Согласно официальным данным, к 2050 году более половины населения мира (52%) будут жить в регионах, испытывающих дефицит в питьевой воде. Эксперты считают, что вода уже стала причиной серьёзных международных конфликтов.

Как избежать такого развития событий и как сделать взаимоотношения между странами, по территории которых протекают трансграничные реки, добрососедскими? Рекомендации по этим вопросам даёт отчёт Глобальной группы по воде и миру, который на днях был презентован на встрече высокого уровня в Женеве под девизом:

"У человечества нет плана B, так как у него нет планеты B".

Выступая на этой встрече в Женеве, Дидье Буркхальтер, глава Федерального департамента иностранных дел, федеральный советник Швейцарии, заявил: "Сегодня вода является важным фактором, когда речь идёт о мире и безопасности. Вопросы, связанные с водой, стали причиной конфликтов в Сирии, Йемене и других странах мира. Вода сегодня превратилась в оружие войны путём закрытия доступа к ней, путём отравления или наводнения. И конкуренция за доступ к воде будет расти, учитывая растущий спрос на воду, урбанизацию, постоянное загрязнение и изменение климата. Несмотря на это тревожное развитие, вода только постепенно выходит на повестку дня международной безопасности. До сих пор, к сожалению, сотрудничество в этой области было ограничено".

Группа высокого уровня по проблемам воды и мира (Global High Level Panel on Water and Peace, Группа) была создана в 2015 году по инициативе Швейцарии, чтоб поднять водные проблемы на политический уровень. В группу вошли такие страны, как Венгрия, Гана, Иордания, Испания, Казахстан, Камбоджа, Колумбия, Коста-Рика, Марокко, Оман, Сенегал, Словения, Швейцария, Франция и Эстония.

Эту группу возглавляет экс-президент Словении Данило Тюрк (Danilo Turk). Журналист Кульпаш Конырова в кулуарах международной встречи в Женеве по просьбе informburo.kz задала несколько вопросов с фокусом на Центральную Азию.

– Господин Тюрк, как известно, в Центрально-Азиатском регионе вопрос совместного использования трансграничных рек – один из самых чувствительных и долгоиграющих. Например, есть водная проблема, которая существует между Таджикистаном и Узбекистаном из-за строительства Рогунской ГРЭС. Власти Казахстана волнует водный кризис, который может возникнуть в случае завершения строительства Китаем канала "Черный Иртыш – Карамай", предназначенного для отвода части воды из верховья Иртыша в район нефтяного месторождения Карамай близ Урумчи. В случае завершения этого проекта три крупных казахстанских города (Семей, Оскемен и Павлодар) могут столкнуться с серьёзным дефицитом воды. Проблема использования Иртыша волнует и соседнюю Россию. Ниже по течению реки расположен один из крупнейших российских городов – Омск. В ходе дискуссий в рамках международной конференции Вы сказали, что китайская инициатива "Один пояс один путь" может стать одним из путей разрешения казахстанско-китайской водной проблемы. Не могли бы Вы детальнее разъяснить своё видение?

– Конечно. Как вы знаете, проект "Один пояс – один путь" – это инициатива, направленная на установление взаимодействия между несколькими странами, по территории которых проходил Великий Шёлковый путь. Этот проект объединяет большой регион и его цель – обеспечить более последовательное развитие этого самого взаимодействия.

И Центральная Азия, и Россия очень важны в этом проекте, так как являются огромными транзитными территориями между Китаем и Европой.

"Один пояс – один путь" – это инфраструктурный проект. Но инфраструктура – это ведь не только автомобильные или железные дороги, авиалинии, это также и водная инфраструктура, которая лежит в основе всех вышеперечисленных видов транспортных систем.

Следует ожидать, что по мере того, как инициатива "Один пояс – один путь" будет развиваться, она будет становиться более полной по содержанию в смысле понимания, как создавать инфраструктуру и во что именно вкладывать инвестиции.

И здесь я вижу хорошую возможность для создания и развития водной инфраструктуры, как с точки зрения ремонта и восстановления существующей инфраструктуры, которая уже сильно изношена во многих регионах Центральной Азии, так и с точки зрения развития новой водной инфраструктуры для водообеспечения большего количества стран, вовлечённых в проект "Один пояс – один путь".

При таком развитии событий водные проблемы двух стран, например, Казахстана и Китая, перейдут из плоскости двухсторонних отношений в плоскость многосторонних. Приведу для наглядности такой пример: проблема совместного использования реки Меконг между Китаем и Камбоджей была предметом двусторонних переговоров. Но в последующем именно река Меконг стала мостом для реализации другого крупного проекта по сотрудничеству нескольких стран в регионе Индокитая.

Аналогичный подход применим и в вашем случае, так как и Центральная Азия, и Китай вовлечены в крупный проект "Один пояс – один путь". Поэтому не вижу причин, чтобы и далее не развивать данный принцип: вода – как ключ к сотрудничеству и миру между Китаем и Казахстаном.


"Голубой мир" лучше "голубой ссоры",считают участники Конференеции

"Голубой мир" лучше "голубой ссоры",считают участники конференции / Фото Кульпаш Коныровой

То есть я вижу огромный потенциал для того, чтобы сделать воду ключевым средством сотрудничества и движущей силой мира.

Кроме того, в рамках проекта "Один пояс – один путь" открывается много возможностей для инвестирования в совместную разработку новых технологий для получения, например, чистой воды на территории вашей страны.

Я хочу сказать, что открывается большое поле для сотрудничества, главное – правильно определить сферы для вложения инвестиций. В этом случае Азиатский банк развития может быть вовлечён в проекты в рамках этой инициативы.

– Как было заявлено ранее, с завершением строительства канала "Черный Иртыш – Карамай" Китай намерен ежегодно за­бирать из Иртыша более 450 миллионов кубометров воды для обеспечения водой такой испытывающий постоянную нехватку в ней промышленный регион, как Синьцзян-Уйгурский район. В то же время между Астаной и Пекином достигнута договорённость о строительстве 51 завода на территории Казахстана с участием китайских технологий и инвестиций. Возможно, этот шаг будет способствовать разрешению вопроса по совместному использованию вод реки Иртыша?

– Я не знаком с деталями именно этих договорённостей, но думаю, что инициатива "Один пояс – один путь" определена как общая стратегия, которая не ограничивается конечным количеством инвестиций и сфер их применения.

– Советник российского президента по Китаю известный китаевед Алексей Маслов назвал инициативу "Один пояс один путь" чисто китайским проектом, который больше отвечает интересам Поднебесной...Что скажете на этот счёт?

– Любой проект в рамках этой или другой инициативы должен предусматривать взаимную выгоду. Все предпринимаемые действия и шаги однозначно должны приносить пользу всем.

Поэтому и Казахстан, и другие страны Центральной Азии должны чётко объяснить, какие у них приоритеты, чтобы они были приняты со всей серьёзностью. Мы должны быть реалистами в этом отношении. Эта инициатива сработает только в том случае, если она будет взаимовыгодна и каждый получит пользу.

Я понимаю озабоченность Казахстана, который окружён крупными соседями. У каждого из них есть свои приоритеты, но в данном случае возможность заключается в том, чтобы настаивать на взаимной выгоде. Повторюсь, инициатива "Один пояс – один путь" будет иметь значение лишь в том случае, если она принесёт взаимную выгоду, а не только будет нацелена на расширение присутствия одного крупного игрока.

Безусловно, и Китай должен понять это, и, я думаю, он понимает, что вопрос взаимной выгоды в будущем должен быть определён более чётко.

– Господин Тюрк, последний вопрос: в чём значимость отчёта, который был составлен Глобальной группой высокого уровня по вопросам воды и мира?

– Этот документ появился благодаря инициативе Швейцарии, которая давно продвигает в мире идею сохранения воды. При поддержке Женевского водохозяйственного центра наша группа работала над докладом в течение двух лет. В документе отражены семь рекомендаций.

Во-первых, речь идёт об активизации водной, "голубой", дипломатии, которая будет способствовать диалогу и посредничеству между заинтересованными сторонами для смягчения напряжённости между странами, связанной с управлением водными ресурсами.

Швейцария в этом плане имеет большой опыт и очень активна в том, что она называет "голубой дипломатией". Она намерена сосредоточиться в этом направлении.

Во-вторых, чтобы хорошо управлять водными ресурсами, нам нужно осознать, что поставлено на карту. Поэтому Швейцария будет также поддерживать обмен данными, связанными с водой, и разработку стандартов для облегчения переговоров.


Дидье Буркхальтер, глава Федерального департамента иностранных дел Швейцарии, в кулуарах Конференции

Дидье Буркхальтер, глава Федерального департамента иностранных дел Швейцарии, в кулуарах конференции / Фото Кульпаш Конуровой

Наконец, как Вы слышали во время конференции высокого уровня в Женеве, г- н Буркхальтер объявил, что Швейцария обеспечит финансирование исследований по развитию трансграничных водных инфраструктур, чтобы они были экономически жизнеспособными и экологически безопасными.

Этому отчёту мы намерены придать широкую международную огласку, и на этой неделе мы будем презентовать отчёт в Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке. Мы рассчитываем на то, что ООН окажет содействие в созыве Глобальной конференции по вопросам воды.

Кульпаш Конырова – специально для informburo.kz

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter