Болатбек Алиев: Мы можем обеспечивать Казахстан фруктами круглый год

Болатбек Алиев / фото с Facebook
Болатбек Алиев / фото с Facebook

Что нужно для снижения зависимости страны от импортных фруктов.

Смогут ли отечественные производители обеспечить страну яблоками собственного производства и будут ли эти яблоки по карману казахстанцам? Ответами на эти вопросы с Informburo.kz поделился основатель и владелец группы компаний Dala: ТОО "Dala-Fruit.kz", ТОО "Dala Construction", ТОО "Dala Trans" Болатбек Алиев.

– Болатбек Нажиметдинович, вы недавно выступили с предложением ввести запрет на ввоз в Казахстан яблок с августа по декабрь. Для чего это нужно? Должен ли такой запрет действовать постоянно или это лишь на какой-то определённый период?

– Запрет нужен именно с августа по декабрь. Это должно быть временной мерой, на период, пока у нас есть плодоношение по всем видам нашей продукции. Сейчас получается так, что у нас идёт большой объём продукции, но её не могут продать, потому что в этот период все цены падают, ещё и заходит очень много импорта. Если будут ограничения, наши мелкие производители, ЛПХ смогут хотя бы чуть-чуть подзаработать. Это не касается крупных производителей, у которых есть возможность хранить (например, таких, как я). Эта мера нужна именно для поддержки мелких производителей.

– Принято считать, что у нас не хватает отечественного производства плодоовощной продукции, вы же предлагаете ограничивать импорт. Как такое ограничение отразится на ценах для конечных потребителей?

– На цене этот запрет никак не отразится, поскольку сегодня цена и так низкая. Тем более что мы предлагаем ограничения на тот вид плодоовощной продукции, которой у нас в избытке. Такая мера практикуется и в других странах, например, в России. В рамках соглашений ЕАЭС они вводят запрет на импорт польских, китайских, например, продуктов. Мы бы хотели, чтобы у нас такие же ограничения действовали. Таким образом мы поддержим своих же граждан, своих производителей. Вместо того чтобы выдавать субсидии, дотации, единовременную помощь, лучше дать людям возможность заработать на своих же хозяйствах, на своём труде. Когда у них появится такая возможность, они с ещё большими усилиями будут работать, увеличивать объёмы продукции. Таким образом мы как раз подстегнём развитие личных подсобных хозяйств, дадим людям возможность содержать себя и свои семьи.

– Почему, если производства яблок у нас достаточно, на прилавках магазинов местные яблоки – большая редкость, да ещё и дорогая?

– Если вы посмотрите прошлые годы, у нас цены на яблоки не меняются уже три года. Независимо от инфляции, девальвации наши цены остаются прежними, в тех же цифрах, в национальной валюте. При этом доля казахстанских яблок с каждым годом растёт. Думаю, через 2-3 года мы будем ещё больше производить, и цена должна падать. На яблоки местного производства цена менее подвержена каким-то воздействиям, колебаниям, чем на другие фрукты и овощи.

– Но цены в сезон падают обычно только у производителей, потребители особо разницы не видят. В столице – так точно, разница в цене совсем не принципиальная.

– Ну почему же, когда много товара присутствует на рынке, он всегда давление оказывает на цену. Как на арбузы и дыни, например, когда их много, цена опускается порой до таких пределов, что невыгодно собирать урожай. Всё равно отражается это на конечном потребителе. Но, да, когда у производителей нет возможности хранить товар, конечно, именно на этот вид продукции будет удорожание, потому что здесь начинает давить импортная составляющая.

– Я знаю, что у вас недавно пострадали сады от заморозков. Насколько серьёзен масштаб потери для вашего предприятия? Как вы покрываете такие риски?

– У нас пострадали не семечковые сады, а косточковые – это сливы, другие фрукты. Для нас это не основная деятельность. Яблоки наши не пострадали.

Но надо понимать, что есть люди, которые занимаются косточковыми постоянно, для них это основной вид продукции. Во всех странах для таких ситуаций есть страхование на случай потери урожая в результате засухи или заморозков. Правила игры есть. У нас такого инструмента пока, к сожалению, нет именно для нашей деятельности. Третий год мы говорим о необходимости его введения, каждый министр нам обещает это сделать, и каждый раз этот вопрос переходит нерешённым к следующему министру. Нынешний глава министерства сельского хозяйства нам тоже обещал, надеюсь, что к маю у нас будет такой страховой продукт.

– Как правило, когда чиновники говорят о дефиците продукции и мерах по импортозамещению, в обществе понимают это так: мы сейчас будем что-то развивать, чтобы потом ни у кого ничего не покупать, производить только своё. Насколько это реально в производстве фруктов в условиях Казахстана?

– Это вполне реально. У нас есть несколько сортов, 7-8 видов яблок, которые мы можем достаточно долго хранить. Просто ещё не до конца отработана логистика с поставщиками, потребителями, со складами. Плюс у нас есть специальные камеры для хранения, и пока мы продукцию из одной камеры не отправим своим покупателям, мы другую не открываем. В одной камере – 200 тонн, в каждой – свой сорт. Конечно, если будет больше заказов, мы будем открывать и распределять уже разные сорта. Но сейчас стараемся делать так, чтобы дольше сохранять яблоки.

– Ваши сады сегодня являются едва ли не образцово-показательными. С какими системными трудностями вы сталкиваетесь в работе? Что сегодня необходимо сделать со стороны государства для развития этой отрасли?

– Наша главная, думаю, системная проблема в том, что правительство пытается зарегулировать ценовой вопрос. Вообще, в нашем постсоветском регионе правительства пытаются в ручном режиме вмешиваться в ценообразование. Считается, что фактически они правы, сегодня это срабатывает. Но через год-два из-за этого контроля страдает обратная сторона – производители, которые попали под этот контроль. Стратегически они дальше просто не хотят развивать свою деятельность, потому что знают, что государство может вмешаться в ценообразование и заставить продавать по той цене, которая нужна сейчас государству, но убыточна для производителя. Вот это госрегулирование, я считаю, совершенно неправильно.

У нас есть механизмы господдержки. Землю выделяют, удешевлённые кредиты, покрывают часть затрат за счёт инвестиционных субсидий. Но все эти меры поддержки фактически обнуляются, когда правительство начинает на наш рынок запускать дешёвую продукцию из соседних стран. Таким образом создаются совершенно неравные условия с импортёрами. Надо понимать, что в том же Туркменистане, например, расходная часть существенно меньше, чем у наших производителей. Допустим, вода и газ у них почти бесплатно, а мы же платим по полной стоимости. А у них эта копеечная стоимость заложена с момента создания производства. Поэтому мы и просим государство, чтобы они ограничивались не только теми мерами господдержки, которые есть, но и подключили другие меры – нетарифного регулирования. Для этого есть таможенная служба, комитет государственных доходов. Должна быть защита внутренней экономики от внешних факторов. Конечно, я говорю только о той продукции, которую мы можем вырастить у нас в стране. Цитрусовые, например, не можем выращивать, по ним никаких ограничений быть не должно.

Если у нас не будет нынешних полумер, а будет работать полноценная комплексная поддержка, те субъекты, которые работают сейчас и производят, допустим, 10 тонн продукции, в следующем году, зная, что их поддерживают и защищают, увеличат объемы в два раза, до 20 тонн, 30 тонн. Таким образом, появится привлекательный рынок, будет достаточно продукции и для внутреннего потребления, и для продажи на другие рынки. Выбора будет больше, цена будет меньше, это всегда отрегулирует сам рынок. Мы не должны финансировать нерезидентов, лучше отдавать это нашим сельхозпроизводителям, которые при этом возьмут на себя обязательства вырастить тот объём продукции, который нам необходим. Выиграют от этого абсолютно все – производители, потребители, государство.


Читайте также:


 

Новости партнеров