Если в стране проблемы со связью, интернетом, с сотовыми операторами или мобильными телефонами, имя Аскара Жумагалиева тут же оказывается у всех на слуху. Именно его ведомство вспоминают первым, когда возникают какие-либо проблемы с электронным правительством, доступом в интернет, сотовой связью или если виснет база какого-либо госоргана. А ещё министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК первым узнаёт о новых технологиях и старается, чтобы казахстанцы забыли о "прелестях" общения с чиновниками и дорогу к ЦОНам, а справки получали через мобильное приложение, портал электронного правительства или с помощью телеграм-бота, а у автолюбителей была возможность без посещения спецЦОНа получить техпаспорта и номера на автомобили.

Среди журналистов его считают неуловимым, потому что попасть к нему на интервью – задача сложная, практически невыполнимая, ждать приходится месяцами: плотный график и катастрофическая нехватка времени. Вот и в этот раз: кабинет министра, интервью уже идёт, но через 15 минут Аскара Жумагалиева вызывают на совещание, продолжать разговор приходится после завершения рабочего дня в Astana Hub.

В интервью Informburo.kz министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК рассказал о новых профессиях, об услугах электронного правительства и доставке автомобильных номеров на дом, об изменениях ответственности сотовых операторов, о широкополосном доступе в интернет в сёлах и о том, когда в Казахстане заработает 5G.

"Нужно, чтобы гражданину вообще не приходилось бы встречаться с чиновниками"

– Аскар Куанышевич, расскажите, какие перед вами стоят задачи на посту министра, что удалось уже выполнить, а что нет?

– В первую очередь, это, конечно, вопросы цифровизации. Это развитие телекоммуникационной инфраструктуры, автоматизация госуслуг, цифровизация отраслей экономики, развитие человеческого капитала, инновационной инфраструктуры, информбезопасности. Конечно, мы сами не занимаемся внедрением цифровых технологий в регионах, в сельском хозяйстве, в промышленности, это делают профильные ведомства. Но, учитывая, что мы в целом координируем реализацию госпрограммы "Цифровой Казахстан", мы помогаем госорганам, консультируем, разрабатываем единые стандарты. Помимо этого, занимаемся развитием космической отрасли – это большая сфера, где мы достигли определённых успехов. Сегодня страна обладает и спутниками своими, и космодромом "Байконур", и сборочным комплексом, и предприятиями, которые всем этим занимаются. Помимо этого, мы сейчас занимаемся вопросами геодезии и картографии.

– На одной из встреч вы говорили, что стремитесь, чтобы Казахстан вошёл в число стран с лучшей цифровизацией. Получается ли это сделать? И здесь ведь возникает другая проблема. Чем сильнее страна уходит в цифровизацию, тем больше вероятность утечки данных. Многочисленные скандалы, участившиеся в связи с этим, тому подтверждение.

– Мы сегодня по онлайн государственным услугам занимаем двадцать шестое место среди всех стран, по данным ООН. Войти в двадцатку самых развитых стран по оказанию государственных услуг – это та задача, которая перед нами стоит, и мы знаем, как её реализовать. Нужно, чтобы гражданину вообще не приходилось бы встречаться с чиновниками, чтобы всё можно было делать онлайн. 80% услуг в этом году мы автоматизировали. В следующем году мы автоматизируем 90% всех услуг.

С точки зрения, идти или не идти в цифровизацию, я думаю, что здесь выбора уже нет, потому что, если мы хотим быть эффективнее, если мы хотим оказывать услуги прозрачнее, если мы хотим делать так, чтобы предприятия работали, а их производительность была гораздо выше, чем сегодняшняя, то мы просто обязаны цифровизироваться, мы должны максимально исключить человеческий фактор и оказывать услуги через интернет.

Что касается цифровой безопасности, эти вопросы неразрывно идут с программой "Цифровой Казахстан". Невозможно развивать "Цифровой Казахстан" без обеспечения информационной безопасности. Для этого принимается целый ряд мер, есть программа "Киберщит", определены критически важные объекты, к безопасности которых ужесточены требования. Мы также работаем над локализацией оборудования и софта, над увеличением специалистов на рынке. К примеру, в 11 раз увеличили количество грантов для обучения специалистов по информационной безопасности.

А что касается утечки информации, это сейчас общемировая проблема, этот вопрос не касается какой-то отдельно взятой страны. Как действовать? Жёстко пресекать в соответствии с действующим законодательством.

"Не всегда виноват ЦОН, даже если посетитель раздувает скандал на всю страну"

– Периодически работа ЦОНов даёт сбои. Скажите, когда удастся наладить систему? Сделать её идеальной?

– Ответ очень простой... Почему мы 26-е, как вы думаете?

– Потому что вы делаете всё, чтобы народ не приходил в ЦОНы и заказывал справки через приложение, телеграм-бот, egov.kz, а народ всё равно приходит в ЦОНы?

– 26-е из 200 стран! Мы на хорошем месте располагаемся по оказанию онлайн-услуг как раз потому, что сегодня и ЦОНы, и электронное правительство очень слаженно работают, и мы сегодня, по оценке ООН, в части электронных услуг занимаем 26-е место. В странах, где рейтинг хуже, там гораздо сложнее получить ту или иную услугу. В некоторых развитых государствах, если вы захотите получить водительское удостоверение или оформить куплю-продажу недвижимости, у вас уйдёт гораздо больше времени, чем в Казахстане, поверьте мне.

Теперь что касается замечаний. Всего в 2019 году было оказано 27,3 млн услуг. Все жалобы, которые приходили, мы анализировали. В результате мы выявили только 155 случаев, когда реально сотрудники ЦОНов допустили ошибки. Это 0,0005 процента. На самом деле далеко не всегда виноват ЦОН, даже когда посетитель раздувает скандал на всю страну в социальных сетях.

Один из примеров: приходит человек и говорит: – Я хочу получить свидетельство о рождении на свою дочку. – Хорошо, можно ваше свидетельство о браке. – А мы в гражданском браке... Как в этой связи сотрудник ЦОНа может оформить документ? А ведь гражданин уже раскритиковал ЦОН как только мог за то, что они такие-сякие, нормально работать не могут. Когда поступает такая жалоба, мы рассматриваем и потом говорим: молодой человек, извините, согласно законодательству, в данном конкретном случае должна прийти мама ребёнка и оформить соответствующие документы, потому что у вас нет свидетельства о браке между вами и мамой ребёнка.

И таких фактов очень много. Просто про хорошее у нас сейчас не принято писать, правда? Зато случись проблема – она сразу в соцсетях. Несмотря на то, что количество некачественно оказанных услуг по вине сотрудников ЦОНов маленькое, благодаря соцсетям создаётся ощущение, что в ЦОНах постоянно проблемы.


Аскар Жумагалиев

Аскар Жумагалиев / Фото Informburo.kz

– В прошлом году у вас появились цифровые комиссары, и негатив в сети собирается ещё и под их постами, народ активно указывает вашему ведомству на недостатки мобильного приложения.

– В любом проекте важен отклик пользователя, потому что, может быть, мы не в том направлении движемся. Мне говорили, кстати: Аскар, зачем тебе нужен этот негатив дополнительный?! Но без этого невозможно развиваться. Получая на всех этапах обратную связь, мы свою систему модернизируем. Именно поэтому мы всегда нуждаемся в пожеланиях людей и, исходя из этих пожеланий, мы стараемся сделать систему лучше, качественнее. Мне понравились слова Аркадия Воложа, нашего земляка, одного из владельцев и руководителей компании "Яндекс", который говорил: когда мы внедряем какую-то систему, сначала нас ругают, а потом проходит какое-то время, и все начинают спокойно пользоваться этими решениями. Так вот, любая информационная система, любое решение требуют фидбека, обратной связи. От наших цифровых комиссаров мы уже получили около 80 предложений, которые мы с государственными органами собираемся реализовать и дать ещё более качественный продукт.

– Население некоторые ваши нововведения воспринимает в штыки, а как всё проходит с госорганами, которые вы заставляете работать над этими нововведениями? То есть, с одной стороны, прибавляете им работы, чтобы они сокращали сроки, придумывали более простые решения, а с другой – забираете у них власть, ведь с приходом цифровизации чиновник всё меньше и меньше становится важен.

– Конечно, изменения воспринимаются не всегда с распростёртыми объятиями, и в том числе среди государственных служащих. Но есть поручение Нурсултана Абишевича по цифровизации, по автоматизации государственных услуг, есть поручение президента Республики Казахстан Токаева, есть постоянная поддержка премьер-министра, есть активная позиция Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. Сейчас в министерствах есть ещё и цифровые офицеры, которые нам позволяют внедрять все эти инновации без лишних трений, без лишних проблем. Да, иногда нам приходится вступать в жаркие споры с госорганами, потому что они не хотят сокращать сроки оказания своих госуслуг или исключать ненужные документы из списка требуемых. Но если сравнивать положение с тем, как это было те же пять лет назад, то это как небо и земля. Многие госорганы стали инициативны.

"Мы дали человеку возможность привязать ЭЦП к отпечатку пальца или к своему лицу"

– Вы презентовали новое мобильное приложение электронного правительства как главную новинку прошлого года. В чём его преимущество по сравнению со старым?

– Приложение eGov Mobile – это классная вещь. Если пользовались eGov, то знаете, что у вас система спрашивает пароль, ЭЦП. С учётом того, что наша жизнь и так состоит из одних паролей, это достаточно сложно. Поэтому мы дали человеку возможность привязать ЭЦП к отпечатку пальца или к своему лицу. Это позволяет производить без проблем идентификацию личности. Второе: благодаря фокус-группам мы увидели, что для того чтобы получить необходимую услугу, человек делает множество кликов и в конце концов бросает это дело – кто-то устал нажимать, кто-то запутался и дальше приложением уже не пользуется, ему оно не нравится. В новом приложении мы хорошо поработали над так называемым юзабилити. Теперь в один-два клика можно получить ту или иную справку или услугу. В этом году мы реализовали порядка 50 услуг в приложении, по некоторым из них сейчас завершается тестирование. Цель – предоставлять 220 услуг через смартфон.

– Какие новые услуги будут в мобильном приложении?

– Их на самом деле много. Но в ближайшее время через мобильное приложение можно будет заказывать номера на автомобиль и техпаспорта с доставкой на дом. Мы сделаем, чтобы была такая возможность, а Казпочта изъявила желание заниматься доставкой. В спецЦОН не нужно будет ехать. Можно будет прописаться через приложение, подать заявку на перевыпуск водительских прав, зарегистрировать ИП, проверить корректность данных и т.д. Само собой, оплата штрафов налогов и множество разных справок.

– А как быть с перерегистрацией автомобиля? Сверку двигателя проходить?

– Здесь мы уже давно приняли интересное решение. Если квартира находится в Казахстане, при перерегистрации, при продаже этой квартиры гражданин вызывает кого-то, чтобы он осматривал его квартиру? Нет. А если машина в Казахстане находится, здесь на учёте стоит, зачем эту сверку делать? Смысла же нет. Поэтому мы совместно с МВД решили изменить бизнес-процесс. Если машина уже въехала в Казахстан, на таможне уже внесли в систему все её параметры, вин-код, объём двигателя и т.д., то благодаря проведённой интеграции МВД подтягивает данные из системы таможни и проводит автоматическую сверку. Поэтому повторный осмотр не требуется. Он нужен будет только в исключительных случаях, когда вин-код не совпадает или разный объём двигателя указан в системе и в техпаспорте.

– Кстати, месяц назад президент дал поручение, чтобы с автовладельцев не требовали бумажные права и техпаспорт и не наказывали за то, что их забыли. Как считаете, несколько быстро это можно реализовать?

– Технически это не сложно, ведь вся эта информация есть уже в базах, а у полицейских есть планшеты. Значит, автовладелец может документы с собой не брать, а показать их через приложение. Здесь только останется МВД проработать нормативную часть этого нововведения. Кстати, если вы установили мобильное приложение, то там уже отображается ваше удостоверение и свидетельство о регистрации брака.

"До интеграции баз данных не были заметны разночтения в данных госорганов, сейчас они видны"

– Наболевший вопрос – интеграция баз данных всех госорганов. Когда завершится?

– Почему наболевший вопрос?

– Потому что до сих пор вызывают нарекания несоответствие данных у одних госорганов и других. К примеру, до 1 октября нужно было оплатить налог на недвижимость, кто-то обнаружил несуществующее у себя жильё, у кого-то были различные данные по налогам: в квитанции одна сумма, в "Личном кабинете" электронного правительства другая, а в Комитете госдоходов при личном присутствии – третья.

– Смотрите, какая ситуация. Все госорганы должны провести 236 интеграций, в прошлом году завершили 195. Но на самом деле те проблемы, которые вы видите, это как раз-таки последствия интеграции! Здесь больше вопрос в актуализации данных. То есть до интеграции не были заметны разночтения в данных госорганов, сейчас они видны, их нужно актуализировать. 25 лет формировались эти базы, какой-то государственный служащий когда-то забил ту или иную информацию неправильно, нолик спутал, чуть-чуть отвлёкся и вместо "о" написал "а". Госорганы провели большую работу по интеграции систем и баз данных, и граждане видят, что на самом деле в этих базах данных есть, и какие некорректные данные нужно исправить.

В ближайшее время выведем на портал электронного правительства сервис, который позволит вам проверить корректность данных, которые хранятся в госбазах, и запросить актуализацию, если обнаружится ошибка. У меня самого было подобное, я обнаружил машину, которую продал 20 лет назад. Была вишнёвая "девятка", я ей так гордился, и вот она сейчас оказалась в моих цифровых данных. Мне интеграция позволила увидеть, что есть некорректные данные, после моего обращения данные исправили.

С этим сталкивались многие страны на аналогичном этапе. Не только у нас такие проблемы были. Базы данных формировались государственными органами везде, и когда проходила интеграция, все эти проблемы всплывали.


Аскар Жумагалиев

Аскар Жумагалиев / Фото Informburo.kz

– Когда будет интеграция баз данных с военкоматами? Военнообязанным при переезде из одного города в другой в пределах страны постоянно приходится сниматься с учёта, вставать на учёт. Учитывая, что у нас цифровизация, это выглядит как прошлый век.

– Я помню, когда я приехал в Астану, для того чтобы сняться с учёта, вынужден был идти в военкомат Алматы, кажется, на Ташкентской он находился, потом приехал сюда, нужно было сначала какие-то справки получить, потом вставать на учёт в военкомат, который был далеко от центра города, в общем, это на самом деле большая морока. Мы с военными договорились о том, что, если человек становится на учёт, он автоматически снимается с учёта в предыдущем месте. Сейчас пошли дальше. Месяц назад буквально ваш вопрос поднимался на встрече с цифровыми комиссарами. На прошлой неделе мы вынесли его на межведомственную комиссию. Коллеги из Минобороны нам сообщили, что они технически уже готовы запустить сервис, благодаря которому человеку не придётся идти вставать на учёт в военкомат. Прописался в новом городе – автоматически данные поступили в военкомат. Коллеги уже тестируют эту возможность, в 2020 году обещают внедрить.

– Меня, как и большинство столичных мам, волнует распределение очередей в детские сады. Привожу личный пример. Ребёнок стоял в очереди трёхтысячным, во время распределения департамент образования отчитался о предоставлении 10 000 мест в детские сады. Мой сын место в государственном саду не получил, а по очереди продвинулся всего на тысячу человек. Зачем государство платит частнику за портал "Индиго", где непрозрачно идёт распределение очередей, барахлит сама система (были сбои, и она не работала), почему нельзя распределять очереди на портале электронного правительства? Чтобы, как вы и говорите, уменьшить отношения чиновник-гражданин.

– Что касается услуги по распределению мест в детские сады, то сегодня Министерство образования завершает свой проект и в промышленную эксплуатацию вводит национальную образовательную базу данных (НОБД), что позволит перевести на центральный уровень 11 из 13 услуг, которые осуществляются местными исполнительными органами на местах, в том числе и электронной очереди в детские сады. В результате никто не сможет корректировать данные на местах или влиять на продвижение очередей.

Что касается решений частных компаний. По опыту других стран, некоторые решения государство не реализовывает, оставляет рынку. Мы тоже больше стараемся построить предоставление услуг и в целом цифровизацию таким образом, чтобы задействовать силы и инвестиции частных компаний. И в государственной программе "Цифровой Казахстан" наибольшее количество средств предполагается за счёт частных структур.

"Думаю, люди лукавят, когда говорят, что не знают, откуда они у них появились десятки тысяч номеров"

– Очень много нареканий у людей вызывают нововведения этого года от мобильных операторов, когда тариф нужно оплачивать не через месяц, а через 28 дней. В итоге пользователь платит в год 13 раз, а не 12, как раньше. Что-то будете менять в этом вопросе?

– К нам обратились люди с этой проблемой, и мы сейчас вносим изменения в правила оказания услуг связи. По ним у операторов сотовой связи должен быть в обязательном порядке тарифный план, по которому услуги связи должны предоставляться с даты подключения до аналогичной даты следующего месяца. Сейчас данные изменения проходят процедуру согласования аккредитованными компаниями и находятся на обсуждении на портале "Открытые НПА".

– После того, как люди получили возможность проверить, сколько на них зарегистрировано номеров телефонов, некоторые с удивлением обнаружили сотни, а то и, как жительница Петропавловска, десятки тысяч номеров. Почему нет ответственности за это оператора, кто-то ведь оформлял на эту женщину номера и ещё непонятно, для каких целей использовал?

– Когда речь идёт про десятки тысяч номеров, я думаю, люди лукавят, когда говорят, что не знают, откуда они у них появились. Это, как правило, бывшие дилеры операторов связи, которые оформляли проданные сим-карты на себя. Много, конечно, случаев, когда у людей были десятки "левых" номеров и они на самом деле понятия не имели, почему они на них были зарегистрированы. Для того чтобы такие случаи в дальнейшем не стали постоянной практикой, мы сегодня проводим проверки дилеров и операторов сотовой связи по жалобам абонентов. Четырёх дилеров уже наказали, а на некоторых операторов мы подали в суд за воспрепятствование проверке. Сейчас жалоб от абонентов практически не стало, так как операторы сотовой связи провели работу по корректировке своих баз.

"ВОЛС в сёлах строят Казахтелеком и Транстелеком, они сами находят и инвестируют средства"

– Расскажите, пожалуйста, о проекте ВОЛС (волоконно-оптическая линия связи). На какой он находится стадии, и когда уже в наших сёлах повсеместно будет интернет?

– Сегодня широкополосный доступ в интернет с использованием разных технологий есть в 3 324 населённых пунктах. В целом у нас задача до конца 2022 года охватить 97% населения и предоставить техническую возможность для подключения к широкополосному доступу. Остальная часть – 3% у нас будет охвачена спутником.

Скажу сразу, что строительство таких линий обходится недёшево. Прибавьте сюда тот факт, что наша страна занимает 9-е место в мире по площади территории и 64-е по количеству жителей. В рамках проекта, который сейчас реализуется по принципу ГЧП, государство обеспечивает гарантированный закуп услуг для госучреждений на ближайшие 14 лет, а операторы строят ВОЛС в сёлах. В результате школы, медучреждения, акиматы, которые расположены в этих сёлах, получают прекрасный доступ к интернету, а также появляется возможность для других операторов устанавливать на этой инфраструктуре базовые станции, чтобы предоставлять жителям скоростной интернет уже по мобильным технологиям.

По этому проекту до конца 2020 года 1 250 сельских населённых пунктов будут подключены к ВОЛС. Два основных участника – это Казахтелеком и Транстелеком. Они сами находят и инвестируют средства. Около 8 000 км волоконно-оптических линий связи в этом году они уже проложили, следующий этап – ещё 12 000 км кабелей, чтобы охватить оставшиеся населённые пункты. Недавно у нас прошло совещание с операторами связи, каждый из них доложил о реализации проекта. Транстелеком уже закончил свою часть, Казахтелеком старается сдать все свои объекты, и мы надеемся, что этот проект будет активно продвигаться.


Аскар Жумагалиев

Аскар Жумагалиев / Фото Informburo.kz

– Для чего нужен проект по линии ВОЛС в Азербайджан, какова цель и во сколько он нам обойдётся?

– Проект стоит 60 млн долларов. Я считаю, что он уникальный, потому что будет проходить по дну Каспия. Очень важно, что у нас появляется дополнительная возможность привлекать трафик для транзита между Китаем, Россией и Европой. Сегодня этот трафик идёт по волоконно-оптическим линиям связи, которые расположены на дне океана. Протяженностью 22 000 км, они обходят Китай, Индию, через Суэцкий канал идут в Европу. Для сравнения: новый путь в Европу через Каспий самый короткий – "всего" 9 000 км, т.е. этот проект позволит нам организовать транзит трафика наиболее коротким путём.

Astana Hub себя точно оправдал, он уже заполнен на 100%

– Что касается 5G, как проходит внедрение?

– Вы находитесь сейчас в здании, где стоит базовая станция 5G (Astana Hub. – Авт.), которая уже сегодня работает в постоянном режиме, и это первая точка, кстати. Мы установили её с оператором связи для того, чтобы у стартаперов, у наших молодых айтишников была возможность уже сейчас экспериментировать с технологией 5G. У нас три пилотных проекта: Нур-Султан, Алматы и Шымкент. Мы сегодня с оператором связи прорабатываем вопрос, каким образом будет внедряться технология. Мы считаем, что необходимо объединить усилия, а не строить каждому оператору отдельную сеть – это дорого и потом это ляжет на пользователей. Поэтому мы как министерство настаиваем на том, чтобы была создана одна инфраструктура за счёт совместных усилий операторов связи и эта инфраструктура предоставляла бы возможность каждому из операторов предоставлять услуги 5G.

В ближайшее время стандарты 5G будут утверждаться международными организациями, и в 2021 году в Нур-Султане, Алматы и Шымкенте, т.е. в городах-миллионниках, операторы смогут начать предоставление услуг 5G. Учитывая, что эта система дорогостоящая, 5G-услуги не будет представляться повсеместно, а лишь на предприятиях и в общественных местах, там, где необходимы решения для Smart city.

– Расскажите, пожалуйста, про Astana Hub, насколько он себя оправдал? Сколько процентов стартапов, которые сюда приходят, выстреливают и идут дальше?

– Astana Hub себя точно оправдал, он уже заполнен на 100% и даже требует расширения. Сегодня в целом инновационная IT-экосистема страны привлекла порядка 32,4 млрд. тенге.

– У государства есть возможность вернуть вложения в стартапы или же это рассматривается как благотворительность, так сказать, помощь интересным проектам?

– Более 18,3 млрд тенге вложили инвесторы в компании и стратапы в этом году – это же в нашу экономику пошло. Налоговые отчисления, которые компании осуществляют. Например, больше 1000 рабочих мест уже создали стартапы, которые сегодня в Astana Hub работают, это же классно. Через налоговые отчисления, через заработные платы государство получает тот эффект, который был необходим.

– 18,3 млрд – это частные инвестиции. А сколько вложено государством?

- 391,2 млн тенге – сумма выданных грантовых средств государством на развитие стартапов инновационной IT-экосистемы, среди которых получателями грантов также являются стартапы Astana Hub.

– Недавно в Нур-Султане открылся IT-университет, по сути, там будут создавать новые профессии. Скажите, как отец уже взрослой дочери, что вы посоветуете молодым, на какие специальности обращать внимание молодёжи, чтобы завтра быть востребованным специалистом?

– Если говорить о востребованных сегодня профессиях, это специалисты по дата-аналитике, искусственному интеллекту, информационной безопасности. Сегодня есть недостаток в медиках, в работниках с профтехобразованием. Совместно с Минобразования и Минтруда мы разрабатываем атлас востребованных профессий, чтобы у ребят была возможность видеть, что востребовано на рынке. На самом деле это очень важно и для моей дочки, и для сына, который подрастает, и для каждого гражданина, чтобы люди могли ориентироваться в выборе профессии.

Мы видим, что жизнь удлиняется. Как говорят многие европейские учёные, поколения будут в среднем до ста лет жить. 100 лет заниматься одной профессией очень сложно. Я сам учился на военного, пять лет в сапогах проходил, потом, когда развал Союза произошёл, стал гражданским человеком. За время карьеры занимался многими вопросами: телекоммуникациями, в частности, цифровизацией и другими вопросами, и эта работа требует дополнительного образования. Соответственно, если посмотрите, у меня за плечами: Харьковское высшее военное училище, потом Алматинский энергетический институт, потом нужны были знания по электронному управлению, это было больше 10 лет назад, я был вынужден поступить в магистратуру в Швейцарии. Сейчас тоже постоянно прохожу всякие курсы, мастер-классы. Многое, конечно, через интернет. То есть обучаться нужно постоянно.

Life-Long Education – постоянное образование – для наших детей просто будет необходимостью. Я дочери своей не скажу: "Ты эту профессию выбери". Моя задача как отца – просто направить. Дети сегодня должны креативно и критически мыслить, важно, чтобы они понимали, как действовать в той или иной ситуации. И детишкам, и своим, и всем остальным я говорю: вот эти качества развивайте. А какую профессию выбрать – это твоё личное дело.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter