В светлой комнате в одном из алматинских ЖК всё дышит новизной, в квартиру въехали недавно. Центр притяжения внимания в бело-кремовом зале – роскошный рояль Yamaha. На изящные полированные изгибы то и дело с восторгом поглядывает Гульжан Калдыбеккызы – мама вундеркинда и юного виртуоза Санжарали Копбаева. Рояль – подарок взрослого виртуоза Дениса Мацуева (народный артист РФ, лауреат Государственной премии РФ, общественный деятель). На концерте "Новые имена" в Воронеже он и Санжарали выступали на одной сцене. Тогда Мацуев пообещал подарить мальчику рояль.


Фото Алмаза Толеке

Справка: Санжарали Копбаев – пятнадцатилетний казахстанский пианист-виртуоз, он дважды завоевал награды конкурса молодых пианистов Astana Piano Passion, который проходит в столице Казахстана, начиная с 2013 года. Он был создан при поддержке тогда акима Астаны Имангали Тасмагамбетова. Денис Мацуев является одним из основателей конкурса. С 12 по 18 мая в Нур-Султане пройдёт V-й фестиваль Astana Piano Passion.

Рояль от Мацуева

Старое пианино Санжарали теперь ютится в другой комнате, скоро его продадут. На нём он играл ещё в те времена, когда родители поняли, что он талант, и вместе с двумя другими детьми перевезли мальчика из Капчагая в "однушку" в Алматы.

"В 10 лет Санжарали играл Грига, это редко кто играет в таком возрасте. Потом на том концерте он действительно вдохновил Мацуева, они друг друга вдохновили. Мацуев не выдержал и пообещал рояль. Мы сказали, что дадим сами знать, когда привезти, а то квартира была черновая, долго проходила эксплуатацию", – говорит Гульжан Калдыбеккызы.


Фото Алмаза Толеке

Прежде семье действительно негде было бы поставить новый рояль. Но в сентябре Санжарали с родителями и братьями наконец-то переехал в новую квартиру.

"Когда он (Мацуев. – Авт.) пообещал рояль, возник вопрос, где его поставить. Мы тогда жили в однокомнатной, а потом Мацуев позвонил Тасмагамбетову, тогда ещё министру обороны. Он сразу понял, надо узнать, где мы живём, как мы живём. Этот проект Astana Piano Passion – это идея Тасмагамбетова, этого конкурса не существовало прежде. Тасмагамбетов как-то встретился с Мацуевым, с ним договорился, чтобы он стал руководителем конкурса. Это идея Тасмагамбетова, он отец этого конкурса. Эти два человека, можно сказать, изменили судьбу Санжарали, и благодаря Санжарали мы сейчас живём очень хорошо".

Гульжан Калдыбеккызы проводит нас по недавно отремонтированным комнатам, в квартире всё выполнено в светлых тонах. "Вот тут мы добавили немного творчества", – говорит мама виртуоза, показывая на фотообои с пейзажем в спальне.

– Квартира – это тоже заслуга Санжарали? Кто её подарил?

– Тасмагамбетов (бывший аким Астаны, ныне посол Казахстана в России. – Авт.) Он пригласил меня в Астану и сказал: хочу вас попросить, чтобы вы воспитали его хорошим человеком, главное, чтобы он всегда оставался человеком. Творчество не терпит гордых, надменных, творчество – хрупкая вещь. Я его сразу поняла, бывает же, когда люди зазвездились. Но Санжарали не такой, потому что у него это рано началось, и для него это как норма. Ему было два с половиной года, и, когда в гости кто-то приходил, мы его ставили на табуретку, он пел и всю жизнь с рождения был в центре внимания и он не знает ничего другого. Рояль Мацуев пообещал в 2015 году, но мы долго не могли закончить дом. Когда последний раз пригласил в Иркутск на концерт в конце 2018 года, тогда он спросил: "Как вы устроились?". Я говорю: заехали. "Ну, тогда теперь этот вопрос я решу", – сказала Мацуев. И буквально на днях нам привезли рояль прямо домой. А как, что – это знает только Мацуев.


Фото Алмаза Толеке

Мама Санжарали беседует с нами, пока он молча выполняет указания фотографа: обходит рояль с разных сторон, позирует у инструмента. Затем вдруг садится и играет сюиту из балета Петра Чайковского "Щелкунчик".




Гульжан Калдыбеккызы вспоминает, как в 2014 году её сын занял первое место в конкурсе Astana Piano Passion. Международный конкурс пианистов организован при поддержке Имангали Тасмагамбетова.

– Вознаграждение очень хорошее, в первый год в младшей группе – 4000 долларов.

– Вы куда-нибудь вкладываете подобные выигрыши?

– Это сразу уходит в нашу семью – залпом. Если миллион кто-то сейчас даст, всё как в бездонную бочку. Мы всё время что-то делаем, то ремонт, то да сё, жизнь идёт.

– Санжарали в таком юном возрасте обеспечивает семью?

– Скорее Мацуев обеспечивает, у него душа тонкая, и очень радует, что такой человек в мире существует. Благодаря ему многие пианисты мира получили очень важный урок, и мы теперь хотим, мечтаем быть похожими только на него, ни на кого другого. Конечно, мы очень благодарны учительнице Санжарали. Она всегда верила в него. (Санжарали с 5 лет учится по классу фортепиано в Республиканской казахской средней специализированной школе для одарённых детей имени Ахмета Жубанова (Алматы, Республика Казахстан), педагог – Ботагоз Багдадовна Айгалкаева. - Авт.)

– Как много Санжарали занимается, хватает ли у него времени на детство, на то, чтобы погулять?

– У него много хобби. Он любит играть вечером, утром он ходит в школу, вечером приходит и успевает играть в шахматы, у них всё общее с братьями, они все любят играть в шахматы. Летом дети ходят на плавание.

"Мы посвятили свою жизнь детям"

– Сложно ли быть мамой одарённого ребёнка, сложно ли продвигать его, вы чувствуете поддержку со стороны?

– Самое главное, конечно, чтобы таланты, способности заметила мама, а потом отвела именно в то место, где бы он себя показал. Например, мы живём в Алматы, слава богу, это мегаполис, здесь у нас получилось. Мы жили раньше в Капчагае, у нас была там трёхкомнатная большая квартира. Но мы посвятили свою жизнь детям, можно сказать, бросили эту квартиру, продали за копейки и держались в этом городе сколько можно.


Фото Алмаза Толеке

– Как вы узнали, что у вас растёт виртуоз?

– Он на каждом экзамене получал одни пятёрки, каждый его экзамен был праздник дома, мы стол накрывали. В год он сдавал шесть экзаменов, касающихся только фортепиано, и мы обязательно отмечали результаты, даже гостей звали московских. Он весь день такой трогательный ходил.

– Музыкальная одарённость Санжарали – это семейная черта?

– Прежде всего это благословение Всевышнего, потом, конечно, гены. На мне природа отдохнула, всё передалось ему. Мой отец был музыкантом, он заведовал клубом в деревне, Шымкентская область, село Подгорное, он там работал, он был очень многогранен в творческом плане. Он пел, играл на нескольких инструментах, ставил спектакли, был там и режиссёром, и актёром. Жаль, что он очень рано умер. Но всё-таки через много лет мои дети родились, и хотя они не видели своего дедушку, я им часто рассказываю про него. Нам действительно благодаря дедушке не пришлось долго думать или сомневаться, где именно искать себя в творчестве, мы выбрали музыку.
Я же посвятила свою жизнь детям, все четверо моих детей музыканты. Мой старший сын окончил консерваторию, второй в этом году тоже поступил в консерваторию. Третий – самый знаменитый, настырный, трудолюбивый – Санжарали. Мы очень гордимся им, всей семьёй болеем за него. Самый младший Рамазан едет в апреле на правительственный концерт.

– Учитывая, что все ваши дети музыканты, есть ли какая-то внутренняя конкуренция?

– Пока ещё нет конкуренции, они находят общий язык, они друг друга понимают. Можно сказать, на одном языке говорят – на казахском и языке музыки. Они понимают, даже самый младший сын с гордостью говорит: я братишка Копбаева Санжарали. Сейчас для него это, можно сказать, маяк.

– Какие впечатления у вас остались от первых выступлений Санжарали на больших сценах?

– Жюри сразу понравилось, что ребёнок от всей души играет, по ним это было видно, он тогда не мог играть сидя, не доставал, стоя играл (вспоминает одно из первых выступлений Санжарали на международном конкурсе Astana Piano Passion). Он там самый младший был, 9 лет, ростом малюсенький, ещё он был такой лохматый весь, у него были волосы чуть ли не до плеч, в разные стороны торчали, как у Бетховена. Это сейчас он весь такой аристократ. Тогда он с Денисом Мацуевым познакомился, и со следующего года тот стал звать его как почётного гостя. Он руководитель этого конкурса и изначально он заметил его и, можно сказать, взял под своё крыло. Начинающему музыканту сложно, если кто-то не подтягивает, не поддерживает. Он сейчас любит эти большие сцены, любит разъезжать. Мацуев дал ему почувствовать, что такое, когда музыкант разъезжает, выступает на больших сценах, потом ему везде банкеты устраивают. Через 10 лет все музыканты, которых знает Санжарали, будут большими музыкантами и будут друг друга звать в гости на мастер-классы.

"Только богатое государство может содержать такой музыкальный конкурс"


Фото Алмаза Толеке

– Денис Мацев стал другом вашей семьи?

– Мы часто встречаемся на его конкурсах, потому что он организовал конкурс Grand Piano, и кто туда приезжает, можно сказать, это настоящие музыканты, поэтому он часто их зовёт, организовывает концерты, Санжарали нравится по России ездить, потому что полный зал и все аплодируют.

– То есть в России больше интереса к классической музыке, чем в Казахстане?

– Да, здесь, можно сказать, только отчётные концерты. Когда он ездит в Россию, он говорит: "Мама, мне очень понравилось в России. Там сначала объявляют произведение, потом сюжет этого произведения". В России Санжарали знают.

– Государство помогает продвигать талант вашего сына? К примеру, Имангали Тасмагамбетов обратил на вас внимание.

– Я думаю, что важно, чтобы Казахстан знали как богатое государство, только богатое государство может содержать такой музыкальный конкурс, от которого много доходов не будет. Все знают, что Тасмагамбетов очень творческий человек. И сейчас такой прекрасный конкурс существует только у нас в Казахстане. Все эти 30 детей, которые приезжают к нам каждый год, приезжают полностью за счёт Казахстана, сейчас благодаря этому конкурсу творческие люди полюбили Казахстан.

– Как вы видите будущее Санжарали, он останется в Казахстане?

– Я хочу, чтобы он учился у нас здесь, нас и так везде приглашали учиться, но я хочу, чтобы он всё-таки учился в Казахстане, а потом только как окончит консерваторию, поедет дальше, а сейчас он в Жубановской школе в девятом классе учится.


Фото Алмаза Толеке

Говоря о сыне, мать смотрит на него светящимися от гордости глазами. Санжарали почти всегда сдержанно молчит, в строгом костюме и с безупречно уложенными волосами он выглядит старше своих сверстников.

– Он всегда у вас такой серьёзный?

– Благодаря творчеству он такой аристократ, сдержанный, интеллигентный. Этому не учат, просто надо отдать ребёнка на классику, и у тебя вырастет воспитанный и сдержанный аристократ.

– Санжарали, тебе не сложно было психологически в таком раннем возрасте уже быть окружённым таким вниманием? Когда тебе говорят, что ты особенный, как ты это ощущаешь?

– Это вдохновение, и после этих слов хочется ещё больше.

– Ты выступаешь вместе со взрослыми звёздами музыки, что тебе особенно запомнилось?

– Недавно был фестиваль "Звёзды на Байкале", меня пригласил Денис Мацуев. В прошлом году я участвовал в конкурсе фортепиано и там встретил на фестивале конкурсантов, с ними там близко пообщался.

– Когда ты в первый раз играл для действительно большой аудитории, какие у тебя были ощущения? Расскажи про эти впечатления.

– Чувства переполняли, эмоций очень много, волнения не было, до выхода было волнение. А потом я думал только о музыке.

– У тебя виртуозная техника игры, в чём её особенности?

– Есть разные виды техники, кто умеет всё играть, тот виртуоз.

– Ты умеешь играть всё?

– Да.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter