Танцевальный бум в Казахстане набирает обороты. Количество таких студий и школ в стране растёт в геометрической прогрессии. На одном из национальных телеканалов успешно завершилось танцевальное шоу. Наш сегодняшний собеседник – один из тех, кто будет представлять Казахстан на чемпионате мира по уличным танцам. О шансах нашей страны на мировое признание informburo.kz рассказал известный танцор Алмас Уромбаев.

- Алмас, за последние семь лет ты завоевал огромное количество личных и командных наград. Многие говорят, что ты "выстрелил" и сегодня являешься одним из лучших уличных танцоров страны. Как складывалась твоя карьера?

- Я начал заниматься танцами 11 лет назад, в 2010 году занял 2-е место на чемпионате СНГ в России. На тот момент мне было всего 16. Затем последовали победы на казахстанских чемпионатах: в 2011, 2012, 2013 годах. Самое крупное достижение сейчас – первое место на конкурсе World of Dance в 2016 году в Орландо, США. Всего выиграл семь американских соревнований, пока жил там. Сейчас грядут очень большие события. В марте я еду представлять Казахстан во Францию, в Париж, на чемпионат мира Juste Debout. А в мае буду судить конкурс World of Dance, который выиграл год назад. Организаторы сделали так, что в этом году это соревнование станет телевизионным шоу. Продюсировать World of Dancе будет певица Дженнифер Лопес. Уверен, это будет огромное шоу, которым будет теперь заниматься компания NBC (крупнейшая телекомпания США. – Авт.). Вот позвали меня в качестве судьи.

- Что вообще сегодня происходит в мире: регулярно выходят кинофильмы о танцах, с телеэкранов не сходят многочисленные шоу различных форматов. Почему сегодня именно такой тренд, как ты считаешь?

- Я не помню, чья именно это цитата, но там говорится о том, что танцоры – это одновременно и актёры, и музыканты, и спортсмены, и атлеты. То есть нужно тренироваться, как спортсмен, нужно быть артистичным, как актёр, нужно быть музыкальным, как те, кто профессионально занимается музыкой. Поэтому, я думаю, со временем с приложенным трудом всё это окупается. И сейчас, к счастью, во всём мире усилия танцоров выливаются во что-то более популярное и медийное.

- Поездка в США стала поворотным моментом в твоей карьере и жизни. Ты поехал учиться, но вернулся с победами и славой. Что же произошло с тобой за океаном?

- По специальности я электроэнергетик, электрик. Что удивляет очень многих людей, потому что танцор и энергетик в одном лице – я, наверное, один такой уникальный экземпляр. Поехал в США с целью повысить свой уровень именно в области электроэнергетики, поступил в университет Южной Флориды, отучился там год. И параллельно, уже в свободное время, занимался танцами. Так получилось, что успехи – и там, и там – были довольно серьёзными.

- Энергетик и танцор – конечно, очень необычное сочетание. Это потому, что ты уверен, что танцами не заработаешь на жизнь? И вообще реально ли это сделать в Казахстане?

- На данный момент, к сожалению, нет. Я считаю себя одним из тех, кто является первым поколением казахстанских танцоров в стиле паппинг (от англ. Popping – стиль танца, основанный на сокращении мышц. – Авт.) и вообще в хип-хоп-культуре. И поэтому надеюсь, что именно мы как раз и проложим путь тем детям, которые начинают сейчас заниматься. Им уже будет легче, они смогут этим зарабатывать на жизнь. Мы проводим соревнования, привозим гостей из-за рубежа, чтобы брать у них мастер-классы, чтобы свой повысить уровень. Чтобы дети, которые занимаются здесь, посмотрели на мастерство профессионалов. Бывает, что у нас 16-17-летние парни и девушки организовывают огромные фестивали, привозят гостей, влезают в огромные долги в сотни тысяч тенге, но при этом делают всё для своего любимого дела. Если у нас появится какая-то поддержка – это было бы вообще замечательно. И тогда я даже не представляю, какой огромный взрыв будет именно в танцевальной культуре.

- Выступления и популярность певца Димаша Кудайбергенова в Китае, истории других молодых и талантливых ребят из Казахстана говорят о том, что в нашей стране очень сложно порой добиться признания. Почему, на твой взгляд, многим приходится уезжать из страны, чтобы реализовать свой потенциал?

- У нас, скажем так, ещё немного консервативные взгляды на творчество. В нашей стране, к примеру, в танцах, если у тебя нет плие (балетный термин, обозначающий сгибание одной либо обеих ног. – Авт.), балетной классической школы, ты не считаешься серьёзным танцором, профессионалом своего дела. Возможно, со временем это придёт. Может, с Запада, а может, какое-то своё осознание появится.

- Живя в США ты, наверное, не раз задумывался о профессиональной танцевальной карьере, видел, как там работает эта индустрия. А в Казахстане ты смог бы стать у истоков чего-то подобного: поставить всё на профессиональные, коммерческие рельсы, став танцевальным менеджером?

- У меня настолько долгосрочных планов пока нет. Сейчас я хочу повысить свой уровень, пока я молодой, пока есть свободное время и могу выезжать. На первом месте стоит всё равно семья, на втором – учёба, на третьем – занятия танцами. Просто так получается, что я могу позволить себе всё совмещать. Успевать везде и добиваться хороших результатов. По поводу того, чтобы стать во главе развития танцевальной индустрии в Казахстане, думаю, что в нашей стране всё возможно. Потому что сейчас открывается огромное количество танцевальных студий. Вокруг только одного моего дома три или четыре таких работают, и открывается студий всё больше. Это здорово, но главное, чтобы там были компетентные преподаватели.

- Можешь просто объяснить, что же такое танцевальный стиль паппинг, в котором ты выступаешь? На что это похоже, и почему паппинг становится таким популярным?

- Паппинг - это фанковый танцевальный стиль, который зародился в 70-х годах XX века в Калифорнии, в США. Он основывается на сокращении мышц под музыку. Такие вздрагивания мышцами, остановки внезапные. Всё, что раньше называли стилем робота, волнами, электрик-буги, верхним брейком – это всё сейчас переросло в отдельный самостоятельный стиль с огромным количеством техник, истории и всего прочего. Он сейчас называется паппингом. Танцуется под музыкальные направления, которые называются джи-фанк, пи-фанк, танцуются иногда под хип-хоп, под соул. Паппинг очень обширный, нет никаких рамок. Именно за счёт обмана зрения, за счёт какого-то замедления, за счёт резких каких-то движений. Это радует глаз, и людям очень интересно наблюдать. Всегда очень бурная реакция, когда они видят папперов (танцующих в стиле паппинг. – Авт.).

- Стиль паппинг предполагает, что танцор должен на высоком уровне владеть собственным телом. Вообще профессиональные танцы - это большие физические нагрузки. Почему, на твой взгляд, не у многих получается добиться успеха?

- Результат, в первую очередь, дают упорство и желание. Если человек не совсем серьёзно настроен добиться успеха в танцах и в паппинге в частности, то, я думаю, неэффективно тратить огромное количество времени на тренировки. Чтобы добиться хорошего уровня мастерства в паппинге, к примеру, корейцы, которые являются действующими чемпионами мира, занимаются минимум по 5 часов в день. Когда я был в Южной Корее, моя подруга, девушка по имени Анджи, тренировалась с 4-5 часов дня до 10 вечера. Затем она шла на массаж, потом возвращалась и продолжала тренироваться до 4-5 часов утра. Потом спала, шла на учёбу, работу, а затем снова уходила тренироваться. И так каждый день. Это вообще что-то невообразимое. И это действующие чемпионы мира. Я думаю, что у нас, если тратить хотя бы несколько часов в день на тренировки, можно добиться хорошего результата. Не важно – парень ты или девушка, молодой ты или старик. Я могу показать вам видео танцоров, которые приезжали к нам в Астану, им по 50-60 лет, и они танцуют лучше, чем я.

- Судьба свела тебя с хореографом самого Майкла Джексона, человеком-легендой – речь идёт об одном из основателей многих танцевальных стилей, я говорю о Бруно Фальконе. Как это произошло?

- 2014 год - мы с моим другом Арманом Абельдиновым едем на чемпионат Hip Hop International, чтобы представлять Казахстан. Тогда я очень хотел попасть к человеку, которого зовут Бруно Фалькон, его в танцевальном мире знают, как Папин Тако. Он научил Майкла Джексона всему, что тот показывал на своих выступлениях. Знаменитая "лунная походка", те движения, которые Джексон делал на концертах – это все знают и видели миллионы людей. Фалькон - живая легенда в мире танцев. Он занимается с только с теми, кого уже знает, либо с теми, у кого есть какая-то репутация. В 2014 году я очень хотел к нему попасть, но так и не нашёл лазейки. Позже, когда уже переехал в США на учёбу, попал к Бруно Фальконе на занятие. Он посмотрел на меня, расхваливал всю тренировку. Он сказал, что я напоминаю ему немного Майкла (Джексона. – Авт.) именно своей подачей, своей харизмой, своим танцем. У меня тогда вообще дар речи пропал. Хореограф Джексона сказал, что я напоминаю ему Майкла! Это было как раз за неделю до конкурса World of Dance. И я приходил к нему каждый день на занятие, затем улетел обратно в Орландо. Видимо, это и помогло занять тогда первое место.


Алмас Уромбаев и Бруно Фалькон

Алмас Уромбаев и Бруно Фалькон / Фото из личного архива Алмаса Уромбаева

- Ты сказал учителю, что победил?

- К сожалению, нет. Я не думаю, что он знает даже сейчас о моей победе. Просто он человек в возрасте, если не ошибаюсь, ему за 50. Он до сих пор преподаёт, учит лучших. Человек просто не может не вдохновлять, потому что в его возрасте он мог бы давно сказать: "Ребята, танцуйте, занимайтесь, я, наверное, отдохну немного". Нет, он до сих пор вкладывает все свои силы в учеников, до сих пор участвует в развитии молодых танцоров. А я стараюсь не беспокоить его лишний раз. Когда я нахожусь в Лос-Анжелесе, всегда ему звоню, захожу к нему на мастер-классы.

- А ты бы хотел стать такой легендой как Бруно Фалькон?

- Наверное, это моя такая цель, о которой я пока сильно не задумывался. Но мне бы очень хотелось. Потому что если вы посмотрите на танцоров, на основателей стиля паппинг, которым по 50-60 лет, то они не выглядят на свой возраст. Я не знаю почему, но, видимо, есть какая-то магия в танцах. Она сохраняет людей намного моложе, чем они есть на самом деле. Даже когда меня спрашивают, сколько мне лет, и узнают, что будет 24 - не верят.


Майкл Джексон и Бруно Фалькон

Майкл Джексон и Бруно Фалькон / Фото с сайта pinimg.com

- По-твоему, танцы продлевают жизнь?

- Я не знаю, связано ли это с физическими или эмоциональными нагрузками. Танцы - это, в первую очередь, искусство. Оно сохраняет молодость, продлевает как-то жизнь.

- Какие страны сегодня в лидирующей танцевальной пятёрке мира?

- Это очень актуальный вопрос. Потому что скоро будет чемпионат мира, в котором Казахстан впервые в истории примет участие. Называется он Keep on Dancing. Пройдёт он в 2018 году, а национальный отбор в нашей стране стартует в августе этого года. На мой взгляд, в фаворитах сейчас те страны, которые я собрался посетить: Южная Корея и, я думаю, США. Они делят первое место. Затем идут Франция, Япония. Пятое-седьмое место занимают Германия, Китай и, наверное, Россия.

- А какое место Казахстан занимает в мировой табели о рангах?

- Я не знаю, можно ли об этом всерьёз рассуждать, потому что Казахстан не участвовал в чемпионате мира Keep on dancing. Наша страна заявлена первый раз. Я очень заинтересован в том, чтобы мы достойно показали себя на мировой арене. Это большая ответственность, и она лежит на нас, на танцорах. Надо показать организаторам, что они не просто так доверили нам участвовать, и постараться, чтобы казахстанское участие в соревновании стало постоянным.

- У большинства профессиональных танцоров в этой сфере есть сценические имена. У тебя, Алмас, пока такого псевдонима нет, почему?

- Если говорить честно, то такого сценического имени у меня никогда и не было. Было просто – Алмас. Может быть, потому что имя короткое, может, потому, что звучит как драгоценный камень, только с буквой "с" на конце. Последние 2 года я вообще не ищу себе сценического имени. Потому что работать на имя – это большой труд. Сейчас я вкладываю в своё, чтобы позже оно работало на меня. Вкладываться в псевдоним, к примеру, "Разрушитель" или, я не знаю, в какое-то смешное имя или просто необычное слово – это эффективно, пожалуй, только с точки зрения маркетинга. Но это никогда не будет моим собственными именем. А мои имя и фамилия – это показатель для меня: что я не один, что я представляю свою семью, что я представляю всех тех людей, которые в меня верят. Родные очень помогают мне в развитии. Все знают меня как Алмаса Уромбаева из танцевальной школы Skillz, команда Flooridians. Этого более чем достаточно.


Победа в конкурсе World of Dance в 2016 году

Победа в конкурсе World of Dance в 2016 году / Фото из личного архива Алмаса Уромбаева

- Какова твоя главная танцевальная мечта?

- Для меня главная мечта – чтобы танцы перестали быть чем-то вроде развлечения на тоях, танцульками-шмансульками. Потому что это огромное искусство. Если у меня были бы безграничные возможности в плане финансов, то я бы очень многим талантам помог раскрыться. Потому что они как драгоценные ископаемые, которые у нас есть, и это факт. Их просто нужно выкопать, очистить от грязи, огранить - и это будут настоящие бриллианты. В Казахстане невероятное количество одарённых детей, просто огромное. На Западе есть свой стиль, на Востоке – свой. А у нас получается что-то своё, это не похоже на Россию, Корею, Японию, Китай, ни на США, ни на Европу. У нас есть чемпионы мира, победители международных конкурсов. Я думаю, это заслуживает небольшого внимания, заслуживает поддержки. Вот прошла зимняя Универсиада в Алматы, везде по городу реклама, огромные телевизоры, на которых написано: "Поздравляем c серебром, с бронзой, с золотом!" А мы же не хуже… Людям за рубежом очень нравится наш казахстанский стиль. Осталось дело за малым: главное, чтобы свой стиль нравился Казахстану.

- А как же мечта лично для себя? Разве открыть собственную танцевальную студию - это не желание каждого крепкого профессионала?

- Собственная студия – да, было бы просто замечательно. Думаю, что это дало бы мне огромное пространство для того, чтобы учить детей. Возможно, когда-нибудь я смогу её открыть. Там буду преподавать бесплатно и наберу таких же талантливых преподавателей, которых у нас тоже огромное количество. Я бы очень хотел, чтобы была у нас в стране была такая студия, которая заботилась бы не о деньгах, не о заработке, а о развитии танцевальной культуры в Казахстане.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter