– Андрей, в последнее время о вас вообще ничего не слышно. Почти перестали ездить на личные турниры, очень сильно упали в мировом рейтинге. Что случилось?

– Я не охладел к теннису. У меня такое же огромное желание играть. Просто на данный момент я устал морально и физически, из-за чего пока не получается выступать на прежнем уровне. Это то же самое, когда ты сел за машину, которая должна ехать 200 км в час, но потом давишь на педаль, хочешь быстрее добраться до места, а она максимум сотню "выжигает". И не понимаешь, что происходит.

Или другой пример. Раньше вы могли сесть за руль и ехать семь часов без остановки, а теперь вам нужно каждый час останавливаться, чтобы отдохнуть, иначе чувствуете, что куда-то врежетесь. Концентрация куда-то уходит. Примерно такое объяснение моего нынешнего состояния. У меня не "бежится" как раньше. Во время матча прекрасно понимаю, что нужно сделать, дабы прибавить, но почему-то уже ничего не получается. Даже на самих тренировках не чувствую каких-то улучшений. Поэтому и принял решение пока не выступать. Не знаю, на какой срок затянется эта моя пауза. Одно знаю точно: вернусь на корт только в том случае, если вновь появятся сила и энергия.

– А если вам не станет лучше?

– Тогда уже надо будет уходить, ибо я не вижу смысла продолжать играть в теннис в таком состоянии. Я привык сражаться на корте.

– Но почему это произошло с вами?

– Я отношусь к той категории людей, которые постоянно за что-то переживают. Скажем, завтра мне лететь в другой город или другую страну, а я сижу в номере и уже волнуюсь. И так по жизни, чего бы это ни касалось. Пропускаю всё через себя. В итоге перегорел от бесконечного стресса. Ведь за сезон мы проводим по 80-90 матчей, где всегда возникают сложные ситуации, брейк-поинты, например, на 4:4, или у тебя просто очень важный матч в карьере. Так вот, в конце прошлого года я чувствовал, что уже не выдерживаю всего этого. Мне даже кажется, я немного запустил этот момент. Стоило раньше – ещё год назад – сделать паузу в карьере. За шесть месяцев восстановиться эмоционально и, может быть, вернуться на корт со свежими силами. Сейчас я чувствую, что правильно сделал, взяв тайм-аут.

– В таком случае, обращались ли вы за помощью к психологу?

– Безусловно. Но он не сказал мне, как выбраться из этого состояния. Во время наших бесед я сам понял, из-за чего чувствую себя опустошённым. Меня эмоционально и физически не хватает, чтобы постоянно выносить всё то, что я уже перечислил. Такой вот я человек.

– Кроме того, постоянно держит в напряжении теннисистов и мировой рейтинг…

– Вот именно! У меня там постоянно были волны, из-за чего я, естественно, страдал. Кому хочется быть 133-м в рейтинге ATP, когда вроде совсем недавно ты был 36-м. Потом вроде опять набираешь очки, становишься 53-м, а на следующий год ты 208-й. Помню, как-то прилетел на турнир в Токио, а у меня уже бензин на нуле. И ничего не сделаешь. В итоге пришлось рано завершить сезон. После этого хорошо отдохнул, неплохо подготовился к новым сражениям, но наступил 2015 год, прошло несколько месяцев, и я снова почувствовал ту самую пустоту внутри. То есть уже тогда психологическая усталость победила моё физическое и техническое состояние.

– Я не знаю, вернётесь ли вы на корт или повесите ракетку на гвоздь, но факт остаётся фактом: журналисты и специалисты считают, что у Андрея Голубева идёт уже стремительный закат карьеры…

– Я ещё не закончил, просто пока не играю. Однако в форме себя держу, постоянно тренируюсь. Какие-то серьёзные травмы меня не беспокоят.

– Но, по сути, они правы…

– На самом деле, я нормально отношусь к этим высказываниям. Всё-таки мне уже 30 лет.

– Роджер Федерер продолжает блестяще играть и в 36. Причём не только он один…

– Да, сейчас нет такого параметра, как раньше, – тебе тридцатник, всё – старый, отправляют на пенсию. Двадцать лет назад карьера теннисиста вряд ли длилась, когда ему было уже за 30. С другой стороны, пример Федерера и остальных ребят – это на самом деле всё сугубо индивидуальное. Люди разные. Что получается у одного, может не получиться у другого. И это нормально.

– Вы сами отказались от матча с Аргентиной в плей-офф Мировой группы Кубка Дэвиса или такое решение принял капитан команды Диас Доскараев?

– Конечно, сам. Кубок Дэвиса – это не личный турнир, где, если ты проиграл, сам за себя отвечаешь. На корт выходит национальная сборная, на трибунах за тебя переживает огромное количество болельщиков. Каждый из нас чувствует гигантскую ответственность перед страной.

– То есть вы не захотели подставлять сборную?

– Совершенно верно! Я честно признался капитану, пусть, кто-то другой играет, я не готов. В итоге к Саше Недовесову в пару поставили Тимура Хабибуллина, и аргентинцев мы победили. Значит, и моя крохотная заслуга в общем успехе команды тоже есть. Я ведь принял тяжелейшее для себя решение, поскольку мне всегда нравилось играть за Казахстан в Кубке Дэвиса, тем более дома, в Астане. Но, в конечном счёте, это решение пошло Казахстану только на пользу. Я всё сделал правильно. Рад, что и Федерация меня поняла и полностью поддержала.

– Тем не менее вы не чувствуете теперь некий холод со стороны капитана, президента или самих ребят?

– Абсолютно не чувствую. В матче с Аргентиной я был с командой от начала и до конца, пусть не на корте, но всё равно ей помогал. Следовательно, я продолжаю ощущать себя частью сборной. Такая же отдача идёт и со стороны ребят, капитана и президента. Нет никакого холода, никто меня не обрезает. Наоборот, они были рады, что я прилетел в Астану и вместе с остальными теннисистами принимал участие в важных мероприятиях перед матчем, поддерживал их во время поединка, давал какие-то советы.

– Раз мы заговорили о поединке с Аргентиной, можете объяснить, почему нам удалось выиграть это тяжелейшее сражение в Астане? Как-никак, Казахстану противостоял прошлогодний победитель Кубка Дэвиса. Действующий чемпион мира…

– Если сравнивать этот матч с тем, который состоялся шесть лет назад в Буэнос-Айресе, то у аргентинцев тогда была совершенно другая команда. Хуан Мартин Дель Потро играл, Эдуардо Шванк, Хуан Монако. Все эти теннисисты на тот момент очень высоко стояли в мировом рейтинге. Плюс мы играли у них дома, жара, удобное для соперника покрытие. Как итог – 0:5. А сейчас прошла ответная встреча, и теперь уже наша команда сыграла просто блестяще в родных стенах! Поэтому ни в коем случае не нужно недооценивать Казахстан. Победа над Аргентиной – никакая не сенсация. Мы заслужили эту викторию. К тому же, дома почти не проигрываем в Кубке Дэвиса.

– Только ли удобное покрытие и поддержка болельщиков становятся в итоге главными составляющими успеха Казахстана?

– Это происходит ещё и потому, что к матчам Кубка Дэвиса мы всегда относимся очень ответственно и на высочайшем уровне к ним готовимся. Заранее прилетаем в Астану, где Федерация организовывает для нас великолепный сбор, после чего уже досконально изучаем каждого игрока, разбираем его сильные и слабые стороны, это в итоге даёт свои плоды. Так получилось и с аргентинцами, которые хоть и не приехали основным составом, но у них было преимущество по рейтингу. Даже их второй номер Гвидо Пелья стоял выше нашего лидера Михаила Кукушкина. Тем не менее мы всё равно их одолели – 3:1, поскольку в самых ответственных моментах игры мы оказались сильнее чемпионов мира. Потом очень важно, что Кукушкин выиграл первый матч у Пельи. В противостоянии с ним сумел переломить ход поединка и дожал сильного соперника. Это была очень важная победа для Казахстана. Она дала нам уверенность. Если бы были какие-то недоработки во время УТС, мы запросто могли бы проиграть этот матч. Пелья находился в хорошей форме, Диего Шварцман играл на уверенности после хорошего US Open. Парники их были сильнее. И по рейтингу, и по опыту, и по возрасту. Но корт показал иначе.

– Некоторые наши коллеги считают, что Аргентина попросту недооценила Казахстан. Мол, мы – чемпионы мира...

– Я с этим мнением категорически не согласен. Ещё после жеребьёвки плей-офф Мировой группы Кубка Дэвиса аргентинцы говорили, что их ждёт тяжелейший поединок в Астане, ибо Казахстан – очень опасный и серьёзный соперник для них. К тому же они выиграли Кубок Дэвиса в 2016 году, а уже в следующем сезоне вылетели из Мировой группы в плей-офф. Это очень неприятно, так что аргентинцы очень сильно хотели обратно вернуться в элиту. Соответственно, на Казахстан они настраивались более чем серьёзно. Хотя я не знаю, по каким причинам не приехали их ведущие теннисисты: Леонардо Майер, Федерико Дельбонис и Орацио Себальос.

– Теперь в 1/8 финала Мировой группы Кубка Дэвиса мы сыграем со Швейцарией.

– Это очень хороший жребий для Казахстана. Играем дома, и не факт, что в Астану прилетят звёзды мирового тенниса Роджер Федерер и Станислас Вавринка. Они своё дело уже сделали для страны. Помогли сборной выиграть Кубок Дэвиса в 2014 году. Но Швейцария всё равно продолжает зависеть от них. С ними это одна команда, без них – совершенно другая. Тем более матч состоится сразу после Australian Open. Будем надеяться, что Федерер и Вавринка не захотят из жаркого Мельбурна лететь в Астану, где в феврале будет стоять 30-градусный мороз. А может, они, наоборот, прилетят к нам. Мол, в 2014 году еле как обыграли Казахстан в Женеве – 3:2. Захотят отомстить. Плюс ко всему мы уже обыгрывали Швейцарию в Астане со счётом 5:0. Тогда, правда, за них не играл Федерер, но зато сражался Вавринка.

– А какова вероятность того, что в парном поединке против швейцарцев Александр Недовесов вновь сыграет вместе с Андреем Голубевым?

– Сложно сейчас об этом говорить. Выдающийся матч с аргентинцами провёл Тимур Хабибуллин, следовательно, я могу теперь чувствовать себя намного спокойнее, не переживать за нашу пару в Кубке Дэвиса. Вполне возможно, что он с Сашей и сыграет со швейцарцами в феврале.

– В целом вы довольны тем, как сложилась ваша карьера?

– Однозначно, потому что всё, о чём я мечтал в детстве, исполнилось. Я вошёл в TOP-100 мирового рейтинга, я сражался на легендарных кортах планеты, я, в конце концов, сделал свою жизнь намного лучше и интереснее благодаря теннису. То есть, узнав себя полностью, можно сказать, я добился больших высот на корте. Возьмите Сафина. Все говорили, что Марат мог выиграть не два турнира Большого шлема в одиночном разряде, а пятнадцать. Но, поняв, какой он человек, я убеждён в одном: ему нужно памятник ставить за все его успехи в мировом теннисе. Потому что человек выжал из себя максимум и, естественно, его нельзя сравнивать с Рафаэлем Надалем или Роджером Федерером, поскольку они совершенно другие люди. Их величайшие победы – это то, что им по силам. Это их уровень. У меня то же самое. Для самого себя я достиг очень многого. Можно сказать, отработал на пределе своих возможностей, учитывая все переживания и, в целом, тяжести профессионального тенниса.

– Какие свои главные достижения вы можете отметить?

– Первый выход в финал на турнире ATP – St. Petersburg Open (2008 год). Играл тогда с Энди Марреем в решающем поединке и уступил англичанину. Но всё равно это было знаменательное событие: мне 21 год, я только начал выступать за Казахстан и сразу же пробился в финал престижного турнира. Затем отмечу 2010 год. Я наконец-то выиграл свой первый ATP в Гамбурге, а также помог Казахстану добиться исторического результата – сборная вышла в Мировую группу Кубка Дэвиса. Обыграли тогда Южную Корею, Китай и напоследок разгромили Швейцарию со счётом 5:0, о чём я уже говорил ранее. Сразу после триумфа в Астане я пробился в финал турнира ATP в Куала-Лумпуре. Проиграл тогда россиянину Михаилу Южному. Также я хотел бы отметить и 2014 год. Потому что на личном фронте я продолжал находиться в TOP-100 мирового рейтинга, а в Кубке Дэвиса мы едва не обыграли Швейцарию в четвертьфинале. В конечном счёте, Казахстан стал единственной сборной, кому удалось по-настоящему потрепать нервы будущему чемпиону. Например, с Сашей Недовесовым мы в паре положили на лопатки Роджера Федерера и Станисласа Вавринку – одних их сильнейших теннисистов планеты.

– Ответьте честно: у вас никогда не было мыслей, что, мол, зря я летом 2008 года окончательно разорвал отношения с Россией и начал выступать за Казахстан?

– Что вы! Я никогда не пожалел, что согласился тогда на предложение Казахстана. Наоборот, у меня пошёл серьёзный подъём в карьере, когда я начал представлять вашу страну на международной арене. Только выиграл от этого перехода.

– Вы сразу согласились?

– Нет. Перед тем как сказать своё "да", я прилетел в Астану, чтобы увидеть и понять, как именно Федерация хочет развивать теннис в Казахстане. Я хотел увидеть сам проект и его поэтапные цели, для меня это было очень важно и безумно интересно. Я хотел стать частью чего-то грандиозного и большого, в итоге так оно всё и вышло. С первого дня я почувствовал великолепное отношение к себе со стороны президента Булата Утемуратова. Долго уже не думал – соглашаться или нет. Конечно, соглашаться. До сих пор считаю, что сделал всё правильно тогда. Моя карьера резко пошла в гору.

- Вместе с вами в том году под казахстанский флаг перешли ещё семь россиян: Ксения Первак, Ярослава Шведова, Галина Воскобоева, Михаил Кукушкин, Евгений Королёв и Юрий Щукин.

– Если говорить в целом о натурализации иностранных теннисистов, то у меня сложилось следующее мнение. Я живу в Италии уже 15 лет и знаю, что очень много аргентинцев выступали и выступают за эту страну. Аналогичная ситуация наблюдается и в других государствах мира. Просто по-разному к ней относятся. Например, про Казахстан даже на международной арене говорят не очень хорошо: мол, пригласили россиян. А что тут такого? Я родился в СССР, у нас тогда была одна страна. Более того, мои родители три года работали в Узбекистане и переехали в Волгоградскую область незадолго до моего рождения. А если бы СССР развалился не в 1991 году, а в 1987-м, тогда они, может, и вовсе остались бы в Узбекистане. То есть я хочу сказать о том, что у нас была одна большая страна, просто исторически так вышло, что она распалась на отдельные республики.

– Однако не все в Казахстане были рады вашему приезду…

– Я не понимаю, почему этот переход до сих пор воспринимается людьми как что-то негативное для Казахстана. Наши успехи на международной арене стали только примером для местных ребят, которые благодаря им начали расти. К тому же любая натурализация – это только верхушка айсберга. Федерация за эти десять лет проделала тяжелейшую, но просто потрясающую работу. Построила в регионах теннисные центры с условиями не хуже, чем на Западе, наладила процесс в детско-юношеском секторе, обучает тренеров и судей, устраивает для них постоянно мастер-классы. У ребятишек появился шанс выбиться в люди через теннис. И это здорово! Так что подрастающее поколение должно дорожить этими великолепными условиями, которые создаёт для них Федерация во главе с Булатом Утемуратовым, потому что у нас таких условий никогда не было в России. Я до сих пор помню тренировки на "деревяшке", зимой, один час в день, шесть человек на корте, с 7 до 8 утра, просто на каком-то заводе, потому что там имелся теннисный корт.


Тимур Хабибуллин блестяще заменил Андрея Голубева в поединке с Аргентиной

Тимур Хабибуллин блестяще заменил Андрея Голубева в поединке с Аргентиной / Фото Андрея Ударцева

Даже если взять Диму Попко… Да, он родился в Санкт-Петербурге, но я считаю, что это проект уже Федерации тенниса Казахстана, потому что он переехал к нам в 14 лет. И с тех пор находится под крылом ФТК. Она полностью им занимается, создаёт шикарные условия, как и всем нам. Парень благодаря этому стремительно растёт. То же самое можно сказать и про Тимура Хабибуллина. Совсем неудивительно, что он так ярко заявил о себе в матче с Аргентиной в Кубке Дэвиса.

– В российском теннисе на тот момент всё было настолько плохо, что вы согласились на переговоры с Казахстаном?

– Когда мне исполнилось 15 лет, наша семья переехала в Италию. Так вот, за будущие четыре года мне из Федерации тенниса России никто даже не позвонил, не спросил, как мои дела, нужна ли какая-то помощь. И это притом что я входил в юниорскую сборную. Да, нас даже не приглашали потренироваться с национальной командой, за которую тогда выступали Николай Давыденко, Евгений Кафельников, Марат Сафин и Михаил Южный. А ведь для любого юниора это был бы шикарнейший подарок находиться рядом с такими мастерами. Вместо этого – гробовое молчание из России. Ни слуху ни духу. В итоге несколько лет спустя я и согласился выступать за Казахстан. Даже в Россию не ездил. В Италии и принял окончательное решение. Получается, что уехал из России в 2004 году, а вернулся туда только в 2008-м, когда играл на турнире ATP в Санкт-Петербурге, где уже, будучи казахстанцем, дошёл до финала.

– Вообще странно, что Россию покидают профессиональные теннисисты. Этот вид спорта всегда там был на особом счету…

– Когда президентом России был Борис Ельцин, то да. К теннису действительно относились очень внимательно. Но с тех пор уже много воды утекло. Менталитет людей, которые сейчас стоят у руля Федерации, я давно не понимаю. Такое ощущение, что им пофигу, полагаются на свой авось, может, мол, и прокатит. Например, вспомните наш прошлогодний матч с Россией за путёвку в Мировую группу Кубка Дэвиса в Москве – 1:3. В плане организации это был самый ужасный Кубок Дэвиса за всю историю Казахстана. Причём об этом говорят все. Даже сами российские теннисисты. Между нами, конечно. Просто публично они не могут это сказать.

Потом если взять российских звёзд, то все они выросли где-то. Николай Давыденко с братом тренировался в Германии, Марат Сафин, Игорь Андреев, Светлана Кузнецова – в Испании, Мария Шарапова – в США. Единственный, кто находился в России, – это Михаил Южный. Его с 12 лет тянет Борис Львович Собкин. То есть успех этих ребят был напрямую связан с их личной инициативой.

Одним словом, нет должного правления. Другое дело – президент Федерации тенниса Казахстана Булат Утемуратов. Он очень занятой человек, но, несмотря на это, он всё про нас знает: где тренируемся, у кого, на каких турнирах играем. Причём это касается не только ведущих теннисистов, но и молодых ребят. И вот когда такое прекрасное отношение у президента, вся Федерация потом правильно работает. А в России я этого не чувствую.

Теннис вообще в Казахстане развивается только благодаря Булату Утемуратову. Даже когда нас приглашали, он с каждым из ребят встречался. Прекрасно чувствует человека, не только средства выделяет. Порой дать деньги бывает легче всего. А здесь Булат Джамитович думал, кого взять, вникал, поскольку этот процесс требует сильных качеств. В итоге наша мужская сборная принесла Казахстану большие результаты в Кубке Дэвиса. Но почему? Потому что Федерация создаёт для нас великолепные условия, а в команде царит потрясающая атмосфера.

– В конце нашей беседы ответьте, пожалуйста, ещё на несколько вопросов. Если вы всё-таки решите завершить карьеру, то чем планируете заниматься в своей новой жизни?

У меня много разных интересов и идей. Пока я держу их при себе, развиваю. Сейчас мне нужно просто морально восстановиться после стольких лет в теннисе. Однако когда я прилетаю в Казахстан и тренируюсь с юниорами, то постоянно им что-то подсказываю, наблюдаю за ними. Тем не менее пока ничего конкретного не могу сказать. Если я действительно завершу карьеру, то, конечно, теоретически было бы правильнее пойти в личные тренеры уже к профессиональным теннисистам. Не к детям, потому что это два разных мира. У меня свежие знания именно с Pro Tour. Поэтому если их кому-то передавать, то, конечно, всё это будет актуально. У нас много ребят, не считая Кукушкина, Недовесова, Попко и Хабибуллина. Есть также Денис Евсеев, Достанбек Ташбулатов, Тимур Хасанов плюс остальные юниоры. Это очень важная должность. От личного тренера очень многое зависит. Прогресс теннисиста – в первую очередь.

– Прямо сейчас Федерация вам ничего не предлагает?

- Конкретных предложений со стороны Федерации насчёт моего будущего пока не было. Всё-таки инициатива должна в первую очередь исходить от меня. Никто ведь не будет заставлять меня делать то, чего я не хочу. Просто я ещё сам не определился со своим будущим. Карьеру теннисиста ведь ещё не завершил.

– Но вы готовы покинуть Италию ради жизни в Астане, если от Федерации поступит что-то серьёзное?

– Конечно. Но главное, чтобы от этого была конкретная польза. Просто так получать зарплату я не хочу. Не в моих правилах.


Экс-первая ракетка Казахстана добился больших успехов в карьере

Экс-первая ракетка Казахстана добился больших успехов в карьере / Фото Reuters

Досье Андрея Голубева

Дата рождения: 22 июля 1987 года.

Место рождения: город Волжский, Волгоградская область.

Гражданство:

  • Россия (1987 - 2008), Казахстан (2008 – по настоящее время).

Место в мировом рейтинге:

  • 585-е (одиночный разряд) и 334-е (парный разряд).

Что выиграл для России:

  • пятикратный победитель турниров серии ITF Futures (2005, 2006 годы), двукратный чемпион ATP Challenger (2007, 2008 годы). Лучшее место в мировом рейтинге: 132-е (одиночный разряд), 330-е (парный разряд). Участник Wimbledon и Australian Open.

Что выиграл для Казахстана:

  • одиннадцатикратный чемпион ATP Challenger (2008, 2009, 2012, 2013, 2014, 2016 годы), победитель турнира ATP (2010 год), победитель турнира серии ITF Futures (2013 год), в составе сборной страны чемпион Азиатских игр (2014 год). Лучшее место в мировом рейтинге: 33-е (одиночный разряд), 65-е (парный разряд). Многократный участник турниров Большого шлема – US Open, Roland Garros, Wimbledon и Australian Open.

Знаменитые теннисисты, которых побеждал Андрей Голубев в одиночном и парном разрядах:

  • Марат Сафин (Россия), Давид Феррер (Испания), Новак Джокович (Сербия), Радек Штепанек (Чехия), Михаил Южный (Россия), Миша Зверев (Германия), Юрген Мельцер (Австрия), Роджер Федерер (Швейцария), Николай Давыденко (Россия), Стан Вавринка (Швейцария), Томаш Бердых (Чехия), Флориан Майер (Германия), Диего Шварцман (Аргентина) и Томми Робредо (Испания).

Статистика Андрея Голубева в Кубке Дэвиса за Казахстан:

  • 24 победы – 12 поражений. Вместе с командой четыре раза доходил до четвертьфинала турнира.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter