребята, у меня вот такая ситуация", они прям засмеялись: "О, ещё один!". Оказывается, не я один такой. "Надо бумаги вовремя оформлять, сам виноват. Сначала оформляешь бумаги, потом приступаешь к работе", – так мне сказали, и они абсолютно правы.

– В Москве на радио чем занимаетесь, аналогичная программа, как в Казахстане?

– Это утреннее шоу на радио Восток FM. Аудитория нашего "All inclusive шоу" прирастала быстро, даже по московским меркам. Несмотря на тот факт, что я скорее "сова" чем "жаворонок", подъёмы в пять утра не были проблемой. Человек ко всему привыкает и довольно быстро.


Фото informburo.kz


– В Казахстане, получается, вы выходите в прямой эфир, но из Москвы?

– Я сейчас приехал прямо с радиоэфира. А где мы с Вами встречаемся? Правильно, в Белокаменной! Современные технологии. Никаких записей, прямой эфир, два часа ежедневно.

– Стоимость ваших услуг как артиста, певца, шоумена Евгения Жагалтаева-москвича больше, чем Евгения Жагалтаева-алматинца?

– Я себя на деньги не размениваю. Меня ведь приглашают только те люди, которым я нравлюсь, а для своих, сами понимаете, ничего не жалко.

– Скажите, вы берётесь за любую работу, или есть какие-то критерии, что вот сюда вы точно не пойдёте, это вы точно делать не будете?

– Есть масса вещей, которых я никогда делать не буду, в принципе. Например, незаконное что-нибудь – я не буду этим заниматься. Также не хочу заниматься вещами, которые не приносят удовольствия. Я уже научился зарабатывать там, где мне приятно, комфортно.

– Реклама?

– Да, рекламой мы занимались, у меня даже рекламное агентство было в Казахстане в Алмате "Kosanostra". Event-компания моя была, пожалуй, самая крупная в стране.


Фото с сайта zhagaltaev.com


– Эта компания сейчас не существует?

– Она существует, но уже в Москве. Часть тех людей, с которыми мы работали, тоже живут в Москве. По разным причинам все мы здесь собрались. И ещё мы сделали концертное агентство. На концерт в Алматы именно мы привозили Викторию Дайнеко и группу Bad Boys Blue. Никакое другое агентство не работало, только моё. Это концертное агентство "Persona", которое находится здесь, в Москве. Так что обращайтесь, сделаем как надо!

– В 2012 году вы заявили: "Имён нет, персон нет на радио". Ситуация не изменилась, и вдобавок вы уехали. Как вы думаете, почему это происходит, и почему в Казахстане очень мало радийных имён?

– Я не знаю почему, но имён и здесь не много, в Москве. И это большая проблема для меня: потому что однажды мне на радио в лицо сказали: "Мы сделаем Вас звездой, Евгений и это будет для нас риск, вдруг Вы уйдёте на другую станцию, к конкурентам"? Они ведь меня совсем не знают. Я для них человек новый. Но я их понимаю: это, чистой воды, маркетинг. Проще раскручивать главную звезду – само радио, а ди-джеи пусть будут абсолютно одинаковые, убираешь одного, ставишь вместо него другого, и ничего не меняется. Радиослушатели даже могут и не заметить разницу. Может поэтому в Москве большинство радиоведущих талантливые, умницы, с шикарными голосами, но одинаковые, увы. Имён всегда было мало, во все времена, очень мало людей, которые могут притягивать к себе внимание, анализировать, быть не как все, брать на себя ответственность, иметь собственное мнение в эфире и отвечать за него.

– Возможно, это потому, что в Казахстане считается, что радиоведущий – это несерьёзно, это не "Эхо Москвы", а развлекаловка?

– Не сцена красит артиста, а артист сцену. Не эфир красит вас, а вы красите эфир. Если можете, конечно.


Фото с сайта zhagaltaev.com


– Что с вашей школой радиоведущих?

- В Алмате её, понятное дело, нет, потому что всё, включая оборудование, перевезено сюда. Но я получаю большое количество запросов на свои тренинги ораторского мастерства. Так что с этой программой, возможно, буду приезжать, увидимся.

– Сколько в Алматы Ваша школа просуществовала?

– 7 лет.

– Удалось самому вырастить имена из тех ребят, которые приходили?

– Да, есть чем похвастать. Роман Миронов, Малик Рузиев – знакомые имена? Катя Бохан на КТК, Бахти Ковдунова, многие журналисты на радио и ТВ в Алматы прошли через наши курсы. Я не скажу, что я их сам воспитал, но я прикоснулся к ним. Они сами к нам пришли, в других местах что-то брали, но и через нас прошли тоже. Это же какой наглостью надо обладать, чтобы сказать, что, если 2-3 месяца с кем-то позанимался, ты вырастил специалиста. Нет, конечно, но мы работали с ними, по крайней мере, объясняли им, что надо, а что не надо делать. Потому что у нас, к сожалению, люди занимаются иногда ерундой, на которую не стоит тратить время. Я всегда в своей школе телерадиоведущих начинал с такого предмета, как "основы общения с аудиторией". Всегда начинал с одного и того же. Я говорил: есть "три закона" на привлечение внимания, и "три закона" на его удержание. Есть масса полезной литературы, там очень много полезной информации, которая пока вам совершенно не нужна. Вот эти "три закона" знайте, которые привлекают внимание, и "три закона", которые удерживают, и вам вообще больше ничего пока не надо. Не скажу, что остальное чушь и ерунда, но эти вещи – они все придут потом. Сначала научитесь ходить, потом бегать, а уж потом прыгайте через препятствия. Эти "6 желаний ваших зрителей" нужно знать, и научиться ими пользоваться. Когда вы это освоите, из вас получится очень хороший спикер.

Кроме этого, мы учим импровизации, энергетике речи, что делать, когда перебивают, как справиться с предстартовым волнением и многому другому, что должен знать человек, который выступает перед публикой.

В моей школе, в разное время, кроме меня самого преподавали: Наиль Ахмеджанов, Ирина Буреева, Досым Сатпаев, Диана Снегина, Богенбай Хайруллин, Арман Карабаев, Андрей Филимонов и другие.

– К вам приходили ребята из институтов, и вы понимали, что нужно начинать с ними работать с нуля, правильно?

– Да. Они говорили: мы закончили журфак. Я говорю: напишите, например, сюжет на три минуты разговорного текста и запишите его, вот вам рабочий компьютер, вот студия с микрофоном. Это простая вещь, начало начал. Но практически мало кто с этим не справился. Единицы, за 7-то лет. А ведь люди зачастую с дипломами.


Фото с сайта zhagaltaev.com


– Как вы думаете, почему в Казахстане нет чего-то похожего на "Эхо Москвы", нет информационного радио без приставки музыкальное, не будут слушать?

– А кто-то пробовал? Кто-то сел у микрофона и начал делать информационное радио? Существует радио трёх типов: музыкальное, информационно-музыкальное и информационное. Музыкальное – это где 75% эфира и больше занимает музыка, информационно-музыкальное – примерно пополам музыки и разговора, и информационное – это там, где преимущественно разговор: ток-шоу, круглые столы, новости, обсуждения, мнение экспертов, репортажи с места событий и так далее. Я не знаю в Казахстане никакого радио, кроме музыкального. По моему, никто никогда и не пробовал делать информационное радио. Какие-то разговорные программы, может быть, кто-то и делал, но заявить такое радио, где только информация – я о таком не слышал.

– Расскажите о своем бизнесе. Кроме того, что у вас event и концертное агентство, чем вы ещё занимаетесь?

– Я скоро буду выпускать диск – второй альбом на United Music Group. Вообще, он должен был выйти весной 2018 года, но пока я не уверен в этом, если честно. Надо ещё пару песен дописать. Они уже есть, они куплены, но их же надо сделать, сыграть, отстучать на барабанах, настроиться и спеть. А для этого нужно особое состояние души.

– Как вы ищете песни?

– Я завален этими песнями, тестами, демо, предложениями. Если есть интернет – значит, нет границ. Но сейчас я отношусь ко всем авторам с утроенной осторожностью, сами понимаете. На молоке обжёгся – на воду дую. Сам я песен не пишу, Всевышний не сподобил. Хотя Григорий Лепс, к примеру, тоже песен не пишет, но говорит: "И Слава Богу". Его такая ситуация устраивает, и меня тоже: выбора всё равно нет. Григорий Лепс ведь когда-то тоже не был супер звездой, но потом всё изменилось. Это может решиться в один день, одним звонком, одним удачным эфиром. Это шанс, который или выпадет, или нет. Это не значит, что ты хуже другого артиста или лучше. Очень часто это просто удача. Хотя я слышал такое утверждение: "Удача улыбается подготовленным".


Из-за этой песни разгорелся досудебный спор с автором текста


– Планов завоевать Москву у Вас нет?

– Вот что я Вам скажу, ребята: с вами случится только то, что с вами должно случиться. А ещё, хотите рассмешить Бога – расскажите ему о своих планах.

– По течению плывете?

– Я бы не сказал, что просто плыву по течению, подгребаю немножко, но мотор не использую, всё идет само. Надо дать реке времени возможность течь самой, и получать от этого удовольствие, что очень важно.

– О закрытии самой рейтинговой программы "Kosanostra". Вы сказали, что вас "ушли", целью было убрать вас из эфира. Вы конфликтный человек, у вас много врагов, или так получилось?

– Нет, конечно, я не конфликтный. Но есть такая фраза: Скажи мне, кто твой враг, и я скажу тебе, кто ты. К сожалению, у меня есть, если не враги, то недоброжелатели – люди, которые по непонятным, не только для меня, причинам всеми силами хотели убрать меня из эфира. Разумных мотивов своего желания они не предоставили, думаю, у них этих обоснований и не было. Я выбрал путь "непротивления злу насилием". Они хотели, чтобы я ушёл – и я ушёл. Со мной ушли все мои спонсоры. Ровно через месяц я вышел со своим авторским "Шоу Евгения Жагалтаева" на "Народном радио". Первый же эфир, по исследованиям TNS global media, показал, что мы почти попали в "TOP 10", не хватило маленькой капли (когда интервью готовилось к выходу, передача попала в топ-10. - Авт). Но это был самый первый эфир. Скоро мы не каплю, скоро мы озеро туда выльем.


Фото с сайта zhagaltaev.com


– В Казахстане вы сейчас ведёте только радиоэфир, вы не занимаете должность продюсера на радио?

– Нет, я не занимаю должность продюсера. У меня есть дела здесь, и они у меня в приоритете. И здесь свой график я устраиваю таким образом, чтобы у меня всегда было это окно в два часа. Я могу открыть один секрет: у меня не одна студия, из которой я вещаю, у меня их три – одна в Подмосковье, две - в Москве. Студии, куда я звоню и говорю: сегодня я работаю у вас. Одна из них в Останкино. Потому что по Москве можно ехать два часа в одну сторону, два в другую, я не могу себе этого позволить. Я могу хоть из подводной лодки вещать, если там будет интернет. Какая разница.

– Что скажете о конкуренции на радио в Казахстане?

– В Москве 64 станции только в FM диапазоне. Это не имеет ничего общего с казахстанским рынком, поверьте – в Казахстане нет конкуренции, абсолютно никакой, рынок пуст, свободен, чист как белый лист. Победить в Казахстане – это даже не вопрос. Понял я это только здесь. Судьба свела меня с Алексеем Глазатовым, его могут охарактеризовать два радио бренда Радио "Maximum" и "Европа Плюс". Это более чем серьёзный медиа-менеджер, с которым мне посчастливилось семь месяцев работать бок о бок ежедневно. Он был мой патрон, грубо говоря, мы делали утреннее шоу на Восток FM. Там я понял, как побеждать в Москве. Бить надо продуманно, дерзко, в полную силу и в одну точку. Я впервые для себя открыл 15-часовые рабочие дни. Я никогда так много не работал.

– Тяжело?

– Нет, но было интересно. Когда мне интересно, я не замечаю усталости. Потому что я хотел понять, как в этой Москве, чёрт возьми, победить. Теперь я знаю, как, и мне нужна точка опоры, и именно поэтому я не могу всецело Казахстану отдаться, слишком много времени приходится проводить в переговорах.

– Как победить в Москве – не спать?

– Не спать это уж точно, причем во всех смыслах. Меньше 10 000 шагов в день я не прохожу, это при том, что у меня машина есть, и метро есть, всё равно я их каким-то образом прохожу. Я опять 7 кг сбросил, я легче стал, я снова могу бегать, в хоккей играть.

– В Москве команду нашли, влились?

– Команду я нашёл, Это команда артистов "КомАр", хорошие ребята, приняли к себе. Играем, общаемся. Звёзд с неба пока не хватаю, откровенно говоря, надо накатать форму, чтобы руки вспомнили, как держать клюшку. Я ведь не играл полтора года, у меня была травма колена.

– Существует вероятность, что вы всё-таки вернетесь в Казахстан, или это уже пройденный этап?

– Начнем с того, что я часто туда прилетаю. А когда возвращаюсь обратно, то уже через месяца два начинаю скучать по Алматы. Я только в Москве понял, как я люблю этот город. У меня в холодильнике стратегический запас казы. Может быть, я поработал бы в Казахстане более плотно, но я не слышу того предложения, от которого невозможно отказаться.


Фото с сайта zhagaltaev.com


– Это предложение в чём для вас должно заключаться – в финансовом плане или в интересе?

– А чем отличается интерес от финансового плана?

– Творческой составляющей…

– Нет. Я уже вершин достиг, на Эверестах побывал, пусть и не на Московском пока, но я над этим работаю. Получится – получится, если Бог даст, я приму это с благодарностью, если нет – то и беды нет, я мальчик взрослый, переживать не буду. А если в Казахстане мне сделают генеральное предложение, которое можно назвать "взрослым", тогда можно было бы и подумать. Недавно два дня перед отлётом бродил по Алматы, потому что вот здесь мы с друзьями гуляли, тут у нас был концерт, тут была какая-то история, тут у меня был офис, и эти все камни, которые можно потрогать, которые ещё нас помнят. Вот здесь у меня авария была небольшая, я вспоминаю – это же память, места, улочки. Вот тут я ночью сидел на лавочке в расстроенных чувствах, подошёл милиционер и говорит: "Что вы тут сидите, всё в порядке"? Я поднимаю голову, он меня узнал и говорит: "Давайте, Евгений, мы вас до дома довезем". На патрульной машине привезли домой. Для меня этот город полон историй. 20 лет я там прожил, не шутка. Я гулял, прям надышался им.

– На сколько хватит?

– Месяца – два максимум. Как говорится, я уезжаю в дальний путь, но сердце с вами остаётся. А Москва – тут ещё пока не случилось ничего из того, что хотелось бы, чтобы случилось. Но нам это надо, поэтому это будет, однажды это произойдет. На ловца и зверь бежит.

– Сети расставили?

– А кто ловец – кто зверь? Я не знаю. Я просто живу. Есть и ещё очень немаловажная вещь – дети. У меня сын в этом году в институт поступает.

– По вашим стопам идёт?

– Не думаю. Пусть сам решит, к чему душа лежит. Год назад выбрали факультет, уже ходит в университет на подготовительные курсы. Пусть живёт сам, пусть своей дорогой идёт.