– Айдос, до этого мы говорили про общественное измерение коронавирусного карантина. Но у людей очень много нареканий вызывают действия властей. Есть очень много объективной и субъективной критики как республиканской, так и местных властей. Давай поговорим и об этом.

– С удовольствием.

– Вопрос такой: как ты лично оцениваешь действия и деятельность самого высшего звена государственной власти? Начнём с того, что ООН и ВОЗ назвали нынешний кризис самым сложным периодом истории после Второй мировой войны. Посмотри, как изменилась риторика мировых политиков: все говорят в категориях "войны", активно используя военную риторику и лексику. Насколько высшая власть оказалась готовой к "войне с коронавирусом"?

– Если мы посмотрим на хронику событий последних трёх месяцев, то увидим, что они прошли именно в этой повестке. Власть уже с января сигнализировала обществу и бизнесу о такой повестке. В то время, когда некоторые страны и их СМИ писали о "рукотворности коронавируса", даже "этновирусе", который заражает и убивает исключительно китайцев, власть начала готовить планы работы на случай пандемии.

Надо признать, что президент Токаев и его администрация правильно определили стратегическую повестку и не стали самоуспокаивать ни себя, ни правительство.

Если провести аналогию со Второй мировой, то наша власть не стала уподобляться Сталину, который до конца верил, что Гитлер не нападёт. Было понимание, что коронавирус в страну придёт и надо к этому самым серьёзным образом готовиться.

Как член общественного совета города Алматы могу ответственно заявить, что уже в феврале на уровне города начали обсуждаться различные планы и программы, а в начале марта акимат нам представил планы А и Б, которые учитывали самые различные сценарии распространения вируса. Естественно, что эти планы базировались на разработках и протоколах Минздрава, рекомендациях ВОЗ и ООН. Закрытие границы с КНР позволило не допустить первой массовой волны собственно китайского коронавируса.

Сегодня мы видим, что базово есть два подхода к борьбе с коронавирусом. Первый, условно его можно назвать англосаксонским, – это спасение экономики даже ценой человеческих жизней. По этому пути пошли США и ещё ряд стран. Там исходят из того, что жертвы среди населения неизбежны, а рабочие места надо сохранять любой ценой, по крайней мере до того момента, когда будут разработаны лекарства и вакцины. Второй подход связан с безусловной ценностью человеческой жизни и здоровья, даже ценой потери рабочих мест и производств. Казахстан, как мы видим, пошёл по второму пути, провозгласив приоритет человеческой жизни и здоровья на госуровне.

Между тем, несмотря на консенсус по поводу ЧП, у нас тоже говорят о том, что надо было спасать экономику, зубами держаться за производства и рабочие места. Логика, кажется, в этом есть. Оппоненты говорят о том, что смертность от коронавируса невелика, от других болезней умирают даже больше. Да и касается коронавирус в основном стариков, а не молодых. Мол, постепенно люди все перезаражаются, переболеют, выработают иммунитет…

– Поверьте, я сам являюсь либералом по экономическим убеждениям, но такой подход попахивает социал-дарвинизмом. Надо обладать очень крепкими нервами и абсолютным цинизмом, чтобы работать и видеть, как на улицах и больничных койках гибнут люди, твои же сограждане, пусть даже немолодые.

Не думаю, что китайские, европейские, арабские и прочие правительства, которые сегодня идут по условно-второму пути, являются врагами своих национальных экономик и бизнеса.

К тому же не факт, что под давлением обстоятельств поборники англо-саксонской модели не перейдут ко второй, человекоориентированной модели! Только проблема в том, что будет упущено столь драгоценное и дефицитное время, а если начнётся итальянский сценарий, последуют сотни и тысячи летальных случаев, а потом неизменно последует миксование подходов или переход ко второму сценарию.

Опять же, когда речь уже идёт о твоих родных и близких, твоих знакомых, себе родимом, отношение ко всему резко и радикально меняется. Представьте себе, что было бы с нами, если бы у нас каждый день умирало по несколько сотен человек, заражённых коронавирусом! При этом совершенно не нужно полагаться на авось или верить в адыраспан, чтобы смоделировать такую ситуацию. Мы такие же контактные, как итальянцы, мы тоже любим собираться семьями и обожаем большие застолья. Мы же видели, чем обернулась вроде бы невинная поездка на кудалык всего только одного человека: несколько заражённых и десятки потенциальных контактных. А что было бы, если бы сотни и даже тысячи человек беспрепятственно перемещались по стране? Речь бы уже шла бы о десятках тысяч заболевших и сотнях тысяч контактных.

Ещё один момент: разговоры о том, что вирус заражает только больных и старых – это очень вредоносный миф. Как показывает наша статистика, большинство заболевших – это вполне себе крепкие "середнячки", заболевают даже грудные дети. Не зря ведь говорят о коронавирусе как о "невидимом враге".

В отличие, скажем, от чумы, которая, заражая, проявляется у всех носителей, коронавирус может заражать людей и без внешних проявлений, симптомов. Вполне себе может среди нас ходить человек, даже ни разу не чихнуть, не кашлянуть, но при этом заражая и убивая окружающих.

В прошлом интервью я сказал, что коронавирус – это неизвестное в неизвестном. Надо понимать, что коронавирус теперь пришёл раз и навсегда, он может стать невинной болезнью, вроде ветрянки, а может, постоянно мутируя и видоизменяясь, стать новым бичом человечества. По крайней мере до тех пор, пока не изобретут эффективные вакцины и лекарства. Заметим также, что сегодня нет и эффективных средств лечения болезни. Как показывает опыт стран Европы и постсовка, лечение одного человека, если он не подключён к сложным системам жизнеобеспечения, если речь идёт о сравнительно лёгком прохождении болезни, – процесс лечения не сильно дорогой, мало чем отличающийся от лечения любой простудной болезни. Можно надеяться и верить в свою иммунную систему, но можем ли мы полагаться на то, что иммунная система наших близких крепка и состоятельна?

Поэтому, надо признать, что сама философия и концепция казахстанской модели борьбы с пандемией была верной и правильной. Они человекоориентированы, нацелены на обеспечение жизни и здоровья всех граждан нашего Казахстана. И первый, и второй пакет экономической поддержки, озвученные президентом, были хорошо восприняты в обществе. Они уместны, отвечают требованиям общества и возможностям государства. Это просчитанные, выверенные шаги, которые нуждались и в правильной имплементации, чётком исполнении на уровне министерств и акиматов. И ещё одна особенность предложенных президентом мер. Они ориентированы прежде всего на людей, на малый и средний бизнес. Это не просто "вертолётные деньги", а надеюсь, новая философия власти.

Мы уже проходили через кризисы, когда государственная помощь оказывалась банкам. Проходили через кризис, когда основная часть госпомощи оказывалась строительным компаниям и направлялась на поддержание темпов строительства. Теперь государство помогает непосредственно самим гражданам, стимулирует спрос через самих граждан.

Отдельного упоминания заслуживают взаимодействие президента Токаева и премьера Мамина. Они сегодня действуют в тандеме достаточно решительно и продуктивно. Два пакета финансовой помощи – это впечатляющая мера даже на фоне действий других, более развитых государств

– На войне как на войне, сказал в своём выступлении президент Токаев. Любая война – это не только шок, но и испытание, тестирование всех систем жизнеобеспечения. Памятуя опыт Великой Отечественной, можно вспомнить и опыт СССР, где, как и везде, генералы готовились к прошедшим войнам. В начале фаворитами ходили Будённый, Ворошилов, а реальными героями стали совсем другие люди вроде Жукова, Рокоссовского, Конева. Постфактум добрым словом вспомнили и Тухачевского, который, как мы помним, изначально говорил, что новая война будет войной моторов, а не конницы. Чем закончилась война и какую цену заплатили наши деды, мы знаем… Каковы первые уроки кризиса и коронавируса?

– Вы безусловно правы, когда говорите, что полководцы всегда готовятся к войнам прошлого. К тому же, за исключением ряда локальных ЧП и ЧС, наша страна совершенно не имела опыта противостояния сегодняшним вызовам. По большому счёту ни одна страна мира не бывает в полной мере готовой к чрезвычайным ситуациям. Да, мы пережили опыт развала и слома в девяностые, но тогда хоть мы ходили с открытым лицом и спокойно ездили по стране и миру! Это огромный страновой шок, предвидеть который могли очень немногие. Подобное мы видели только в научной фантастике и голливудских блокбастерах про зомби.

К испытанию коронавирусом оказались не готовы как развитые демократии, так и закрытые теократии и автократии. Нет абсолютно похожих стран и опытов, есть аналогии, схожести, но не более. Даже многие крупнейшие мировые лаборатории до вчерашнего дня не рассматривали коронавирусы всерьёз, а ведь как выстрелило!

– Опыт того же Китая сегодня многие называют едва ли не самым успешным. Массовый карантин, закрытие городов, режимы дистанцирования и самоизоляции вроде как априори признаются наиболее правильными. В соцсетях даже очень продвинутые правозащитники и демократы наперебой призывают ещё более закрыть страну, ужесточить требования, сурово наказывать нарушителей. Разве не так?

– Всё так. Только надо понимать, что у нас своя страна и свои особенности. Иногда, конечно, перебдеть лучше, чем недобдеть. Но и перебарщивать со всем крутяком и завинчиванием опасно. Надо исходить из ситуации, из реальной эпидемической составляющей. Надо понимать, что у нас нет китайского законопослушания, суровости как законотворчества, так и исполнения законов. Интересный опыт в этом смысле демонстрируют страны Северной Европы, та же Швеция. Но вспомним, что до Швеции нам ещё ой как далеко во всех смыслах. Давайте лучше исходить из опыта "хулиганистых" и патриархальных южноевропейских стран, которые нам ближе по менталу.

– Но вернёмся к первым дням "войны"…

– Да, конечно. Так вот, я считаю, что в условиях "войны с коронавирусом", целеполагание и стратегическое понимание были правильными. Между тем наша страна в целом, наше общество оказались совершенно не готовыми к отражению вирусной атаки со стороны невидимого врага. И это чудо, что бои приняли затяжной окопный характер, а не сумасшедшее, паническое отступление до условной Москвы и Сталинграда. Чтобы правильно понимать ситуацию и сделать правильные выводы на будущее, мы должны сделать несколько важных признаний.

Во-первых, система здравоохранения показала всю свою ущербность. Ситуацию спасает только централизованное ручное управление, колоссальные усилия штабов и подлинный героизм медиков.

По сути можно сказать, что только наши врачи хоть как-то спасают нашу страну от сползания к катастрофе.

Мы можем сколько угодно критиковать нашу медицину, наших медиков, но в условиях кризиса мы убеждаемся, что надо вкладывать в своё, в себя. Либертарианские разговоры отдельных горячих голов о том, что надо все распустить, лечиться в Корее и Израиле, не выдерживают никакой критики вовсе! Страшно представить, что было бы сегодня с нами, если бы не было своей пусть даже слабой медицины, не было построенных новых больниц и купленного оборудования. Наши пациенты, да и вообще наши граждане никому не нужны, кроме нашего же государства. Все государства в тяжёлых условиях играют в эгоизм и занимаются только своими проблемами. И никакой мультикультурализм, глобализм и демократизм этого не изменят.

Кризис ещё раз актуализировал вопрос о будущности национального государства вообще, в особенности сильного, суверенного и дееспособного государства.

Во-вторых, цифровизация, о которой говорили с высоких трибун, на которую тратились сумасшедшие бюджетные средства, оказалась по большому счёту и на поверку блефом. Интернет вместе с хвалёным "электронным правительством" просто провалились. Мы дружно вспомнили про "аналоговые" технологии и аналоговые же методы ручного управления. Представим себе, что в первые дни второй мировой вся экономика стала бы работать на создание атомной бомбы или какого-то чудесного "вундерваффе", и на этом основании забросили бы рыть окопы, лить пули, одевать, обувать, кормить и обучать солдат... У нас произошло нечто подобное.

К тому же, как это всегда бывает, вместе с падением наших "лозунговых проектов" наружу вышла чудовищная коррупция с закупкой устаревшего оборудования, созданием псевдоструктур вроде всяких квазигосхолдингов типа "Зерде", "Орлеу" и, как вишни на торте, монструозного гиперхолдинга "Самрук-Казына".

Имея в наличии целые министерства и ведомства, имея непосредственные управляющие структуры мы содержим ещё и целую кучу дублирующих малопонятных структур, которые проводили непонятные телодвижения, совершали коррупционные действия, распилы, расхищения. Спрашивается, зачем?

– Действительно зачем?

– Если честно, я не вижу никакой практической или какой-то пользы. Представим себе, что в условиях войны есть три генштаба, три тыловых управления и куча мелких структур, которые обеспечивают тыловое обеспечение.

– Это же заведомое поражение!

– Вот именно. И такая структура ничего кроме путаницы, коррупции не создаёт. И выгодна такая ситуация может быть только обладателям больших звёзд, но никак не армии и гражданскому населению. Как видим, никакого реального отношения эти структуры к жизни и жизнеобеспечению не имеют. За все время кризиса вы много видели сообщений об этих суперпуперхолдингах?

– Ну, если честно, за исключением сообщений, что их обязывают выплатить дивиденды государству, я ничего и не видел.

– Вот и я о том же.

В-третьих, абсолютно замученное псевдореформами, не отвечающее задачам развития страны, неэффективное образование и система науки. Я отдаю должное новому министру образования за смелость и открытость, но корпоративная и должностная культура, по всей видимости, не дают ему сказать всё, что он думает не только про интернет в стране. Проблема ведь глубже, чем недостатки интернета!

У нас не только интернет, но и сами преподаватели, учителя оказались не готовы к дистанционному образованию, не готовы оказались и родители.

Ну а дети, которые родились с гаджетами в руке, сегодня вынуждены в кои-то веки сидеть перед "пережитком прошлого" – телевизором!

Хотя в этой связи надо отдельно сказать следующее: стремление некоторых молодых управленцев, которые последние годы пытались списать в утиль и телевидение, и традиционные печатные медиа, – глубоко ошибочны. Пока есть их аудитории, они не умрут, пытаться их задушить и вогнать в состояние комы раньше времени – контрпродуктивно. Страна у нас большая, она развивается разными скоростями, с разными степенями доступа к современным технологиям, готовностью их использовать.

И в этом смысле попытки перевести всех на "цифру" так же провальны, как и попытки одномоментно учить на трёх языках всё детско-юношеское население. Скорее всего, мы будем ещё значительное время делать ставки на "островки лидерства", вытягивая остальных на их уровень.

– Ну и качество госуправления тоже показало себя во всей красе…

– А это уже в-четвёртых, хотя можно поставить и как "во-первых". В недавнем интервью мы уже говорили о том, что качество госуправления, особенно на местах оставляет желать лучшего. Как мы видим, сами по себе молодой возраст, продвинутость и хорошее образование не являются никакой гарантией. Наличие большого жизненного и человеческого опыта, политического опыта иногда важнее хорошего западного диплома. Мы видим по ряду направлений и регионов полную растерянность и прострацию.

– Например?

– За время зимы и карантина наибольшей критике, по-моему, подвергся аким столицы Алтай Кульгинов. А если учесть, что на проблемы коронавируса и кризиса в экономике в ближайшее время будет наслаиваться проблема "большой воды", то и вовсе становится тревожно за жителей Нур-Султана и окрестностей.

С другой стороны, мы видим, что политические тяжеловесы вроде Сагинтаева, Сапарбаева, Ахметова, которые обладают большим жизненным и хозяйственным опытом, показывают себя с лучшей стороны, лучше коммуницируют, в том числе в социальных сетях, ничуть не отставая от более молодой поросли госуправленцев. По завершении карантина, полагаю, рейтинг акимов будет рассчитываться и по количеству заражённых коронавирусом, и по эффективности работы с населением в кризисный период. Как говорится, весна покажет, кто и где…

– А кого из относительно молодой генерации управленцев ты можешь отметить?

– Как бывает на любой войне, появились люди, которых никто и никогда не замечал ранее: Биртанов, Нурумбетов. Мне кажется, они показывают хорошие показатели компетентности, политической мудрости, открытости, профессионализма. Умение отстаивать свои позиции, принимать на себя удары, ответственность, признавать свои ошибки, – это всё качества серьёзных политиков. В особенности если учесть, что оба они сегодня находятся на острие критики как сверху, так и снизу. Если они не перегорят сегодня, то у них может быть большое политическое будущее.

– Ну раз уж мы заговорили о критике, наверное, надо поговорить и про другие фейлы правительства. Например, с пресловутой выдачей компенсационных денег.

– Как уже было сказано выше, эта мера очень правильная и нужная. В условиях карантина, усиленного падением нефтяных цен, доходы населения просели значительно. Сильно пострадал малый и средний бизнес. Поэтому набор мер, предложенных президентом, надо приветствовать. Это меры, которые учитывают возможности бюджета и Нацфонда. Те же самые 42 500 тенге, которые выделяются безработным и потерявшим работу, в сумме составляют без малого миллиард долларов. Можно, не сильно напрягаясь, подсчитать, что такими темпами наш Нацфонд можно проесть довольно быстро. Между тем, надо помнить, что карантин и кризис ещё не закончились.

Если думать в долгую, то думать уже в ближайшем будущем мы должны о крупных нацкомпаниях вроде "Қазақстан темір жолы" и "Эйр Астана", которые просели просто капитально, хотя и продолжают работать в усечённом, анабиозном режиме. Напомню, что даже в такой стране как США авиакомпании после событий сентября 2001 года восстанавливались целое десятилетие.

Нравятся они нам или нет, но некоторые наши крупные нацкомпании – это хребет экономики, они обеспечивают работу тысячам и тысячам наших граждан.

Карантин в стране будут снимать поэтапно, а мировые и межобластные границы, видимо, откроются не скоро… Одно то, что мы не стали просить помощи у МВФ или других организаций, а обходимся своими силами, – это всё-таки говорит в пользу того, что решение о Нацфонде было правильным и у страны есть запас прочности.

– Но все эти годы не прекращается критика относительно качества управления активами. И не только Нацфонда…

– Критика уместная и во многом справедливая. В той же Норвегии Государственный пенсионный фонд (Statens pensjonsfond) – это главная тема для политдебатов. Партии приходят к власти, критикуя оппонентов за его использование. Например, на недавнем кризисе фонд Норвегии потерял свыше 110 миллиардов долларов. Полагаю, что там скоро будут серьёзные дебаты и отставки. Кубышка – это хорошо, но тратить её лучше на системные, структурные реформы, которые нам предстоят. Просто раздать их, идя на поводу наших популистов, было бы и на самом деле неуместно и глупо. В расчёте на человека там вышло бы немного, и скорее всего, мы их бы проели за пару месяцев, разогнали бы инфляцию и остались у разбитого корыта.

– Но даже выделенные 42 тысячи мы не смогли нормально распределить…

– Это безусловно эпик фейл. Проблема ведь в том, что наши акиматы и министерства только учатся работать со своим населением. В том числе в плане денежных отношений. Раньше банкам и стройкомпаниям помогать было проще: тех 20 штук и этих штук 50. Бери реквизиты и отправляй. А когда речь идёт о сотнях тысячах счетов, когда речь идёт о списках и категориях граждан, начались трудности. Надежда на "цифровое правительство", как было отмечено, провалилась. Госсервисы оказались попросту не готовы к физическому и взрывному росту обратившихся. Не готовы ни мощностно, ни программно. Опять перешли на ручной режим, хотя банальная логика подсказывает, что и здесь можно было бы наладить шлюзы и выстроить потоки. Тот же опыт работы с многодетными матерями и выплатами АСП тоже прошёл как-то мимо, что ли...

Можно было бы потоки обращающихся сегментировать по категориям соцпомощи (инвалиды, ветераны, безработные), либо выстроить их по возрастным когортам и так далее. Вариантов масса. Уверен, что после всего будет не один разбор полётов, будут и кадровые решения.

– Но это, наверное, будет не сейчас?

– По всей видимости, да. На войне нельзя делать резких движений, особенно когда идёт окопная фронтальная война. Пусть в ручном режиме, пусть и с большими моральными потерями, некоторые процессы надо завершать, довести до логического конца. Лишь бы управленцы не допускали фатальных ошибок. Все они, как помнится, были предупреждены о трудностях. Никто никого убеждать остаться не будет, они могут смело последовать примеру российских чиновников, подавших в отставку сразу после объявления режима ЧС. Горевать, лить слезы, судя по всему, никто не будет.

– Про помощь государства всё более или менее понятно. А что можно сказать относительно помощи крупного бизнеса, в особенности банковского и сырьевого? Было обращение Елбасы, создан фонд "Біз біргеміз", который аккумулировал 40 с лишним миллионов долларов. При этом все начинают попрекать бизнес в чёрствости. Президенту пришлось напоминать банкам об их моральной ответственности…

– Что касается фонда "Біз біргеміз", членом попечительского совета которого я тоже являюсь, то он только завершил процесс становления, определил принципы финансирования и категории граждан, которым он будет оказывать содействие. Не все средства, даже заявленные, ещё поступили на счета. Но Фонд на днях начал уже перечислять первые транши. Первый транш по 50 тысяч тенге получат свыше 152 тысяч граждан, в основном это многодетные матери, инвалиды первой, второй и третьей категорий и так далее. Скоро последует аналогичный транш, когда по 50 тысяч тенге получат уже свыше 250 тысяч наших сограждан. Все списки граждан составлены местными властями, подписаны акимами областей.

Деньги напрямую будут отправляться на полученные картсчета. Эта мера основана на рекомендациях ООН, которые гласят, что в этот сложный период лучше всего непосредственно помогать деньгами. Наряду с господдержкой это станет если не спасением, то по крайней мере значительной помощью в эти трудные времена.

Кроме того, фонд закупил маски и средства защиты для населённых пунктов, где установлен самый жёсткий карантин и выявлено большое количество заражённых. Будет оказана адресная помощь врачам Алматы и Астаны, воюющим с коронавирусом. На этом, кстати, собранная сумма будет полностью исчерпана. Никаких тайн, фокусов, тендеров и дополнительных расходов. Все собранные средства в полном объёме пойдут населению и врачам. Смежные расходы взяла на себя партия "Нур Отан".

– И всё? А почему так мало? Тут все говорят и сравнивают с другими странами, странами-соседями…

– Это большой вопрос! К сожалению, некоторые представители сырьевого капитала, отдельные представители банковского сектора, как впрочем и часть политэлиты, ведут себя так, будто происходящее их никак не касается, словно они не граждане Казахстана, а Казахстан не их страна. Речь, повторяюсь, идёт о крупном бизнесе, никто не говорит о национальном малом и среднем бизнесе. Наоборот, наша национальная мелкая и средняя буржуазия сегодня проявляет гораздо больше солидарности, ответственности, готовности посильно помогать как гражданам, так и госорганам. Мы знаем потрясающие примеры социальной ответственности, волонтёрства, готовности помогать людям.

Никто не собирается заставлять этих "элитариев" вкладываться в тот или иной фонд. Их право самим решать, какую помощь они готовы оказать простым людям, сотрудникам, их близким. Их имя, капиталы, принадлежность к так называемой элите во многом обеспечены благодаря богатствам недр этой земли, труду наших сограждан.

Речь не идёт о тотальном пиаре на кризисе, а о понимаемой, видимой всеми готовности быть вместе со всем остальным обществом, разделить с ними тяготы, посильно облегчить общую ношу. Ключевое во всём этом – солидарность. Плохо, что об ответственности и солидарности приходится недвусмысленно намекать и сверху, и снизу.

– Теперь давай поговорим про маски и санитайзеры. Люди спрашивают, когда мы обеспечим ими всё наше население? Когда закончится дефицит?

– Давайте поговорим. Мне кажется, что тема масок и санитайзеров довольно симптоматична для ситуации. Я нисколько не буду говорить про их пользу или вред, но сами по себе они стали уже факторами психологическими. Они атрибуты пандемии, атрибуты карантина. Я, быть может, вызову на себя массовую критику врачей, но маски – это про вход в режим карантина, а не про здоровье. Вот когда мы садимся в самолёт, всех пассажиров просят пристегнуть ремни, отключить сотовые телефоны и так далее. Доказано, что сотовые телефоны и многие гаджеты никак не влияют на полёт и системы обеспечения воздушного судна.

– Тогда зачем всё это мы делаем?

– Этим экипаж воздушного судна добивается лояльности и законопослушности со стороны пассажиров, выявляет степень готовности к сотрудничеству и исполнению требований полёта. Маски, перчатки и санитайзеры в основном нужны тем, кто контактирует с большим числом людей, обслуживает население, в особенности врачам и медсёстрам. Но на войне как на войне, нужны погоны, амуниция и прочее. То же можно сказать и про объявления по телевизору, машины с "матюгальниками", дезинфекцию улиц.

Это средства больше информационно-психологической войны, напоминание для особо неумных. Фактор больше психологический, чем медицинский, больше социальный, чем противовирусный.

Доказано, что коронавирус в основном передаётся воздушно-капельным путём. Коронавирус не летает по воздуху как пух, это не плутоний, который будет разлагаться десять тысяч лет. Коронавирусу для эффективного размножения нужен человеческий организм и температура выше нормальной. Я уже видел отдельных нервических персонажей, которые требуют мыть всё и вся вокруг едва ли не напалмом, давать объявления каждые три минуты и прочее. Нужна разумная достаточность: надо обрабатывать поверхности детских площадок, лифтов, поручни, все, до чего часто дотрагиваются люди. Никто в здравом уме облизывать каждый пятачок асфальта не будет, соответственно и заразиться из-за плохой дезинфекции улиц довольно проблематично.

А вот со временем штрафовать наших людей за плевки, окурки, семечки и жвачки следовало бы и без коронавируса.

Впадать в истерику из-за атрибутики не нужно, но требовать от КСК, супермаркетов и магазинов обязательных условий саночистки общественных пространств – необходимо. Не нужно поливать себя спиртом с ног до головы, но часто мыть руки самыми обычными, банальными детергентами, то бишь мылом – полезно и душеспасительно. Даже и без карантина и коронавируса.

Кстати, ажиотаж вокруг масок и антисептиков, в принципе, – тоже искусственная проблема. Администрация Трампа в США призвала граждан самим мастерить тканевые маски. Любая хозяйка, у которой есть навыки со школьных уроков труда, может это сделать с помощью ниток, ножниц и крохотных умственных способностей. А наиболее продвинутые дамы из соцсетей делают на этом неплохой бизнес! Те же санитайзеры, кстати, можно сделать самим в домашних условиях. Если ты не ставишь перед собой цели производить антисептики в планетарном масштабе или затарить ими соседний Китай, этого вполне достаточно. Мы у себя дома так и сделали. Отчаянные поиски масок и санитайзеров – это про выученную беспомощность или полное отсутствие фантазии. Ничего волшебного и сверхобычного в медицинских масках нет. Речь идёт о банальной многослойной марле, а нехватку импортного химического слоя можно компенсировать путём обработки всё тем же спиртовым раствором.

– Хорошо, а как насчёт строительства супербольниц для коронавирусных? Вот Китай сварил за неделю, Россия ведёт ударную стройку.

– Ну хорошо, что у нас идёт речь лишь о строительстве временных модульных больниц. Это, как мне кажется, тоже из серии психологических эффектов. Людям, в том числе чиновникам, в голову уже попала картинка, она как в случае с карго-культом ассоциируется с чудом излечения и "мощью" государства. Мы же в начале говорили, что массовая психология и массовые ожидания имеют экономическую цену.

В столицах пустуют многие здания и гостиницы. В ряде стран, в тех же Испании и Италии, людей кладут в ангарах и палатках. С другой стороны, мы видим, что у нас народ сердобольный, начинает жалеть туристов-карантинников, считать больничную еду не калорийной, невкусной и прочее. Больница, лазарет в условиях пандемии – это не курорт, не пятизвёздочный отель "все включено". Вот как всем угодить? Кого слушать? Лучше слушать врачей и специалистов.

Если идти на поводу социальных сетей, можно так раскорячиться, что потом будет совсем не до жиру и не до веселья.

Если мы не будем валять дурака, будем соблюдать карантин, то имеющихся мощностей и койко-мест должно всем хватить. Дополнительные места – это вопрос перестраховки, на случай катастрофических вариантов. Бережёного Бог бережёт…

– А каковы твои прогнозы на карантин? Все волнуются и хотят знать, когда он закончится. Как скоро мы сможем перезапустить экономику, малый и средний бизнес? Когда, одним словом, весь этот кошмар прекратится?

– Полагаю, все зависит от нас самих, простых граждан. Если мы будем соблюдать условия карантина, элементарные нормы и требования гигиены, прислушиваться к врачам и специалистам, то всё может закончиться довольно быстро.

Могу лишь процитировать слова писателя Бориса Акунина, который уже перенёс коронавирус. Он пишет: "Больше всего меня беспокоит не вирус, а психоз вокруг него. Пожалуйста, не запугивайте себя. Это очень опасно. Не постите всякие ужасы, которыми переполнен интернет. Все эти "фотографии лёгких, поражённых коронавирусом", "гробы в Бергамо", описания ужасов одинокой смерти и т.п. Подумайте о том, сколько вокруг впечатлительных, мнительных, нервных людей. Психоз и самовнушение – вот сейчас главная опасность… Давайте рассматривать эту эпидемию как стимул для развития взаимовыручки и организованности. Мы все тут по одну линию фронта, а такое нечасто бывает".

Как говорил один из отцов-основателей современности Рене Декарт: "В полной нашей власти могут находиться только наши мысли". Давайте наведём порядок хотя бы у себя в головах. Остальное непременно приложится.

– Прости, конечно, а быстро – это сколько? Месяц, два, три?

– Я бы не решился называть чёткие сроки. Это задача с очень большим числом неизвестных и случайных факторов и переменных. Мне бы просто хотелось, чтобы карантинные меры дали свои результаты, и в течение апреля карантин был снят в двух столицах – Алматы и Нур-Султане. При этом совершенно очевидно, что города придётся ещё держать закрытыми какое-то время и после.

Что касается остальной страны, то, по всей видимости, там карантинные мероприятия будут идти и дальше, поскольку выявление заражённых там началось с большим временным лагом. Например, сроки можно считать и так: 15-20 дней после последнего выявленного и излеченного больного. При этом, повторюсь, никто не даёт гарантии, что не будет повторной волны. В том же Китае сегодня снова отгораживаются от мира: сначала хотели, чтобы коронавирус не выходил, а теперь, чтобы не входил. Не думаю, что у нас будет как-то иначе…

Сегодня в национальном масштабе надо думать о мерах по массовому тестированию населения.

Сначала, очевидно, речь будет идти о группах риска, социально уязвимых слоях населения. Одновременно надо думать о сертификации большего числа медорганизаций, который, завозя относительно дешёвые, но надёжные средства и методы тестирования смогут обеспечить спрос среди относительно благополучных слоёв населения, которые смогут оплатить такие услуги. Только страновая картина сможет дать ответы на многие вопросы, на которых сегодня ни у кого нет ответов.

Сегодня надо продумать и планы выхода из карантина. Не секрет, что вынужденное сидение на домашнем карантине не только ограничивает движение и добавляет килограммы, но и увеличивает стресс. В Китае после карантина выросло число разводов, например. Оно и не мудрено, поскольку многие люди впервые оказались в ситуации, когда им надо быть круглые сутки вместе. Проверка совместным карантином зачастую оказывается опаснее проверки разлукой. Нужны идеологические, культурные, политические шаги и меры, которые будут работать на общую солидарность, единство и человеческий капитал.

В информационном плане мы неплохо вошли в карантин, СМИ в целом хорошо выполняют свою работу, хотя можно попенять за слабую проработку большого числа тем и вопросов. Но коронавируса в нашей жизни стало очень много. Новости стали и в самом деле напоминать сводки с фронтов. Мы привыкли читать сведения о росте числа заболевших. Не хочется привыкнуть к числу умирающих. Люди и сами начинают самоорганизовываться, проводить флешмобы, поют песни, гимны, соседи начинают знакомиться друг с другом, проявлять заботу о слабых, больных и одиноких. Но позитив не должен нас вводить в заблуждение. Выход из карантина не менее важен, чем вход в него.

Что касается экономики, то сегодня мы наблюдаем "идеальный шторм", самый настоящий "фридмановский момент", когда надо после периода восстановления приступать к решительным радикальным преобразованиям.

Распаковка экономики городов и областей будет идти наверняка постепенно: сначала откроются менее массовые бизнесы вроде химчисток, парикмахерских, СТО, специализированных магазинов, служб сервиса, потом постепенно большие торговые центры и общепит. Транспорт же в стране полноценно начнёт функционировать лишь после полного снятия карантина, и то лишь в национальном масштабе. Власть должна помнить: после завершения карантина никакого расслабона не будет. Сразу же появится совершенно новая повестка, а времени на раскачку совершенно точно не будет. Спасение и подъём национальной экономики, поддержка и развитие отечественного бизнеса должны и могут стать нашим общим новым фронтом, новым культом, если хотите, национальной идеей.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter