Алмаз Шарман: Пандемия Covid-19 подходит к концу. Но это неточно

Алмаз Шарман / Фото из личного архива
Алмаз Шарман / Фото из личного архива

16 марта исполняется два года с начала введения в Казахстане режима ЧП в связи с угрозой коронавирусной инфекции.

13 марта 2020 года в Казахстане были зафиксированы первые четыре случая Covid-19. Спустя три дня в стране был введён режим ЧП, ещё через три дня – строгий карантин в Нур-Султане и Алматы.

Спустя два года, 13 марта 2022 года, впервые за очень долгое время в Казахстане не было зарегистрировано ни одной смерти от ковида или коронавирусной пневмонии. В стране смягчаются коронавирусные ограничения, на улице уже можно не носить маски, разрешили выходить на работу невакцинированным сотрудникам, отказались от использования приложения Ashyq и термометрии.

Президент Академии профилактической медицины, член Американской ассоциации здравоохранения Алмаз Шарман в интервью корреспонденту Informburo.kz рассказал о последних новостях пандемии в мире и Казахстане.

Алмаз Шарман / Фото из личного архива

Алмаз Торегельдиевич, многие страны, в том числе и Казахстан, поэтапно смягчают ограничения из-за ковида. Это значит, что пандемия подошла к концу? Возможно, пора подводить хотя бы промежуточные итоги, как мы прошли это испытание?

– Да, нынешняя пандемия пошла на угасание. Очень надеюсь, что "Омикрон" – последний вариант коронавируса, который вызвал переполох.

Он чрезвычайно заразный, но менее болезнетворный, об этом я говорил ещё в ноябре прошлого года. У него 52 мутации, но некоторые из них взаимоисключающие.

Пандемия пошла на угасание, но впереди нас ждут угрозы новых пандемий, мы должны быть готовы к этому. Нужно подводить итоги и извлекать уроки. За два с небольшим года было сделано много положительного, но были и ошибки, и недочёты. Их надо анализировать и исправлять.

Как вы считаете, какие уроки мировая медицина, и казахстанская в частности, вынесли из этой пандемии? Чему-то научились?

– Не так давно была опубликована большая научная статья, где мои коллеги проанализировали то, как разные страны справились пандемией.

Изучали много характеристик, в том числе степень развития здравоохранения, количество больниц, доступность вакцин и другие. Оказалось, что наиболее важным фактором, как это ни странно, явилось доверие граждан к своему правительству и медикам.

В этом смысле наиболее продвинутой страной оказалась Дания, где почти 90% населения доверяют своему руководству и здравоохранению. Соответственно, 90% датчан получили обе дозы вакцины. К таким странам относятся Южная Корея и даже Вьетнам. Там степень заражения оказалась самая низкая в мире.

Второй показатель – это степень готовности медицинской системы к таким угрозам. И в этом смысле страны Юго-Восточной Азии оказались хорошо подготовлены.

Тот же Сингапур, та же Южная Корея пережили несколькими годами ранее другие коронавирусные эпидемии – SARS, MERS. В их клиниках установлены специальные приточно-вытяжные системы вентиляции, отлажен процесс приёма пациентов, их распределение и госпитализация. Местные больницы оснащены в достаточном количестве оборудованием для искусственной вентиляции лёгких.

В этих странах даже когда система фокусировалась на одной инфекции, не страдали другие сегменты здравоохранения, в том числе родовспоможение, онкологическая помощь.

К сожалению, в последнюю пандемию в Казахстане очень сильно выросла материнская смертность, особенно в Алматы.

Это связано с тем, что помощь была недостаточно доступна. Наверное, это один из наших уроков: другие службы здравоохранения не должны страдать, даже если все силы отданы на борьбу с коронавирусом. Надо к этому подходить комплексно .

На ваш взгляд, насколько отечественная система здравоохранения профессионально и своевременно реагировала на изменения эпидемиологической ситуации?

– Конечно, мы не всегда были оперативны. Но это касается не только Казахстана. Мир впервые столкнулся с такой инфекцией.

До мая 2020 года вся мировая общественность думала, что это обычная респираторная дыхательная инфекция. Только в июне-июле 2020 года учёные поняли, что это системное заболевание. 

Долгое время не понимали, насколько важно носить маску. Медицинская общественность была в какой-то степени растеряна. Сейчас все понимают, что у коронавируса аэрозольный путь передачи инфекции. В таких условиях очень важно носить маски, соблюдать социальную дистанцию, избегать людных мест.

Казахстанские школьники в масках / Фото Informburo.kz

Вроде это было понятно с первого дня, но приоритеты были расставлены неправильно. Да, мыть руки – важно, но носить маски – ещё важнее. Аэрозольная инфекция распространяется как сигаретный дым. Здесь самое важное – защитить дыхательные пути.

Ношение масок до сих пор вызывает скепсис у части врачей. Они уверяют, что размеры вируса слишком малы, чтобы маски их задерживали. А вы как считаете?

– Я не знаю, у каких специалистов ношение масок вызывает сомнения. Есть консенсус всех разумно мыслящих медиков, что маски в значительной степени защищают от коронавируса, по крайней мере на 90%.

Да, у вируса размеры микроскопические, но распространяется он аэрозольно. И маски действительно защищают. Носят обычно хирургические маски, они неплохо защищают. А есть ещё респираторы N-95, они вообще дают великолепную защиту.

"Омикрон" способен очень быстро распространяться, то есть он очень заразный. В основном этот вариант вируса локализуется в носовой полости и носоглотке. И когда человек дышит или чихает, в большом количестве выделяется слизь, которая распространяется вокруг.

В каких еще вопросах мы оказались не на высоте?

– В Казахстане, к сожалению, оказался низкий уровень вакцинации населения. Мы долго не могли завезти МРНК-вакцины. В этом плане были определённые недочёты, но похожие проблемы были и в Америке, и в других странах.

Уровень вакцинации в Казахстане оказался низким, многие не доверяют в достаточной степени медицинской общественности. Поэтому нужна очень серьёзная информационная работа. Вернёмся к Дании. Её премьер-министр во время пика пандемии в стране буквально  не сходила с экранов телеканалов, из соцсетей.

Она постоянно выступала и разъясняла. Она понимала, что разъяснительная работа – это не только дело медицинской общественности, все должны в этом активно участвовать.

Или взять премьер-министра Новой Зеландии. Она возглавила борьбу с пандемией, и страна тоже на передовых позициях по многим показателям. Когда такие пандемии начинаются, все должны быть задействованы.

Многие казахстанцы вакцинировались, кто-то уже ревакцинировался. Что нас ждёт дальше? Как долго ещё придётся ставить вакцины – раз, два, всю оставшуюся жизнь?

– Мы все понимаем, что есть три пути защиты от коронавируса. Первое – это общие противоэпидемические меры (в их числе ношение маски и социальная дистанция). 

Второе – вакцинация. Вакцины разработаны очень эффективные, но они, к сожалению, не защищают на 100%. Я, например, получил полный комплект вакцины и бустерную дозу. Могу сказать, что до сих пор инфекция обходила меня стороной. Очень надеюсь, что это надолго.

Вакцинация от Covid-19 в Казахстане / Фото Informburo.kz

 Третье – это лекарства. Сейчас разработаны эффективные препараты, один из них паксловид. Я надеюсь, что его произведут в достаточном количестве, чтобы принимать в течение первых пяти дней после начала симптомов. Он очень эффективно защищает от тяжёлых форм вируса.

Учёные мира много работают в этом направлении. Думаю, что при следующей пандемии, если она наступит, в арсенале медиков будут и вакцины, и лекарства. Мы сумеем защититься.

Повторюсь, я очень надеюсь, что "Омикрон" – это последняя вспышка коронавируса, но не могу гарантировать на 100%. Не исключено, что возникнет новый вариант, а за ним и новый виток. И тогда нам придётся получить ещё одну ревакцинацию, чтобы защититься.

Встречается информация о варианте коронавируса "Дельтакрон". Он представляет опасность для людей?

– Он появился, когда вариант "Дельта" ещё не угас и появился "Омикрон". Какое-то время, и в Казахстане тоже, часть людей заражались "Дельтой" (это тяжёлый вариант, когда трудно было отличить), а у некоторых было более лёгкое течение болезни – "Омикрон". Речь не идёт об особом смежном варианте, скорее речь идёт о периоде эпидемии, когда заболевали двумя разными вариантами вируса. И это явление прозвали "Дельтакрон".

Сейчас доминирует "Омикрон", по сводкам наблюдаем, что смертность значительно упала. Это очень хорошо, потому-то я надеюсь, что пандемия реально пошла на угасание.

До сих пор недоумение вызывает отдельная статистика по пневмонии с признаками коронавирусной инфекции, которую ведут в Казахстане. Это изобретение отечественного здравоохранения или в мире ещё где-то так считают?

– Дело в том, что ПЦР-тест не является точным тестом. У него высокая специфичность. Если тест получается положительным, то в 99% случаев речь идёт о коронавирусе. Но проблема в том, что у него чувствительность ниже, чем у других тестов. Видели, как проводится тестирование? Засунули в носоглотку палочку с тампоном. Он может захватить слизь с вирусом, а может и не захватить.

То есть у пациента может по всем клиническим признакам быть пневмония, а ПЦР-тестирование окажется отрицательным. Но это не говорит о том, что у него нет ковида. Поэтому и решили в Минздраве вести двойную статистику. В некоторых странах тоже так поступают, в других – доверяют клиническому мышлению врачей, соглашаются с их диагнозами. Они даже тестирование не проводят, если врач ставит диагноз "ковид".

Здесь нет лукавства медиков, они просто выполняют свои формальные обязанности. С другой стороны, сейчас в значительной степени упала статистика заболеваемости. Но, думаю, это не потому что мало таких случаев. Просто очень многие легко переносят: подумаешь, насморк… Поэтому не тестируются и к врачам не обращаются.

По статистике в Казахстане зафиксировали свыше 1,3 млн случаев Covid-19, некоторые пациенты жалуются на осложнения после ковида. Существуют ли какие-то универсальные рекомендации, как быстрее восстановиться?

– Универсальных рекомендаций, конечно, нет. Понятно, что при осложнениях нужно идти к врачам. Но постковидный синдром – это целый комплекс осложнений. Я полтора года об этом говорю.

Летом 2020 года стало понятно, что ковид для 15–20% переболевших не проходит бесследно. Я лично знаю пациентов, у которых выявляется после ковида не только фиброз лёгких, могут быть и диабет, и сердечно-сосудистые осложнения, и мозговые нарушения. Я бы сказал, что постковид – это тоже своего рода пандемия.

Универсальных рецептов не существует, но хочу рассказать об одном парадоксальном наблюдении.

Тем, у кого постковид, я сам рекомендовал вакцинироваться. И как ни странно, у некоторых после бустерной вакцинации (третья вакцина против Covid-19. – Ред.) проходили признаки постковидного синдрома. Дело в том, что в научной среде предполагают, что у некоторых переболевших пациентов остаются фрагменты вируса, которые и вызывают головные боли, раздражение, другие осложнения.

Медики изучают эту тему и в отношении цитомегаловируса, который вызывает похожие инфекции. Может развиваться аутоиммунное состояние.

По постковиду проводят исследования специалисты разных стран. В Казахстане в Национальном кардиохирургическом центре, расположенном в столице, врач-кардиолог Махаббат Бекбосынова набирает пациентов и разрабатывает методы лечения постковидных состояний. Это очень интересное и перспективное направление, о результатах которого мы, надеюсь, услышим в ближайшее время.


Читайте также:


 

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

  Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

  Если вы нашли ошибку в тексте на смартфоне, выделите её и нажмите на кнопку "Сообщить об ошибке"

Популярное в нашем Telegram-канале

Новости партнеров