– Согласно появившейся на рынке информации, в частности, заявления главы Ассоциации горно-добывающих и металлургических предприятий Николая Радостовца, IPO "Казахстан Темiр Жолы" может быть отложено на 3-5 лет. Можете ли вы это как-то прокомментировать?

– В настоящее время Фондом совместно с Правительством РК проводится большая работа по обеспечению стабильной, безубыточной работы КТЖ, а также реструктуризации текущей задолженности, формирования оптимальной структуры активов. Мы считаем, что компания будет более интересна для инвесторов после завершения этой работы, на которую потребуется определённое время.

– Я так понимаю, что вы жёстко не привязываетесь к срокам. У вас нет какого-то там фиксированного плана или графика, вы смотрите на состояние рынка и на то, насколько вам удобно в этот момент выводить на него акции?

Сроки определены Постановлением Правительства, в котором программа приватизации планируется к завершению в 2020 году, это для нас основной индикатор. Распределение компаний по годам в нашем понимании – это степень готовности компании к IPO. Тем компаниям, которым требуется немного больше времени, мы даём возможность выйти на IPO в более поздний период, те компании, которые уже готовы, которые провели достаточно серьёзную предварительную работу, имеют перспективу успешного размещения, мы ставим на более ранний период времени. Но и опять же нужно понимать, что для нас очень важны настроения пула квалифицированных инвесторов, наличие соответствующих лимитов средств на наш регион, наличие интереса к инвестиционной истории тех или иных компаний, состояние рынка. Все факторы, способствующие успешности IPO, принимаются во внимание в определении конкретной даты размещения.

– Если исходить из того, что задача Елбасы была поставлена – сократить долю государства в экономике, – то какова идеология самой программы приватизации? Получить прибыль или сократить долю и передать непрофильные и сервисные активы в конкурентную среду?

– Любая приватизация подразумевает несколько целей. Все те цели, о которых вы говорили, имеют место быть. Про программу передачи активов в конкурентную среду мы уже говорили – это снижение доли государства до 15% в экономике страны. Интерес Фонда, как акционера – это достижение справедливой стоимости при реализации активов. Для того, чтобы обеспечить эффективное размещение привлекаются соответствующие консалтинговые компании, международные оценщики, инвестиционные банки – консультанты, мандатом которых является именно защита интересов акционеров при приватизации. Наши цели – и либерализация экономики, и получение справедливой цены за продаваемые нами активы.

– То есть цели приватизировать любой ценой, условно говоря, за 1 тенге, у вас нет?

– Нет. Такой однозначно цели нет. У нас достаточно хорошо прописаны все процедуры, регламентированы процессы принятия решения в Фонде. Мы учитываем факторы справедливой цены.

– Есть ли какие-то ограничения в программе приватизации? Есть ли определённые приоритеты, например, национальным инвесторам продавать или иностранным или же все равны? Поскольку помимо важных структурообразующих компаний, есть ещё и ключевые инфраструктурные объекты. Есть ли тут ограничения для иностранных инвесторов?

– Основной подход един для всех потенциальных участников данного процесса. Мы не делаем никаких разграничений и приглашаем всех потенциальных инвесторов принимать участие в программе приватизации. В таких активах, как, например, стоящий сейчас на продажу "Морской порт Актау", никаких ограничений нет. Более того, мы призываем все заинтересованные стороны, в том числе российских интересантов, принять участие в данном конкурсе. Ограничения, про которые вы говорите, относятся к стратегическим активам, на отчуждение которых необходимо согласование со стороны соответствующих государственных органов, также имеются вопросы, связанные с международным правом, где необходима определённая доля государства. На этапе формирования конкурсной документации это всё оговаривается. И опять же, по согласованию с нашими консультантами, инвестиционными банками мы предлагаем формулу реализации данного актива. Если это прямая адресная продажа, то устанавливаются соответствующие квалификационные требования для потенциального участника, потенциального инвестора, которые в рамках действующего законодательства полностью регулируют выполнения требований по реализации стратегических активов или социально значимых активов.

Мы готовы рассмотреть возможность прямой адресной продажи 10% акций "Казахтелекома"

– Относительно предстоящих в этом году IPO "Эйр Астаны" и SPO "Казахтелекома". Какие площадки вы рассматриваете для размещения, каков будет размер пакетов, выводимых на рынок, от чего зависит выбор площадки? В частности, в прошлом году заработал Международный финансовый центр Астана, где начала функционировать биржа. Будете ли вы отдавать приоритет этой площадке? Или это будет Лондон, Шанхай, Гонконг, российские площадки?

– Что касается доли, то максимальная планка размещения пакетов данных компаний – 25%. Однако каждый случай индивидуален и мы, безусловно, отталкиваемся от рекомендаций наших инвестиционных консультантов, банков, о которых я говорил. Главной целью является успешность размещения. Критичным является необходимый пул инвесторов, заинтересованных в той или иной компании, наличие ликвидности. В результате такой работы принимается окончательное решение. В качестве примера приведу опыт "Казатомпрома", размещение акций которого прошло одновременно на Лондонской бирже и МФЦА. Мы изучаем и другие площадки, рассматриваем Гонконг и Шанхай.

Как я уже говорил, каждый случай будет зависеть от целого комплекса факторов. Мы не отвергаем ничего и открыты к рассмотрению возможностей. В частности, при подготовке к предстоящему SPO "Казахтелекома" изучали также возможности Санкт-Петербургской биржи. По сроку – мы будем ждать инвестиционного окна и будем исходит из того, чтобы нам получить справедливую стоимость размещения при продаже наших акций.

По "Казахтелекому" достаточно высокая степень готовности, мы получили наши корпоративные решения, и мы сейчас ждём завершения отчёта инвестиционных банков – это JP Morgan и ВТБ – в том числе, и по подготовке проспекта эмиссии. Результаты road-show подтвердили наши ожидания в части возможности размещения не менее 10 % от общего пакета акций, и пока при выборе площадки мы ориентируемся на МФЦА, в соответствии с корпоративными решениями, но не отвергаем другие сценарии возможного решения вопроса.

– После нескольких сделок на рынке у "Казахтелеком" увеличилась долговая нагрузка. Кроме того "Казахтелеком" стал доминантом ещё и на рынке мобильной связи, а, следовательно должен подпадать и под антимонопольное регулирование. Второй момент – судебный конфликт с миноритариями. Окажет ли это влияние на сделку?

В порядке заданных вопросов. По доминирующему положению: мы считаем, что это улучшит шансы по размещению "Казахтелеком". У нас достаточно эффективное антимонопольное законодательство и по защите, и по обеспечению конкуренции. Наличие доминирующего положения в первую очередь говорит о рыночной доле компании и её роли на данном рынке, а также о необходимости принятия соответствующих внутренних политик и стратегий, чтобы сохранить данную долю рынка. Мы считаем, что в "Казахтелеком" достаточно эффективный менеджмент, чтобы справиться с этой задачей. Все процедуры прозрачны, они разработаны в соответствии с рекомендациями международных финансовых институтов в части методики и подхода к регулированию сектора, и мы не видим осложнений в этом случае для нашего размещения.

Конфликт с миноритариями находится уже в стадии завершения. Уже с большинством добросовестных акционеров достигнуты соглашения по урегулированию спора, определены коэффициенты выплат, утверждена Советом директоров методика возмещения данных затрат, определены другие технические аспекты, связанные с данным спором. А именно – это применение аудированной финансовой отчётности на конец года, это вопрос: на какую дату должна использоваться цена – на момент объявления сделки или на момент подачи заявления о возмещении средств, – всё это является техническим. Мы ожидаем в ближайшее время полного завершения данного спора и урегулирование всех возможных противоречий между акционерами и компанией.

– Вы продаёте 10% от общего пакета или своего пакета акций?

– От общего пакета. В результате наша доля в компании с 51% будет снижаться до 40%. Мы параллельно ведём работу с потенциальными стратегическими инвесторами. В рамках презентации Фонда на площадке Nasdaq Dubai был проведён инвестиционный форум, в ходе которого были представлены презентации наших компаний, и мы обратили внимание на наличие интереса со стороны квалифицированных инвесторов, в том числе крупных участников ближневосточного телекоммуникационного рынка. То есть мы параллельно работу ведём – если мы, как акционеры, продающие долю, увидим серьёзного партнёра, соответствующего требованиям, предъявляемым партнёру, мы готовы рассмотреть возможность прямой адресной продажи.

– Это будет SPO плюс продажи ещё какого-то пакета, или этот пакет 10% вы готовы…

– Именно этот пакет мы готовы предложить. До тех пор, пока мы не объявили о способе приватизации окончательно, до тех пор, пока не объявили, что идём на SPO, если в этот период мы увидим наличие интереса, мы готовы пересмотреть наши решения.

FlyAristan войдёт в периметр IPO "Эйр Астаны"

– Эйр Астану вы хотите продавать путём IPO, а не стратегическому инвестору?

– Пока мы рассматриваем вариант IPO.

– Каков размер доли, которую вы собираетесь продавать в "Эйр Астане"? Сейчас у Фонда 50% плюс 1, а остальное у британской BAE Systems plc. Если вы уменьшите свой пакет, то британская компания получит преимущество в акциях.

– Эти факторы находятся сейчас у нас в стадии изучения. Пока и мы, и акционеры из Великобритании выразили заинтересованность в возможной продаже пакета акций. Окончательного решения ещё не принято, оно будет сформировано с учётом мнения наших партнёров и по предложению банков-консультантов.

Что ещё будет важным. Мы запустили проект лоукостера под названием FlyAristan,1 мая состоялся первый рейс, это 100% дочка Эйр Астаны и она будет входить в периметр IPO.

– А Qazaq Air?

– Он стоит в программе приватизации. В настоящее время мы проводим ряд мероприятий по подготовке к приватизации.

– Каков предполагаемый размер пакета Qazaq Air, который будет выставлен на продажу?

– У нас сейчас пока проходят предварительные мероприятия, мы планируем что их закончим в первом полугодии 2019 года. То есть к вопросу формата приватизации мы приступим во втором полугодии.

Румынский актив будет продан как часть "КазМунайГаза" в рамках IPO

– "КазМунайГаз", который в плане на IPO в 2020 году, провёл сделку по консолидации своих активов путём поглощения дочернего АО "Разведка и добыча КМГ". Однако часть активов, а именно доли Казахстана в крупнейших проектах, в частности Кашаган, находившиеся ранее на балансе КМГ, были переданы в Фонд. Планируется ли перед IPO их обратная передача?

– Все базовые подходы – такие как размер сделки, размер размещения, периметр сделки – являются предметом подготовительной работы к IPO компании. Мы уже вступили в активную фазу, привлекли координаторов, совместно с которыми будем формировать наиболее интересный для потенциальных инвесторов пакет, что позволит обеспечить соблюдение интересов акционеров и успешное размещение компании. Это базовые критерии, из которых мы будем исходить при продаже доли "КазМунайГаза", и мы будем информировать заинтересованные стороны в установленном порядке о промежуточных этапах этой работы.

– Какова судьба зарубежного актива КМГ компании KMGI, которая раньше называлась Rompetrol и в которую входили два нефтеперерабатывающих завода в Румынии и сеть автозаправок в Европе? Было объявлено о продаже этого актива китайской CEFС. В результате проблем у китайцев сделка сорвалась. Будете ли вы вновь выставлять этот актив на продажу? И в целом каковы в отношении него планы?

– Менеджмент КМГ видит перспективы в развитии данных активов. Всего в группу KMGI входит порядка 30 компаний. По решению Госкомиссии они включены в периметр IPO КМГ, то есть мы не планируем отдельную продажу этих активов на этом этапе, а будем их консолидировать при выводе на IPO КМГ.

– Войдут ли в периметр сделки по КМГ – "Казтрансойл" и "Казтрансгаз"?

– Да. Данные компании в периметре IPO.

Мы понимаем, что можем доразместить акции "Казатомпрома", но пока не готовы это сделать

Вы разместили осенью в Лондоне и МФЦА 15% акций "Казатомпрома", но были планы и заявления, что планируется разместить 25%. Как вы оцениваете этот опыт, учитывая что размещение прошло по нижней границе, а также предполагаете ли вы доразмещение оставшихся 10%?

– Размещение прошло на двух площадках: Лондонской бирже – 13%, и бирже Международного Финансового Центра Астана (МФЦА) – 2%. Очень успешное размещение. Мы разместились по справедливой цене. Вы правы, говоря о том, что мы уложились в диапазон цен ближе к нижней границе. Объём вырученных средств – 480 млрд тенге. Но при этом нужно отметить как плюс и для Фонда, как основного акционера и для других инвесторов, что рыночная стоимость компаний с момента размещения выросла более чем на 25%. И это говорит о том, что размещение является интересным и выгодным.

По дальнейшему пакету. Действительно, изначально планировалось разместить 25%, и мы понимали, что интерес к данному сектору бизнеса сохраняется, то есть появился интерес у инвесторов, многие верят в перспективу атомной энергетики. В этой связи мы понимаем, что при необходимости можем оставшийся наш пакет доразместить на рынке в рамках процедуры accelerated book building. В настоящий момент мы не видим в этом необходимости, исходя из внутренней политики Фонда. Это в стадии изучения в данный момент. Иначе говоря, мы понимаем наличие такой возможности, но пока не готовы ее реализовывать.

– Если будет доразмещение, где будет проходить МФЦА?

– Очень много факторов влияет на это, в основном – ликвидность, наличие инвесторов, для которых площадка должна быть комфортна, это наличие соответствующей структуры. В принципе, мы отмечаем, что МФЦА необходимой инфраструктурой обладает.

– Две компании Фонда KEGOC и KazTransOil размещались в формате народного IPO. Будете ли вы продолжать эту практику?

В Казахстане очень успешный опыт народного IPO. И KEGOC, и KazTransOil показали существенный рост стоимости акций, и огромный интерес среди населения в части инвестирования в стабильные активы. В этой связи мы не исключаем народное IPO, как возможный сценарий IPO для той или иной компании, подразумевая, что в Казахстане уже сформировался класс квалифицированных инвесторов, а также появляется молодёжь с опытом инвестирования в различные инструменты, обладающая новыми навыками и знаниями, риск-аппетитом.

Более того, как пример: когда мы собирали заявки на IPO "Казатомпром", 2700 участников, физических лиц по Казахстану подали заявки, а если говорить о других компаниях, то подразумевается, что данный интерес будет расти. Как форма размещения, когда мы говорим об IPO, мы подразумеваем, что как один из возможных вариантов может быть и народное IPO.

Общий доход от реализации активов в рамках программы приватизации составил около 900 млн долларов

– Если объект является проблемным и не продаётся, что вы делаете с ним? Откладываете продажу или ликвидируете предприятие?

– Каждый объект является уникальным, и к каждому мы осуществляем индивидуальный подход. Были в нашей практике объекты, которые было сложно продать. Однако отсутствие покупателей не всегда свидетельствует о том, что конкретный актив не нужен экономике. Необходимо принимать решение о ликвидации объекта тогда, когда мы приходим к выводу, что данный актив не имеет значимости, разрушает нашу стоимость и является токсичным. В таком случае мы принимаем решение о его ликвидации.

В случае отсутствия покупателей имеются свои пути решения. Предположим, если местные исполнительные органы заинтересованы в получении и развитии, например, аэропортов, то мы передаём такие активы в местные исполнительные органы, так как понимаем, что каждый аэропорт существенно влияет на реализацию региональной экономической политики и развитие региона в целом. Так, недавно мы вынесли на государственную комиссию вопрос о передаче трёх аэропортов и получили соответствующее согласование. Советом директоров было принято решение о передаче активов местным исполнительным органам власти.

В целом, в 2014 году было чётко сформулировано поручение Президента Нурсултана Назарбаева по повышению эффективности экономики Казахстана за счёт вывода государственных активов в конкурентную среду и привлечения частных инвесторов. В результате Правительством Казахстана была принята комплексная программа приватизации Фонда, которая включает 190 активов Фонда. Они разбиты на 3 уровня.

1 уровень – 9 активов, в данном случае речь идёт об активах национальных компаний, подразумевается способ приватизации IPO, SPO или продажа стратегическим инвесторам. 2 и 3 уровень – это 181 актив среднего размера. Здесь предусмотрены другие формы выводов активов, например: двухэтапный конкурс, электронный аукцион, возможно, прямая адресная продажа стратегическому инвестору.

Из 181 актива 86 уже реализованы, 61 актив направлен на реорганизацию и ликвидацию, и 14 активов в процессе реализации или подготовки к торгам. Это часть активов "КазМунайГаз", в частности, сервисные компании, компании, связанные с туристическим бизнесом, по активам "Казатомпром" – кластер по производству солнечных панелей, каустической соды, по "Казахстан Темiр Жолы" – активы, связанные с железнодорожной промышленностью, логистические активы. Имеются в виду заводы по строительству вагонов, рельсобалочные заводы. По "Самрук-Энерго" есть актив "Тегис Мунай", компания, занимающаяся в настоящий момент разведкой газового месторождения на юге Казахстана.

Что касается финансовых результатов, то общий доход от реализации активов в рамках программы приватизации составил 346 млрд тенге (около 900 млн долларов).

– Ситуация с активами Фонда за рубежом, которые сейчас под арестом. Насколько это критично для инвесторов?

В соответствии с международными и казахстанскими законами, и правоприменительной практикой компании не несут ответственности по обязательствам своих акционеров. Это базовый подход ведения бизнеса. В этой связи мы уверены в справедливом решении международных судов, арбитражей, связанных с арестом наших активов.

Мы видим здесь тактику контрагентов по спорам, которые через арест наших активов пытаются оказать давление на наше Правительство в части выполнения тех или иных решений, то есть этот вопрос находится в правовой плоскости. Наша позиция по данному вопросу достаточно чётко была озвучена председателем правления Фонда Ахметжаном Есимовым. Насколько мы знаем, Минюст РК сейчас разрабатывает механизм, который позволит исключить такие варианты, которые в будущем смогут привести к аресту наших активов по международным спорам Правительства РК.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter